Лучшие средства от боли в суставах и остеохондроза

(Проверенно лично нашей редакцией сайта)

1.Пантогор

Пантогор
Гель “Пантогор” - разработка российских ученых, которая успешно лечит заболевания суставов и опорно-двигательного аппарата.
Сам по себе гель эффективно справляется с болью в суставах, снимает воспаление, устраняет отек, восстанавливает подвижность. Такой эффект достигается благодаря уникальной формуле на основе пант алтайского марала
Так же проверенно лично Еленой малышевой.
На сегодняшний момент это лучшее средство..
Подробнее...

2. Крем Здоров

Здоров
В 2016 году, в Научно-исследовательском институте по заболеваниям опорно-двигательного аппарата и костно-мышечной системы успешно закончены клинические испытания третьего поколения - крем-воска ЗДОРОВ®, созданного для борьбы с заболеваниями опорно двигательного аппарата.
Пресс служба института обнародовала следующее: Подробнее...

3. Osteosanum - верните суставам здоровье

Здоров
Osteosanum для суставов - Эффективное средство, разработанное инновационным путем с помощью лучших современных технологий. Osteosanum одобрен и рекомендован к применению ведущими суставными хирургами России для лечения суставных заболеваний и их сезонной профилактики.
Подробнее
 

Простуженная поясница

A- A A+


На главную

К странице книги: Дашкова Полина. Херувим (Том 1).



Глава первая

Вспыхнул белый огонь, но звука не было. Снайпер навинтил глушитель и палил без передышки, наверное, устал, озверел или просто сошел с ума. Он палил в одну точку. Белые сполохи вытягивались в длинные дрожащие тире и плыли медленно, слишком медленно для стрельбы, так бывает только во сне. Следовало проснуться сию минуту, снайпер хоть и сошел с ума, но находился где-то близко.

Сергей попытался продраться сквозь толщу сна, принялся считать огненные тире и, досчитав до семи, понял, что глаза его давно открыты, нет никаких выстрелов, никакого снайпера, есть просто ряд ледяных ровных огней, безопасных и бессмысленных.

Он не чувствовал ни рук, ни ног, у него как будто вообще больше не было тела. Наверное, оно осталось лежать у подножия лысой горы, на окраине села, и его до скелета обглодали одичавшие собаки, которые с начала войны срывались с цепей у брошенных и сожженных домов, сбивались в стаи, нападали на живых и мертвых.

Майор Логинов умер, других вариантов нет и быть не может. Он погиб, и его бессмертная душа движется теперь по узкому длинному туннелю, летит, как пуля внутри ружейного ствола, но только в тысячу раз медленней. Благодать, когда нет никакого тела, ничего не болит, не жжет, не ноет, не чешется. Вот оно, оказывается, как хорошо, тихо и совсем не страшно.

Тишина между тем трескалась на куски, и Сергей стал различать мерный резиновый шорох. Звук этот был связан с движением по туннелю, потом к нему прибавилось далекое невнятное бормотание. Звуки проступали, словно рисунок на переводной картинке. Над головой проплыло еще два длинных ярких тире, и Сергей услышал сладкие ангельские голоса, мужской и женский.

- Держи его пока на глюкозе, следи за давлением и за сердцем,- произнес бодрый баритон с легким кавказским акцентом, - через пару часов отойдет наркоз, дай обезболивающее. Все, Катюша, я пошел обедать. Вечером зайду к нему.

- Я поняла, Гамлет Рубенович, - отозвалось звонкое деловитое сопрано.

- "Поняла-поняла",- проворчал баритон, удаляясь, - смотри, чтобы ему швы как следует обрабатывали и чтобы пролежней не было. Я не каждый день совершаю такие чудеса. Интракортикальная трансплантация - это тебе не вывих вправить.

- Не волнуйтесь, Гамлет Рубенович, все будет нормально!

Длинные лампы продолжали медленно плыть над головой. Потом появилось юное круглое лицо с голубыми глазами, желтой челкой и мелкими веснушками.

- Привет, - сказала девушка и улыбнулась, - как чувствуем себя?

- Ноги... - выдохнул он.

- Не выдумывай, тебе еще не больно, - девушка покачала головой и сделала строгое лицо.

- Нет, - согласился он, - не больно.

- Тогда в чем дело?

- Они есть?

- А как же! - Опять улыбка, во весь рот, мелкие ярко-белые зубки. Интракортикальная трансплантация, по методике доктора Аванесова.

Звучало неясно, но красиво и убедительно.

До него вдруг дошло, что он и правда жив. Он глубоко, жадно втянул ноздрями воздух, Пахло марганцовкой и туалетным мылом. Все было странно и ново, даже собственное дыхание. Тело обретало вес, набухало тяжестью, и где-то в самой глубине, в костном мозге, пробуждалась боль, весело потрескивала, пускала острые искры, играла, дразнила, прикидывалась несерьезной, слабенькой и вполне терпимой.

Он знал наизусть все ее фокусы. Боль жила в ногах, доползала до середины туловища и слабела. Дальше начиналась для нее чужая территория. Дальше все в нем было цело.

Каталка остановилась. Белый коридор кончился ярко освещенным тупиком. Глаза устали от света, веки отяжелели, потолок качнулся и поплыл вверх. Сергей услышал новые голоса уже издали, хотя понимал, что говорят совсем близко, и чувствовал, как его перекладывают с каталки на койку. Он попытался шевельнуться, поднять руку, но тело все еще не слушалось.

- Да не дергайся ты, мне надо капельницу поставить, - произнес знакомый женский голос у самого уха, - ты в госпитале, в реанимации.

- Что со мной было?

- Что было, то прошло. Теперь все нормально.

- Расскажи, - попросил он, едва ворочая языком, - как я сюда попал? Что за госпиталь?

- Ну ладно. - Она присела на стул рядом с койкой. - Разговаривать тебе пока нельзя, но слушать можно. Я буду говорить, а ты постарайся заснуть. Хорошо?

Он прикрыл глаза, соглашаясь.

- Ты был в коме, перенес тяжелую операцию. Самое страшное позади. Ты должен радоваться, как младенец. Тебя собрали по частям, тебя, можно сказать, со стенок соскребли. О том, что удастся сохранить тебе ноги, речи вообще сначала не шло. Некоторые сомневались, сумеешь ли ты выйти из комы. Кстати, ты очень странно в нее ушел. Тебя уже готовили к ампутации, а ты шлеп - и отключился, гуд бай, ребята. Конечно, в таком состоянии нельзя было оперировать. Устроили консилиум. И тут явился его величество доктор Аванесов. Он явился из отпуска, веселый, загорелый, осмотрел тебя и говорит: зачем резать? Новые ведь не вырастут. Знаешь, каким образом ты выразил свое согласие с Гамлетом Рубеновичем? Ты вышел из комы.

Она говорила все тише, все мягче. Речь ее опять стала похожа на ангельскую песню. Он знал, что жив и ноги ему не отрезали. Остальное пока не важно. Впервые за многие месяцы майор Логинов заснул спокойно.



Дождливой мартовской ночью на балкон четвертого этажа высокого кирпичного дома на окраине Москвы вышел совершенно голый молодой человек, закурил и оглядел пустой двор, щедро освещенный фонарями. Среди множества автомобилей, спавших во дворе, сверкал, как драгоценность, его серебристый новенький "Фольксваген"-капля. Автомобиль был куплен всего неделю назад, и детская радость обладания новой игрушкой еще не остыла.

Станиславу Владимировичу Герасимову исполнилось тридцать шесть, но выглядел он лет на десять моложе, а чувствовал себя совершенным мальчишкой. Привычка выбегать ночью на балкон осталась у него с детства. Ему нравилось, проснувшись среди ночи, выскользнуть из-под одеяла, чуть-чуть померзнуть, полюбоваться таинственным ночным пейзажем, вообразить себя на несколько секунд уличным бродягой, круглым сиротой, тут же вспомнить, что все это неправда, и быстренько нырнуть назад, в теплую постель. Потом засыпалось особенно сладко.

Этой ночью, в половине третьего, его разбудил нехороший сон. Ему приснилось, что у него выпадают зубы, один за другим, прямо с корнями, без крови и боли. Он совершенно отчетливо видел, как сплевывает их на ладонь и остаются голые вспухшие десны с нежными лунками. Он проснулся весь потный, минут пять лежал, глядя в потолок, ощупывая языком свои ровные крепкие зубы, и постепенно приходил в себя. Чтобы окончательно успокоиться, он отправился на балкон, прямо так, голышом, поскольку плохо ориентировался в чужой квартире и не мог сразу найти ни халата, ни даже собственных трусов.

Суеверным Стас Герасимов не был и не мучился вопросом, что может значить столь отвратительное сновидение. Ледяной мокрый воздух приятно освежил его, на подоконнике он нашел сигареты, закурил и, перегнувшись через перила, залюбовался своим новеньким автомобилем.

- Классная у меня тачка, - пробормотал он, поеживаясь и ясно, по-детски улыбаясь, - какой идиот сказал, что это женская машина? У моей божьей коровки мощь хорошего "Мерседеса", и все дороги для нее как будто бархатом выстланы. Лапушка, солнышко! - Он послал машине воздушный поцелуй, зевнул, загасил сигарету, хотел уже вернуться в комнату, поскольку замерз, но тут услышал легкие торопливые шаги и приглушенные голоса. Он не мог разобрать слов сквозь шорох дождя. Через минуту в круг фонарного света вошли двое мужчин. Стас разглядел темные трикотажные шапочки, надвинутые низко, до глаз, спортивные шаровары с лампасами, спортивные капроновые куртки. На плече у одного из них болталась небольшая сумка. Они остановились не где-нибудь, а непосредственно у "Фольксвагена"-капли, присели на корточки, заглянули под днище машины.

Угнать этот автомобиль было практически невозможно. Руль запирался противоугонным замком-топориком новейшей системы, сигнализация стояла отличная. К тому же машина была слишком заметной. Таких "капель", да еще серебряных, в Москве пока совсем мало.

"Ну-ну, придурки, валяйте, попробуйте! - злорадно подумал Стас. - Сейчас сработает сигнализация, и вас отсюда сдует..."

Конечно, следовало сразу позвонить в милицию, но азартное детское любопытство приковало его к перилам. Ему было интересно, как они станут взламывать его неприступную машину. Он наблюдал за ними затаив дыхание, и через несколько секунд ему стало жарко. Он понял, что эти двое вовсе и не собирались угонять машину. Один улегся на мокрый асфальт и заполз под днище. Другой сидел рядом на корточках.

Жар сменился ознобом. Стаса затрясло. Он перевесился через перила и открыл рот, чтобы крикнуть: "Эй! Алло, мужики, что за дела!" Но тут сидевший на корточках поднялся, задрал голову, и Стас отпрянул в глубь балкона, не издав ни звука. Когда он опять взглянул вниз, во дворе уже никого не было. Серебряная "капля" стояла себе тихо, словно ничего не произошло. Накрапывал дождик, мирно, уютно мерцал фонарный свет.

"А может, мне приснились эти двое? - подумал Стас.- Может, я сомнамбула? Или лунатик? Впрочем, никакой луны сейчас нет". Он вернулся в комнату и позвонил в милицию. Наряд явился через десять минут, а еще через двадцать подъехала бригада специалистов из ФСБ, которые тут же обнаружили довольно мощное взрывное устройство, прикрепленное к днищу машины.

- Ну что ж, Станислав Владимирович, я вас поздравляю, - сказал молодой улыбчивый следователь ФСБ, - там мощность порядка трехсот грамм тротила.

- Спасибо на добром слове, - усмехнулся Стас.

- Как же вы так плохо разглядели преступников? Вроде бы четвертый этаж, и двор освещен достаточно ярко.

- Я был голый. - Стас нервно рассмеялся.

- Голый? На балконе? Так ведь холодно. Вы морж? - Следователь тоже рассмеялся, но, в отличие от Стаса, радостно и заразительно. - Слушайте, но я не понял, при чем здесь зрение? Вы что, голый хуже видите?

- Нет, я не морж. - Лицо Стаса стало серьезным. - Я, когда мерзну, у меня глаза слезятся. И вообще у меня отвратительная память на лица.

- Жаль, - следователь покачал головой и поцокал языком, - мы бы сейчас по горячим следам составили бы фотороботы. Что, совсем не разглядели их лиц?

- Совсем, - эхом отозвался Стас, - какие-то смутные пятна. Шапки трикотажные.

- Ну, может, что-то броское? Борода, усы?

- Нет. У того, который не влезал под машину, точно не было бороды и усов. А о втором я вообще ничего сказать не могу. Видел только штаны с лампасами и светлые кроссовки. А может, и не кроссовки.

-- Штаны это уже хорошо, - кивнул следователь. - Они хотя бы славяне или кавказцы?

- Кавказцы. - Стас неуверенно пожал плечами. - Судя по штанам. Хотя кто их знает? Наши братки-шестерки тоже обожают шаровары с лампасами. Особенно провинциальные братки. Гастролеры.

- Да. Гастролеры. Одноразовые исполнители, - следователь растянул губы в благостной улыбке, - таких если находят, то мертвыми. Однако в вашем случае шансы увеличиваются, поскольку покушение оказалось неудачным. Чтобы получить свои деньги, ребятки постараются довести дело до конца. Правда, я не исключаю, что их могут заменить другими, более толковыми. В общем, это только начало. Какие-нибудь предположения есть у вас?

Стас Герасимов вскинул на весельчака мутные злые глаза и молча помотал головой.

- А если подумать? -Следователь отхлебнул крепкий кофе, предложенный любезной хозяйкой квартиры, встал и заходил по просторной уютной кухне. Давайте начнем с главного. Кому было известно, что вы собираетесь ночевать по этому адресу? - Он перевел взгляд с Герасимова на хозяйку, маленькую белокурую женщину лет тридцати с кукольным личиком и грудью невероятных размеров. Она стояла у окна и курила, часто моргая, то ли от дыма, то ли от нервов.

Следователю уже было известно, что Качерян Галина Николаевна семидесятого года рождения замужем, прописана здесь вместе с мужем и ребенком восьми лет. Муж в командировке, ребенок у бабушки.

- Никто знать не мог! - Голос у нее был необыкновенно высокий, резкий. Говорила она с пулеметной скоростью и, единожды начав, не умела установиться. Я хочу сказать, совершенно никто, ни единая душа, потому что мы сами понятия не имели, что он останется, но так получилось, просто он заехал ко мне вечером навестить, дело в том, что я болею, у меня простуда, горло болит, я поэтому сына отправила к маме, мало ли, вдруг инфекция? Температуры пока нет, но обязательно поднимется, я хочу сказать, меня продуло на работе, там у нас постоянно окна открыты, все курят, приходится проветривать, я сама тоже курю, но невозможно без конца открывать окна, особенно при такой сырости, ведь получается сквозняк, вот, меня просквозило, заболело горло, а Стасик привез мне лекарства, просто, по-дружески, понимаете? Фурацилин, шалфей, чтобы я полоскала горло, вот, смотрите! - Она поспешно шагнула к буфету, встала на цыпочки, достала с полки зеленый фирменный пакет "Сеть аптек 36 и 6". Судя по тому, что он был не распакован, горло простуженная хозяйка так и не прополоскала.

- Погодите, - поморщился следователь, отстраняя пакет, - давно вы знакомы?

- Давно, очень давно, с самого детства. Моя бабушка была его няней, у него родители очень хорошие люди, Владимир Марленович в органах служил, сейчас на пенсии, генерал. Наталья Марковна добрейшая женщина. Вы не представляете, какая это семья. У нас со Стасиком с самого детства теплые родственные отношения. Пожалуйста, не надо сообщать моему мужу! То есть, я хочу сказать, если он узнает, что Стасик просто заехал ко мне, в этом совершенно ничего страшного нет, потому что со Стасиком они в принципе знакомы. Стасик взял моего Рубена на работу к себе на фирму, Рубен художник, а фирма Стаса занимается рекламным дизайном... Пожалуйста, очень вас прошу, у меня ребенок, вы не могли бы как-нибудь замять?

- Что? - опомнился следователь, загипнотизированный звонким потоком ее речи.-Замять покушение на убийство?

-Нет! - испугалась Галочка.- Нет, конечно, не покушение, но хотя бы время. Вы можете сказать моему мужу, будто все произошло не в три часа ночи, а, например, в десять вечера?

- Галочка, будь добра, успокойся,- простонал Герасимов.

Но успокоиться она уже не могла, до нее дошло наконец, что случилось и чем это угрожает ей лично. Следователь пожалел ее от души, но помочь не мог при всем желании. Как только появится ее армянский Отелло, придется его очень подробно допросить.

- Рубенчик убьет меня, если узнает! Я как чувствовала, говорила тебе: уезжай, а ты... Товарищ... господин следователь, я хочу сказать, вы даже не представляете, какой у меня ревнивый муж! Вот если кто-нибудь на меня посмотрит, ну просто как на интересную женщину, мой Рубен аж вспыхивает весь, я хочу сказать...

- Зачем было так рисковать, если муж ревнивый? - светло улыбнулся следователь и обратился к Герасимову:- Кстати, а в котором часу вы на самом деле приехали?

- Около двенадцати, - буркнул тот и вытянул сигарету из пачки.

- Предварительно созванивались? - Следователь вежливо щелкнул зажигалкой, давая ему прикурить.

- Да, я звонил ей, но этого никто не мог слышать. Я звонил по мобильному из машины около семи.

- Значит, кто-то за вами следил, - удовлетворенно кивнул следователь, вас кто-то заказал. Нет у вас никаких предположений на этот счет? Кому вы мешали жить? - Он опять одарил Стаса своей лучезарной улыбкой.

Красивое правильное лицо Стаса Герасимова застыло. Из открытого рта валил дым, светло-серые прозрачные глаза уперлись следователю в лоб, так, словно там было написано имя заказчика. На самом деле Стас не видел перед собой в этот момент совершенно ничего.

- Да что вы такое говорите! - Галочка испуганно всплеснула руками. - Зачем пугаете человека? У Стасика просто не может быть врагов, он такой добрый, обаятельный, его все любят, я хочу сказать, может, произошла ошибка, они его с кем-нибудь перепутали?

Ни следователь, ни Стас никак не отреагировали на это ее предположение. Она замолчала, переводя испуганные голубые глаза с одного на другого, и поспешно подвинула пепельницу Стасу, заметив, что столбик пепла грозит сорваться на кружевную клеенку. Наконец, опомнившись, Стас резко поднялся и произнес механическим голосом:

- Извините, мне пора домой. Если возникнут вопросы, у вас есть все мои телефоны, домашний, мобильный и служебный. Всего доброго. - Он направился в прихожую, на ходу заправляя мятую рубашку в брюки.

- Погодите, Станислав Владимирович, мы только начали разговор, - громко и удивленно произнес следователь, - пожалуйста, постарайтесь вспомнить, были какие-нибудь угрозы? Может, у вас произошел конфликт с кем-то? Поймите, это важно!

- Я плохо себя чувствую, - ответил Стас и, не оборачиваясь, поднял руки, как будто сдавался, - голова болит, понимаете ли, мне надо побыть одному.

- Инфекция! - воскликнула Галочка. - Надо температуру померить, у меня тоже все началось с головной боли, а потом уж горло. Стасик, миленький, подожди!

Но он уже сунул ноги в ботинки, руки в рукава кожаной куртки и через секунду несильное хлопнул входной дверью. Щелкнул английский замок. Следователь уткнулся в протокол и поспешно, нервно писал. В кухне минуты три стояла глубокая тишина, было слышно, как шлепаются капли в раковину. Галочка подошла и принялась закручивать кран, краснея от усилий. Но вода продолжала капать.

- Надо вызвать сантехника, иначе будете потоп рано или поздно. Сток забьется и будете потоп. - Она упала на табуретку напротив следователя, достала сигарету, и когда он, оторвавшись от протокола, щелкнул для нее зажигалкой, она поймала его взгляд и прошептала странно тихо. - Сделайте что-нибудь, приставьте к нему охрану, найдите заказчика. Если его убьют, я умру.

Глава вторая

Будильник щебетал, словно живая птичка, которой прищемили хвост. Юлия Николаевна Тихорецкая, не открывая глаз, принялась шарить по тумбочке, чтобы заткнуть несчастного пискуна, и нечаянно сшибла его на пол. Он жалобно звякнул и затих.

Юлия Николаевна перевернулась на другой бок, укрылась с головой одеялом и решила, что можно еще минут десять просто поваляться в постели, не спать, а так, подремать с открытыми глазами, но провалилась в сон и вскочила только в восемь, когда во дворе под окнами загремел мусоровоз.

В соседней комнате спала ее четырнадцатилетняя дочь Шура. Юлия Николаевна кинулась ее будить, и обе заметались по квартире в дикой спешке, рявкая друг на друга. У Шуры первым уроком была алгебра, самый нелюбимый предмет, и отношения с учительницей математики по прозвищу Гюрза оставляли желать лучшего.

- Вот увидишь, она потащит меня к директору, если я опоздаю, - хныкала Шура, прыгая на одной ноге и никак не попадая в штанину.

- Ты не опоздаешь, - Юлия Николаевна помогла ей натянуть джинсы, - сейчас только десять минут девятого.

- А если мы застрянем в пробке? И вообще, мамочка, я не пожарник, мне надо спокойно позавтракать, причесаться, привести себя в порядок. Смотри, какая я страшная, отечная. Можно я сегодня прогуляю? У меня послезавтра контрошка по физике, я буду целый день сидеть, готовиться, ну пожалуйста, мамочка, я в кухонных шкафах наконец разберусь, приведу в порядок дом, а то мы с тобой грязью заросли.

Юлия Николаевна кинула Шуре в рюкзачок банан и яблоко, надела пальто и сняла с вешалки Шурину куртку.

- Все. Хватит ныть. Поехали.

- Мамочка, ну ты что? Гюрза меня обязательно вызовет, и будет пара. - Шура шмыгнула носом и заплакала так выразительно, что сердце Юлии Николаевны сжалось, однако она решительно потащила дочь за руку к машине, подвезла к школе за три минуты до звонка, зареванную, надутую, и даже не поцеловала на прощанье, рванула по переулку на недозволенной скорости, поскольку спешила на работу.

Юлия Николаевна работала хирургом-косметологом в крупной частной клинике эстетической хирургии.

Езды до клиники оставалось минут семь, не больше, но по закону подлости на проспекте Мира она застряла в пробке, занервничала и тут же принялась пилить себя за то, что не разрешила Шуре остаться дома. После такого сумасшедшего утра, да еще на голодный желудок, Шура не сумеет сосредоточиться на первом уроке, и если Гюрза ее вызовет к доске, то будет пара в журнале. Юлия Николаевна никогда в жизни не ругала своего ребенка за двойки, но Шура сама расстраивалась до слез.

Пробка рассосалась довольно скоро. Юлия Николаевна не опоздала, но пришлось расстаться с надеждой на чашку кофе, бутерброд и сигарету до начала приема.

"Конечно, Гюрза ее вызовет! - с раздражением думала Юлия Николаевна, паркуя свою вишневую "Шкоду" на стоянке перед клиникой, - сегодня все будет происходить по закону подлости. После такого нервозного дурацкого утра ничего хорошего случиться не может. Вот, пожалуйста, уже началось!"

"Шкода" поцеловала бампер новенького белоснежного "Форда", который принадлежал главному врачу клиники, Петру Аркадьевичу Мамонову. Юлия Николаевна вышла из машины, убедилась, что никто не пострадал, однако представила, сколько желчи выльется на нее вечером, когда Петр Аркадьевич увидит интимную близость двух бамперов. Но никакой другой дырки для парковки не было, да и времени совсем не осталось. Юлия Николаевна махнула рукой и побежала к подъезду.

На просторном крыльце перед стеклянными дверьми ей преградила дорогу высокая, прямая дама лет сорока в распахнутом бежевом пальто, с безупречной прической и макияжем.

- Простите, вы доктор Тихорецкая?

- Да, я вас слушаю.

- Здравствуйте, Юлия Николаевна, - лицо дамы расплылось в голливудской улыбке, - очень приятно познакомиться. Меня зовут Нина Федоровна. Это моя дочь, Светлана. Мы от Валерии Евгеньевны.

Дочке было не больше восемнадцати. Она сильно сутулилась и потому казалась ниже мамы на голову, хотя была одного с ней роста. Пепельные прямые волосы падали на лицо. Ветхие голубые джинсы висели мешком, сверху болталась черная мужская куртка из плащовки.

- Простите. - Юля мягко отстранила даму, стеклянные двери разъехались. Кивнув охранникам, она побежала через фойе к лестнице, но бежевая дама вновь возникла у нее на пути.

- Валерия Евгеньевна удивительно точно вас описала. Она сказала, что вы высокая интересная шатенка с короткой стрижкой. Я узнала вас сразу, как только вы вышли из машины.

Юля могла поклясться, что не знает никакой Валерии Евгеньевны. Но бежевая дама, словно прочитав ее мысли, тут же сообщила:

- Валерия Евгеньевна год назад делала у вас подтяжку лица, получилось необыкновенно удачно. Я раньше не верила, что в нашей стране, при нашей отвратительной медицине, такое возможно, пока не убедилась собственными глазами. Валерия Евгеньевна помолодела лет на двадцать, и никаких рубцов, отеков, а главное, никаких отрицательных эмоций от самой операции.

- Я очень рада, - Юля прибавила скорость, понеслась по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Ей все-таки обязательно надо было перед началом приема глотнуть кофе и что-нибудь съесть, иначе через полчаса начнет урчать в животе так громко, что это будет слышно посетителям.

- Вы меня ради Бога извините, Юлия Николаевна. - Дама обогнала ее и прошептала с легкой одышкой. - Не могли бы вы уделить нам несколько минут?

- Я бы с удовольствием, но у меня прием, я очень спешу. У вас что-то срочное?

- А мы как раз к вам на прием! - радостно сообщила дама.

- Ну тогда подождали бы в холле у кабинета. Там удобней, чем на улице.

- Видите ли, хотелось бы сначала поговорить с вами в неофициальной обстановке, у нас особый случай, Валерия Евгеньевна очень вас рекомендовала, она сказала, вы не только великолепный врач, но и тонкий, тактичный человек, что в наше время встречается редко.

Они успели подняться на третий этаж и добежать до кабинета.

- Подождите, пожалуйста, здесь. - Юля кивнула на ряд мягких кожаных кресел в холле. Там уже сидели четыре женщины разного возраста и полный молодой человек в черном костюме.

Юля скрылась за дверью, и до нее донесся резкий голос бежевой дамы:

- В двадцать седьмой мы первые, мы записаны на девять.

В кабинете пахло кофе. На столе стояла дымящаяся чашка, рядом на тарелке лежал бутерброд с сыром. Молоденькая медсестра Вика красила ресницы перед зеркалом. Осталось всего пять минут. Главный врач Петр Аркадьевич был фанатиком точности. Он строго следил, чтобы прием начинался минута в минуту. Ровно в девять над дверьми всех кабинетов автоматически вспыхивали таблички "входите, пожалуйста!"  Юля едва успела надеть халат, запихнуть в рот бутерброд, залпом выпить кофе.

Мама с дочкой вошли без стука. Перед Юлей лежала карточка, на которой было написано: "Василькова Светлана Игоревна, 1983 года рождения".

- Ну что, Светлана Игоревна, какие проблемы? - Юля ласково улыбнулась девочке. Та сидела на краешке стула, низко опустив голову и занавесившись волосами.

- Она считает, что у нее большой нос, - решительно заявила Василькова-старшая и откинула волосы с лица дочери, - еще ей кажется, что у нее слишком широкие скулы, маленькие глаза, рот неправильной формы.

Василькова-младшая тряхнула головой и опять спрятала лицо. Юля никак не могла ее толком разглядеть.

- И еще ей кажется, будто она толстая. Голодает неделями, а если что-нибудь съест, то потом два пальца в рот и все назад, даже самые вкусные и дорогие деликатесы.

- Сколько вы весите? - спросила Юлия Николаевна у девочки.

- Пятьдесят три килограмма, при росте сто семьдесят пять, - ответила за нее мать.

- Милая, да у вас дистрофия, - подала голос медсестра Вика.

- Норма для моделей не больше пятидесяти, при росте сто восемьдесят, проворчала девочка, ни на кого не глядя.

- Бред, - покачала головой Юлия Николаевна, - вредный, опасный бред. При такой худобе нарушается обмен веществ, прекращаются месячные, выпадают волосы и зубы, может начаться язва желудка и фурункулез.

- Где это вы видели беззубую, лысую и прыщавую модель?-подхватила Вика.

- Вот, ты поняла? Мне не веришь, так послушай медиков, профессионалов! - воскликнула мать. - Ее качает от ветра, а она требует, чтобы ей хирургическим способом убрали лишний жир.

- Так, ну ладно. Посмотрим, что там у нас с носом. - Юля встала и подошла к девочке. - Будьте добры, повернитесь к свету и голову повыше, пожалуйста.

Юля увидела наконец лицо этой несчастной.

Как она и предполагала, лицо оказалось гармоничным и прелестным. Если бы не болезненная худоба, сутулость и затравленное выражение глаз, девочка была бы настоящей красавицей.

- Ну и что вы хотите изменить?

- Все, - еле слышно прошептала Света Василькова и судорожно сглотнула.

- Почему, можете объяснить?

- Потому что я урод.

- Вам кто-то сказал об этом или вы сами так решили?

- Ничего не надо говорить и решать. Все видно, - пробормотала девочка и сгорбилась еще сильнее. Голова совсем ушла в плечи.

- Встаньте, пожалуйста. - Юля подвела ее к зеркалу, убрала ей волосы с лица и легонько стукнула по спине ладонью. - Прямей, прямей держитесь. Голову выше. Вы знаете, что у вас идеальные черты лица? Когда ко мне приходят менять форму носа, в девяти случаях из десяти хотят именно такую, как у вас. И все остальное, тоже. Вы очень красивая девушка, у вас нет никаких причин... - Юлия Николаевна запнулась, потому что вдруг увидела в зеркале лицо Светы. Оно действительно казалось жалким и уродливым несмотря на правильность черт. Зеркало было нормальным, не кривым, но девочка глядела на себя с такой тоской и ненавистью, что отражение чудовищно искажалось.

- Ладно, - тяжело вздохнула Юля, - подождите, пожалуйста, в коридоре. Мне нужно поговорить с вашей мамой.

Когда дверь за девочкой закрылась, мать подлетела к Юле и, схватив за руку, зашептала в лицо, обдавая запахом дорогих духов:

- Это совершенно бесполезно, доктор. Говорить можно что угодно. Она не слышит. Надо что-то делать, но я не знаю что. Я страшно устала. Светочка у меня единственный ребенок.

- Да вам к психиатру надо, - флегматично заметила медсестра.

- Были, - всхлипнула дама, - у психиатров, у психологов, у двух экстрасенсов. К гипнотизеру ходили и даже к колдунье. Ничего не помогает. Умоляю вас, положите ее на операцию, измените в ее внешности что угодно, нос, глаза, губы, срежьте там что-нибудь на талии и на бедрах, лишь бы она успокоилась и стала нормально питаться. Я готова заплатить любые деньги.

- Вы знаете ее подруг? - мрачно поинтересовалась Юля.

- А при чем здесь подруги? - дама громко высморкалась.

- У девочек такие проблемы чаще всего возникают из-за подруг, которые умеют и любят говорить всякие гадости про большой нос, маленькие глаза, лишний вес. Ваша Света, вероятно, человек внушаемый.

- Ой, не знаю, не знаю, - помотала головой Василькова, - надо что-то делать, это же кошмар какой-то!

- А может, у нее несчастная любовь? - предположила медсестра.

- Нет никакой любви! Она от молодых людей шарахается как от чумы. Если кто-то проявляет внимание, ей кажется, будто это розыгрыш, издевательство. Юлия Николаевна, миленькая, очень вас прошу, сделайте ей операцию.

- Вашей дочери операция не нужна, - Юля чувствовала, что теряет терпение, - не знаю, с какими специалистами вы консультировались и что они вам сказали, но вашей девочке необходима психологическая, а возможно, и психиатрическая помощь.

- Моя дочь не сумасшедшая! - крикнула Василькова. - Вы хотите, чтобы ее на всю жизнь заклеймили чудовищным диагнозом? Вы хотите, чтобы ее закололи всякой психотропной гадостью, которая хуже наркотиков?! - Она опять подскочила к столу, оперлась на него руками и нависла над Юлей. - Вам что, деньги не нужны? Я оплачу операцию, и вы обязаны ее сделать!

Дверь распахнулась, на пороге стояла Света.

- Мама, прекрати! - крикнула она высоким, срывающимся голосом. - Доктор, простите ее, мы сейчас уйдем. - Она подбежала к столу и, схватив мать за локоть, потащила прочь. Та продолжала кричать, но из кабинета все-таки вышла, шарахнув дверью.

- Сумасшедший дом, - покачала головой медсестра.

Юля молча кивнула. Ей хотелось покурить и посидеть в тишине минут пять, но дверь открылась. Высокий полный молодой человек в черном костюме вошел и застыл на пороге.

- Присаживайтесь. Я вас слушаю. - Юлия Николаевна скользнула взглядом по его округлому чистому лицу и решила, что скорее всего он хочет изменить форму носа. Нос был длинный, острый, хищный и здорово портил вполне приятную внешность своего хозяина. Тревожно оглядевшись, молодой человек присел на краешек стула, низко опустил голову и принялся теребить пуговицу на пиджаке.

- Я вас слушаю, - повторила Юля.

- Вы сначала посмотрите, доктор, - произнес он хриплым шепотом, не поднимая головы.

- Хорошо, - кивнула Юля, - давайте посмотрю. Только скажите, что именно?

Молодой человек вскочил, быстро подошел к двери, приоткрыл ее, выглянул в коридор и тут же захлопнул.

- Сюда никто не войдет?

- Нет. Не волнуйтесь, - успокоила его медсестра.

Молодой человек шагнул к столу, снял пиджак и, задрав рубашку, повернулся к Юле спиной.

"Он хочет убрать жировые отложения", - догадалась Юля, однако вслух ничего не сказала, потому что пациент сам должен сформулировать свою проблему.

- Ну? - спросил молодой человек, не поворачиваясь. - Вы видите этот ужас?

- Пока я никакого ужаса не вижу. Будьте добры, объясните, что вас беспокоит.

- Волосы! - жалобно, тонко выкрикнул он. - Посмотрите внимательно. У вас есть лупа?

Спина его действительно была покрыта довольно густой рыжей растительностью.

- Лупа ни к чему. Оденьтесь, пожалуйста, - строго сказала Юля, - волосы на теле у мужчины - это нормально, в этом ничего ужасного нет. Но если вас беспокоит растительность на спине, вам нужно спуститься на второй этаж, там принимают косметологи, они вам предложат несколько способов избавления от нежелательных волос. А я хирург и занимаюсь совсем другими вещами.

- Я знаю все эти способы. Но у меня особый случай. Мне нужен именно хирург.

- Хорошо, чего же вы хотите от хирурга?

- Возьмите лупу, доктор, - повторил он, не шевельнувшись, - вы посмотрите и сами все поймете.

- Викуша, дай, пожалуйста, лупу, - Юля принялась добросовестно разглядывать рыжие заросли на спине пациента. Мало ли, вдруг у него там какая-нибудь зудящая сыпь, которая не дает покоя и сводит с ума?

- Ну теперь вы поняли? - спросил молодой человек.

- Честно говоря, не совсем. - Юля отложила лупу. Никакой сыпи не было.

- Неужели вы не видите, как они шевелятся? - прошептал он, опуская рубашку и поворачиваясь к Юле лицом. - О, я вполне допускаю, что они могли затаиться. Знаете, они это умеют. Притворяются тихими, безобидными, но стоит расслабиться, и они начинают свою работу. Их тысячи, десятки тысяч, и каждый из них представляет собой высокочувствительную антенну. Через них идут сигналы с секретной базы ЦРУ. На мой организм оказывается воздействие. Теперь вы поняли, что их необходимо удалить совсем, под корень?

- Да, я понимаю, - смиренно кивнула Юля, - но косметологи вполне могут справиться с этой задачей. Существует электроэпиляция, при которой уничтожается луковица, есть новые лазерные методы.

- Мне необходима пересадка кожи, - взвизгнул молодой человек и легко, как мячик, подпрыгнул на волне собственного визга, - не поможет ни лазер, ни электричество. Только пересадка кожи.

- Не получится, - Юля невозмутимо покачала головой, - слишком большая площадь. Для того чтобы пересадить, надо взять лоскут кожи с другой части тела.

- Не надо никакой кожи, - молодой человек радостно улыбнулся, - вы просто срежьте, и пусть оно само как-нибудь заживет.

- Хорошо, - кивнула Юля, - но сначала вы должны сдать все анализы и обойти специалистов.

- Каких именно специалистов? - улыбка сменилась озабоченным выражением.

- Эндокринолога, кардиолога, аллерголога, психиатра, - строго отчеканила Юля.

- Но у вас частная коммерческая клиника!- рассердился молодой человек.Зачем это нужно?

- Таков порядок. Без этого я не могу вас положить на операцию. Виктория Сергеевна, пожалуйста, выпишите направления, - обратилась она к сестре, которая сидела зажав рот ладонью. Глаза ее были мокрыми, и уже потекла тушь. Юля слегка нахмурилась и посмотрела на молодого человека. - Будьте добры, подождите в коридоре. Мне нужно принять следующего больного.

Вопреки опасениям, молодой человек покинул кабинет вполне спокойно. Как только дверь за ним закрылась, Вика прыснула. Щеки ее стали черными от туши, она чуть не падала со стула, и смех ее наверняка был слышен в коридоре.

- Еще не известно, кто сумасшедший, он или ты, - проворчала Юлия Николаевна, подошла к холодильнику, достала бутылку минералки, налила полный стакан и протянула Вике, - пей маленькими глотками.

- Не могу, Юлия Николаевна, не могу... Ой, мамочки... Вы знаете, кто у нас следующий? Протопопова! Я не выдержу, честное слово. - Надо же, а я ее не заметила в коридоре.

- Тогда тем более успокойся.

Алле Ивановне Протопоповой недавно исполнилось семьдесят пять. Она перенесла дюжину пластических операций и хотела еще. Ее сын был банкиром, и с оплатой проблем не возникало. В очередном телесериале ей нравились подбородок и нос какой-нибудь пылкой мексиканки, она совала врачам фотографии и требовала, чтобы ей срочно сделали такие же плюс очередную подтяжку, потому что "вот тут появилась морщинка". Лицо ее давно стало похоже на маску без признаков жизни и возраста. Получив отказ, она впадала в ярость, писала жалобы в Минздрав, в МВД, в налоговую инспекцию.

- Юлия Николаевна, вы замечали, что психи никогда не приходят в одиночку? Косяком идут, чтобы мало не показалось. Вроде работаешь с нормальными больными, забываешь о психах, расслабляешься, а тут - оба-на, в один день трое подряд. Может, на них луна действует? Или магнитные бури? - Вика икнула, громко высморкалась и принялась стирать разводы туши.

В этот момент в кабинет вплыла старуха Протопопова. В руках у нее был толстый модный журнал в глянцевой обложке, из него торчали белые закладки, и Юлии Николаевне пришлось разглядывать носы, подбородки, губы и глаза фотомоделей, потом долго терпеливо объяснять, что Протопоповой больше нельзя делать никаких пластических операций. Старуха выплеснула на нее обычную порцию брани и угроз, Юлия Николаевна вяло парировала и, когда за Протопоповой закрылась дверь, почувствовала такую усталость, словно разгрузила целый грузовой состав в одиночку на сорокаградусной жаре.

Потом были еще две дамы, к счастью, вполне нормальные. Одна хотела убрать морщины со лба, другой требовалась пластика век.

Прием закончился. Юлия Николаевна поела в кафе напротив клиники, позвонила домой Шуре и узнала, что Гюрза ее не вызывала и день в школе прошел вполне сносно.

- У меня тоже вполне, - сказала она Шуре и пообещала, что сегодня придет пораньше. Ей действительно осталось осмотреть в стационаре своих прооперированных пациентов, и можно было спокойно отправляться домой.

Однако через пять минут после разговора дочкой ее вызвал главный врач.

"Интересно, кто нажаловался? Мамаша Василькова? Нет, вряд ли. Скорее всего, опять Протопопова", - думала Юля по дороге к его кабинету.

Петр Аркадьевич Мамонов пил чай и жевал печенье.

- Мне нужно с вами посоветоваться. Тут у меня одна больная... - Он поперхнулся, закашлялся, Юля обошла стол, похлопала его по спине и продолжила его фразу:

-...жалуется, что доктор Тихорецкая отказывается ее оперировать?

Мамонов справился с кашлем, вытер потный лоб бумажным платком, откинувшись на спинку кресла, уставился на Юлю маленькими грустными глазами.

- А кому вы сегодня отказали, доктор Тихорецкая?

- Мадам Протопоповой, - с широкой улыбкой сообщила Юля, - и еще двоим. Один требовал срезать кожу со спины, чтобы кардинально удалить волосы, поскольку каждый волосок представляет собой сверхчувствительную антенну, принимающую сигналы с секретной базы ЦРУ.

- Это чудесно, - кивнул Мамонов без всякой улыбки, - а кто же третий?

- Мама привела дочку семнадцати лет. У девочки булимия, анорексия, дистрофия, депрессия, она кажется себе уродом, хотя на самом деле красавица. Они хотят просто операцию. Какую-нибудь.

- А, ну-ну, - равнодушно кивнул Мамонов, поднялся, вышел из-за стола и подхватил Юлю под руку, - пойдемте, я покажу вам мою больную. Довольно популярная эстрадная певица, Анжела. Можно сказать, звезда. Слышали? Нет? Ну не важно. Фамилия ее Болдянко. Ей двадцать два года. Месяц назад ее страшно избили, изуродовали лицо. Там переломано все, что можно сломать. С ней работали в Институте челюстно-лицевой хирургии. Работали честно, но грубо. Все жизненно важные функции восстановлены, а лица пока что нет. Четверо хирургов-косметологов от нее уже отказались.

Они вошли в соседний кабинет. Там на банкетке сидело маленькое бесполое существо. Обритая голова была низко опущена и болталась на тонкой шейке, как у сломанной куклы.

- Вот, Анжела, познакомься, это наш лучший хирург, Юлия Николаевна Тихорецкая.

Существо медленно подняло голову. Лица действительно не было. Юля увидела перекошенную, покрытую выпуклыми рубцами маску. Мимические мышцы застыли в утрированном страдальческом выражении, это была злая карикатура на страдание, мертвый слепок с грубой театральной гримасы. И только глаза оставались живыми. Они глядели на Юлю не моргая. В них были отчаяние, безнадега, надежда, все сразу.

На светящемся экране темнело множество рентгеновских снимков, на столе лежала толстая папка медицинских документов.

- Ну что, давайте посмотрим,-бодрым голосом произнесла Юля, пододвинула стул и, осторожно прикоснувшись к маске, повернула ее к яркому свету.



Майор Сергей Логинов проснулся от знакомой, родной боли, она уже не шутила, не пускала тонкие искры иголочки. Она быстро, по-хозяйски заполнила нижнюю часть тела, от ступней до поясницы, набухла и пульсировала в каждой клетке. Пришла медсестра Катя, поменяла капельницу, вколола обезболивающие.

- Да, кстати, я тебя поздравляю с днем рождения! - выпалила она и засмеялась.

- Разве сегодня пятое января? - удивился он.

- Нет. Сегодня второе февраля 1999 года. Запомни дату. Вчера ты родился во второй раз, с чем тебя и поздравляю. У нас тут, конечно, не роддом, однако новорожденные иногда появляются. Ты, например.

Она рассказала, что госпиталь находится под Москвой, ближайший населенный пункт - город Талдом Московской области. Доставили его сюда в бессознательном состоянии с тяжелой формой дистрофии, и ноги его представляли собой фарш, истыканный обломками костей.

Ему показалось, она нарочно так много говорит, чтобы он не задавал лишних вопросов.

- И еще у тебя был педикулез. Вши. Ну и чесотка, само собой. Ты был как бомж. А тощий, Господи! Тебя можно было спокойно выставлять в качестве учебного пособия по анатомии. Пузо к позвоночнику прилипло, ребра как стиральная доска. А в довершение всех безобразий у тебя было ОРЗ. Острое респираторное заболевание, в очень тяжелой форме. Температура тридцать восемь и пять.

Он продиктовал Кате телефон своей мамы и попросил позвонить в Москву. В ответ она молча кивнула. А когда он спросил на следующий день, позвонила ли, она, не глядя ему в глаза, ответила, что пыталась, но там никто не подходит.

- Тогда отправь телеграмму. Я продиктую адрес.

- Какие телеграммы, Бог с тобой! Здесь лес кругом. - Она покраснела, и лицо ее сморщилось в мучительно-фальшивой улыбке. - Ближайшее почтовое отделение в Талдоме, в пятидесяти километрах.

- Совсем не умеешь врать, - прошептал он еле слышно.

- Что? - вспыхнула Катя.

- Ничего... В пятидесяти километрах, говоришь? Но ведь не пустыня.

- Не пустыня. Секретный объект, - Катя надулась и отвернулась.

- Ладно, не обижайся. Я понял. Но ты не живешь здесь круглый год, хоть иногда ездишь в Талдом, и в Москву.

- Только в отпуск. Сейчас февраль, а отпуск у меня в августе.

- Катюша, ну помоги мне, пожалуйста, у тебя ведь тоже мама есть. - Он попытался взять ее за руку, но она резко поднялась и вышла.

А через десять минут явился Аванесов, ни слова не говоря осмотрел его ноги, потом поднял пижамную куртку, стал слушать, долго сосредоточенно водил холодным фонендоскопом по груди, хмурился, бормотал себе под нос: "Хорошо, хорошо". Снял фонендоскоп, поправил одеяло и сердито произнес:

- Зачем к девчонке с дурацкими вопросами пристаешь? Не может она твоей маме позвонить. Не имеет права, понимаешь?

- Нет.

- А куда ты попал, тоже не понимаешь?

- Нет.

- Ну ладно. Чтобы больше не было проблем, запомни. Это госпиталь при учебно-реабилитационном центре Федеральной службы безопасности. Сверх-секретный объект. Мы не имеем права никому сообщать о наших раненых.

- Почему ФСБ? - процедил он сквозь зубы, не надеясь услышать ответа.

- Так получилось. Тебя наш спецназ подобрал. Загрузили в военный самолет, уже в фольге, как труп. Ну потом, при посадке, то ли тряхнуло тебя, то ли подействовал перепад давления, но ты застонал, зашуршал, в общем, везли покойника, привезли живого. - Аванесов хохотнул, подмигнул- Воспоминание об ожившем покойнике его развеселило. Сергей готов бы повеселиться вместе, с ним, но быстро, на одном дыхании спросил:

- Моя мать знает, что я жив?

- Пока нет, - помотал головой Аванесов, - ей пришло официальное сообщение, что ты пропал без вести. Но ты не забывай, мать такие вещи сердцем чувствует. Не бойся, не похоронила она тебя, точно не похоронила. Столько времени ждала, подождет еще немного. Так надо. Почему, зачем, понятия не имею. Одно могу сказать: что ты жив, не знает вообще никто. Лежи и не рыпайся, отдыхай, глупый ты человек, радуйся, что дышишь, что ходить будешь и даже бегать, а вопросов больше не задавай, понял?

- Нет.

- Ну тогда просто прими на веру. Считай, это приказ. Ты кто? Майор, да? А я полковник медицинской службы. Вот я тебе приказываю радоваться жизни и не задавать вопросов, даже о маме. Все. Прости, дорогой. Потерпи немного.

Глава третья

Внеочередное заседание совета директоров коммерческого банка "Прометей" проходило не в конференц-зале, как обычно, а в уютном просторном кабинете председателя. Собралась верхушка совета, всего тринадцать человек. Следовало обсудить стратегию банка в свете последних, совершенно неожиданных событий. Сразу пятеро крупных государственных чиновников, которые являлись почетными клиентами и покровителями банка, оказывали ему множество законных и незаконных услуг, слетели со своих постов. Слетели почти одновременно, но по-разному. Трое подали в отставку, а на двоих были заведены уголовные дела по статьям о взяточничестве и превышении служебных полномочий.

Председатель, Владимир Марленович Герасимов, высокий лысый толстяк с нездоровым отечным лицом, говорил взволнованно, отрывисто, с хриплой одышкой:

- Мы все взрослые люди и понимаем, что вопрос о взятках в данной ситуации даже не вторичен. Он стоит на десятом месте. Сейчас главное, во всяком случае для нас с вами, это грядущее кардинальное обновление среднего руководящего звена и слияние департамента лицензирования банковской и аудиторской деятельности с департаментом контроля за деятельностью кредитных организаций на фондовых рынках. В связи с этим мы обязаны прямо здесь и сейчас разработать не только тактику, но и стратегию...

Секретарша бесшумно вкатила сервировочный столик, заполненный чайными и кофейными чашками. При ее появлении повисла напряженная пауза, собравшиеся принялись помешивать сахар, прихлебывать, не глядя друг на друга. Владимир Марленович не притронулся к своему кофе. Он сидел понурившись, вертел в толстых пальцах антикварную паркеровскую ручку и не мог оторвать глаз от красивой дорогой вещицы, с которой никогда не расставался. Два дня назад он собственноручно разобрал ее и почистил серебряный корпус специальным составом. Но серебро опять почернело.

- Повторяю, - произнес он, кашлянув, - не только тактику, но и стратегию, долгосрочную безошибочную программу действий... -и одышка усилилась, лицо побагровело. Он несколько раз судорожно сглотнул и почувствовал необычный, неприятный вкус во рту. - Слияние департаментов предполагает значительные кадровые перемены, по моим данным придет совершенно новая команда. Надежда Федоровна, - обратился он к моложавой седовласой даме в розовом костюме, пожалуйста, зачитайте нам список.

Дама залпом допила свой чай, поправила аккуратную челку и, достав из пластиковой папки несколько листов бумаги, принялась перечислять фамилии кандидатов на важные чиновничьи посты в новом департаменте, сопровождая каждую кратким жестким комментарием. Собравшиеся переглядывались, вздыхали, качали головами, многозначительно закатывали глаза и поджимали губы. В список входило десять человек, то есть по два кандидата на должность, и, как назло, все это были какие-то неопределенные фигуры с темным провинциальным прошлым.

Когда Надежда Федоровна закончила, стало тихо. Каждый думал: сколько усилий пропало напрасно! Что значит для коммерческой структуры чиновник? Все. Абсолютно все. При дикости законов, при зверском коварстве налоговой системы единственный способ выжить - это подружиться с нужным чиновником, понять его слабости и пристрастия, научиться радовать его, чтобы при твоем появлении он внутренне сиял, как дитя перед новогодней елкой. В один день и за копейку такое невозможно. Но только все наладится, только возникнет сладкое чувство надежности и крылья вырастут за спиной, как заваривается очередная кадровая чехарда и твой влиятельный друг, весь такой родной, податливый, мягкий, прогретый твоей горячей благодарностью, откормленный, облизанный собственным твоим языком со всех сторон, сегодня в отставке, завтра под следствием, а на его месте новый, чужой, голодный, твердокаменный, и давай начинай все с начала.

Совет директоров молчал и вопросительно глядел на председателя, Владимира Марленовича, на железного Вову, отставного генерала ФСБ. С ним ничего не было страшно. Он, благодаря своим старым связям и доступу к секретным архивам, мог быстро добыть необходимую информацию о новых кандидатах на заветные должности. Все ждали от него если не утешения, то хотя бы внятных комментариев, однако он продолжал крутить свою ручку и, казалось, вовсе не замечал тревожного нетерпения присутствующих.

Владимир Марленович привязывался к некоторым мелким вещицам настолько, что, если они портились и терялись, он чувствовал почти физическую боль, как будто галстучная булавка, запонки, ручка, зажигалка, чашка и прочие мелочи были частями его тела. Конечно, такому солидному человеку глупо огорчаться оттого, что почернел серебряный корпус его любимого "Паркера". Но он вдруг вспомнил, каким черным стал его любимый серебряный подстаканник, который он брал в руки утром и вечером, когда пил чай дома. Ему впервые пришло в голову, что серебро, соприкасаясь с его кожей, чернело и теряло блеск. Но этого мало. Золото нательного креста и обручального кольца приобрело тусклый красноватый оттенок, хотя золото в принципе не окисляется. Под кольцом на пальце образовалась несмываемая черная полоса. Ладони его, всегда сухие и теплые, в последнее время стали ледяными и влажными, и даже появилась неприятная привычка украдкой вытирать их о брюки. Ему казалось, что изменились структура его кожи, запах тела, вкус во рту.

Прислушиваясь к себе, он не обнаруживал ничего тревожного. Он, безусловно, был здоров. Это подтверждали и результаты анализов, и специальные компьютерные исследования, которые он не поленился пройти. Правда, в последнее время он стал набирать вес, но волноваться не стоило. Пару месяцев назад он бросил курить, и, естественно, его слегка разнесло. Надо просто встряхнуться, несколько раз сходить в сауну, попрыгать на теннисном корте, возобновить утренние получасовые пробежки в любую погоду, и все будет хорошо.

- Владимир Марленович, вы что-то сказали? - Голос донесся издалека, он вздрогнул и растерянно огляделся. Ему показалось, что ледяной влажный туман мартовского утра просочился сквозь оконное стекло и заполнил все пространство кабинета. Он видел смутные силуэты людей, они открывали рты, качали головами, они причудливо извивались и распадались на части, которые продолжали двигаться самостоятельно, как дождевые черви, разрезанные острием лопаты. Его отделяла от реальности толща липкого тумана, он летел с огромной высоты в колодец, на дне которого шевелились смутные призраки его детства.

Лет пятьдесят назад в деревне Климкино Брянской области мальчик Вова Герасимов копал в огороде картошку, и потом ему снились комья рыжего суглинка и розовые толстые черви под острием лопаты.

Резкий телефонный звонок привел его в чувство. Он потянулся к трубке, как к спасательному кругу. Рука стала такой влажной, что трубка чуть не выскользнула.

- Да, - прохрипел он и с облегчением обнаружил, что туман рассеялся, за столом в его кабинете сидят знакомые, надежные, солидные люди, а вовсе не зыбкие чудовища из детского кошмара.

- Володя!

Он не сразу понял, что звонит жена. Она не могла звонить сейчас, поскольку отлично знала, что у него внеочередное заседание совета и беспокоить его нельзя категорически.

- Наташа, в чем дело?

- Стасика пытались убить. Здесь у меня следователь, я передаю ему трубку.

- Погоди, я не понял...

- Владимир Марленович... товарищ генерал... - теперь с ним говорил незнакомый мужчина, - добрый день. Старший следователь Чижов.

- Очень приятно, - машинально отозвался Герасимов, - что случилось?

- Сразу скажу, чтобы вы не нервничали, товарищ генерал, с вашим сыном все в порядке, - звучал в трубке высокий бодрый голос. - Сегодня ночью двое неизвестных прикрепили к днищу его машины взрывное устройство, к счастью, никакого взрыва не было, но у нас есть серьезные основания опасаться, что покушение повторится.

- Где это произошло?

Герасимов знал, что в доме Стаса имеется подземный гараж с сигнализацией и круглосуточной охраной. Взрывное устройство могли прицепить к машине только в чужом дворе. Если бы Стас ночевал дома, он не поленился бы загнать в гараж свой новенький "Фольксваген"-каплю.

- Станислав Владимирович ночевал у своей знакомой, - кашлянув и понизив голос, произнес следователь. Показалось даже, что он прикрыл трубку ладонью, это произошло во дворе возле ее дома, в Коньково. Нам нужно срочно встретиться и поговорить. Станислав Владимирович пока отказался отвечать на наши вопросы.

- Где он?

- Вот именно об этом я и хотел вас спросить, товарищ генерал. Дело в том, что ни один из его телефонов не отвечает, его нет ни дома, ни на работе, нигде.

- А что с машиной?

- Ее пришлось эвакуировать в автосервис. Повредили немного, когда обезвреживали взрывное устройство.

- На чем же он уехал?

- Честно говоря, не знаю, - смутился следователь, - на метро, наверное. Или такси поймал.

- И куда, тоже не знаете?

- Он мне не доложил, товарищ генерал. Пока Владимир Марленович беседовал по телефону, совет директоров сидел молча. Двенадцать пар глаз уперлись в бледное, блестящее от пота лицо председателя. Все поняли: у железного Вовы произошло нечто серьезное, и всем было интересно, что же. Наконец он положил трубку и глухо произнес, ни на кого не глядя:

- Прошу прощения. Мне надо срочно ехать домой.

- Владимир Марленович, что случилось? - Надежда Федоровна сидела ближе других и, протянув руку, притронулась к влажным пальцам генерала. - Мы можем помочь?

- Спасибо. Все свободны,- он одернул кисть, словно его ударило током. Заседание переносится на завтра. Жду всех здесь к девяти утра.

Получилось нехорошо, обидно. Надежда Федоровна поджала губы и принялась поспешно собирать бумаги. Совет директоров загремел стульями, никто больше не задал ни единого вопроса, все удалились молча, и только в коридоре принялись бурно делиться предположениями.



Отправляясь наконец домой, Юлия Николаевна Тихорецкая заметила у своего кабинета в кресле одинокую фигурку. В коридоре был полумрак, и она не сразу узнала сегодняшнюю изуродованную певицу. Анжела дремала, положив на высокий подлокотник голову, замотанную черным платком.

- Почему ты не едешь домой? - спросила Юлия Николаевна.

Девушка сильно вздрогнула, поспешным и уже привычным движением надела огромные темные очки.

- За мной должен был заехать Гена, мой продюсер, но он исчез. Телефон его отключен, а денег на такси у меня нет, даже на метро нет. Гена меня привез и должен был забрать.

- Далеко живешь?

- На Вернадского.

- Ладно, пойдем, отвезу тебя домой.

- Спасибо. - Анжела встала и вяло поплелась за Юлией Николаевной вниз по лестнице.

Когда они оказались в ярко освещенном холле, Юля взглянула на карикатурно трагический профиль в огромном зеркале. Платок и очки многое скрывали, но уродство все равно бросалось в глаза, и Юля с раздражением подумала, что погорячилась. Вряд ли удастся вернуть Анжеле прежний облик. Это будет маска, пусть даже идеально правильная, но неживая. Девочка как будто прочитала ее мысли.

- Я никогда больше не стану нормальной? - спросила она монотонным хриплым шепотом.

- Ты будешь очень красивой.

- Ни-фи-га... - ока помотала головой и оттянула платок у шеи, словно он душил ее, - я не верю.

- Веришь, - жестко сказала Юлия Николаевна, - во всяком случае, должна, иначе зачем приехала сюда?

- За тем, что надо ведь что-то делать, не выходить же в люди с такой рожей! Когда вы намерены меня оперировать?

- Думаю, завтра начнем готовиться.

Новенького "Форда" доктора Мамонова на стоянке уже не было, вместо него рядом с Юлиной "Шкодой" стоял чей-то скромный "жигуленок" - точно так же, бампер к бамперу.

Когда она выехала из ворот клиники, было девять часов. Моросил мелкий ледяной дождь. Юля включила печку в машине, поставила музыку. Анжела сидела рядом с ней, смотрела вперед, но вряд ли что-то видела в темноте сквозь черные очки.

- Кто же это сделал с тобой? - тихо спросила Юля.

- Их никогда не найдут, - хрипло отчеканила Анжела,- трое ублюдков напали ночью во дворе, когда я гуляла с собакой. Собаку убили. Меня, в общем, тоже, потому что жить с таким лицом нельзя.

- А какая была собака?

- Пекинез. Меньше кошки. Ладно, хватит об этом. Меня и так затрахали всякие оперативники, следователь.

- Но все-таки следствие движется?

- Не знаю. Я хочу вообще забыть об этом, понимаете?

- Понимаю! - кивнула Юля, - однако важно, чтобы их нашли, не только потому, что они должны быть наказаны. Ты, наверное, уже знаешь, если их найдут, суд обяжет их оплатить твое лечение.

- Оплатить мое лечение? Ха-ха, какой отличный вариант! Не найдут их никогда в жизни. А что касается денег - теперь это не проблема. Деньги есть.

Долго ехали молча. У Юли просто не были сил разговаривать. Анжела иногда принималась тихонько подпевать Элвису Пресли. Голос у нее был вполне приятный.

- Так мне завтра к которому часу приезд жать? - спросила Анжела, когда они выехали, на проспект Вернадского.

- К двенадцати.

- Ага. Вот мой дом, - она кивнула на одну из желтых двенадцатиэтажек на противоположной стороне проспекта, - там через квартал можно развернуться.

Машина стояла у светофора на перекрестке. У Анжелы в кармане куртки затренькал телефон.

- О, это, наверное, Генка! - обрадовалась она, доставая крошечный аппарат. - Алло. Уже знаю. Тридцать тысяч. Ну, не рублей, конечно. Какая тебе разница? Когда буду, тогда буду. Ты что, опять ревнуешь? Ой, дурак, ну дурак! Да кому я нужна с таким рылом? Ага, конечно... Зачем? Ты хочешь, а я не хочу!

Загорелся зеленый, Юлия Николаевна успела доехать до поворота, развернуться, а Анжела все держала аппарат и молча, напряженно слушала своего собеседника. Наконец взорвалась криком:

- Ненавижу тебя, понял? Видеть не могу! Да что ты говоришь, зайчик? Нельзя? Да? А по морде кулаками и ботинками можно? Я не ору, это ты орешь! Сказала: не твое дело! Ну в машине еду.

Она кричала так, что у Юлии Николаевны звенело в ушах. Но внезапно опомнилась, замолчала, захлопнула крышку телефона и быстро, тихо пробормотала:

- Генка, мой продюсер, дурак, напился в зюзю и забыл, что меня надо было забрать из больницы. Теперь звонит, извиняется.

"Значит, это твой продюсер Генка тебя зверски изуродовал, а теперь решил выложить деньги на пластические операции?" - подумала Юля, но вслух ничего не сказала,

- Мне завтра натощак приезжать? - спросила Анжела, когда они остановились во дворе у дома.

- Нет.

- То есть операции завтра еще не будет? А, когда же?

- Как только, так сразу, - неопределенно ответила Юля, - спокойной ночи.

- Спасибо вам. Извините, что я орала у вас в машине, как базарная баба. Я вообще-то не такая. Я изнутри белая и пушистая, просто с нервами плохо.

Юля проводила взглядом тощую нескладную фигурку, развернулась, выехала из двора. Она не заметила, как вслед за ней со стоянки отчалила маленькая черная "Топота" с затемненными стеклами. Юркий неприметный автомобиль следовал за ней до самого ее дома и довольно долго еще стоял после того, как она скрылась в подъезде.



Из реанимации Сергея перевели в бокс. Те же голые кафельные стены, та же тишина и пустота, но все-таки имелось маленькое окно под потолком, за которым качались молодые елки и белела глухая стена соседнего здания. Если повернуться на правый бок и чуть приподнять голову, то можно было в это окошко смотреть, правда, совсем недолго. Каждое движение причиняло такую острую боль, что искры летели из глаз. Обезболивающие препараты помогали только тогда, когда он лежал смирно на спине.

Сергей потерял счет времени. Катя старалась с ним не разговаривать, вероятно, ей запретили. Аванесов заходил все реже, на вопросы отвечал неопределенно. А в последний раз, когда пришел, сипло пожаловался на больное горло и сказал, что говорить ему ужасно трудно.

Майор Логинов заметил, что в монотонном, мучительном течении времени самыми яркими стали для него моменты, когда приходит Катя и делает укол. Ему хотелось только одного - провалиться в привычное забытье. Оно утешало и отупляло.

Еще немного, и он превратится в покорное бессмысленное животное. Эта мысль посетила его в самый неподходящий момент, на зыбкой границе между сном и явью, когда простые привычные вещи искажаются до безобразия и ничего нельзя понять ни в себе самом, ни в окружающем мире.

Очнувшись на рассвете после порции дурного наркотического забытья, он обнаружил рядом с койкой Катю. В руках она держала шприц.

- Что ты собираешься колоть?

- Обезболивающее, как обычно.

- Не надо.

- С ума сошел?

-Я не хочу подсесть на иглу,- он попытался улыбнуться, - я могу терпеть.

- Это нельзя терпеть! - категорически заявил доктор Аванесов, явившийся к нему через пятнадцать мииут. - Ты будешь орать, никому спать не дашь. А привыкания не бойся. Морфий тебе перестали колоть три дня назад. Мы меняем препараты, сейчас это промедол и анальгин.

- Не надо. Я буду терпеть.

- Зачем? Терпелка у тебя не казенная.

- Буду терпеть, - повторил он и закрыл глаза.

- Ладно, - вздохнул Аванееов, - что я тебя уговариваю? Уже сегодня вечером сам попросишь обезболивающее.

Он не попросил ни сегодня, ни завтра. Он привык к боли и даже подружился с ней. Боль была честней и надежней, чем сладкий искусственный сон.

Глава четвертая

- Рубенчик, прости меня, - шептала Галя Качерян, надраивая и без того белоснежную плиту, - ты же знаешь, как я тебя люблю, никто, кроме тебя, мне не нужен. Ты улетел, я осталась одна и заболела. Стасик просто заехал навестить меня, привез лекарства, немного выпил, не мог сесть за руль, и я уложила его в Андрюшиной комнате. Ничего не было, совершенно ничего, он мне как брат, мы выросли вместе. Представь, если бы я тебя стала ревновать к Карине. Смешно, в самом деле!

Вспомнив о сестре мужа, которая ее не любила, Галочка расстроилась еще больше. День она провела в слезах и метаниях по квартире, пыталась заняться домашними делами, но все валилось из рук. Вечером позвонил муж из Петербурга, сообщил, что должен задержаться еще на пару дней. Галя пожаловалась ему на простуду, сказала, что очень соскучилась. Разговаривая с ним, она так сильно дрожала, словно у нее и в самом деле поднялась температура.

Ночью ей снились кошмары. Рубен в красной рубахе с закатанными рукавами держал за волосы окровавленную голову Стаса и скалил белые зубы.

Утром Галя позвонила подруге Марине. Она больше не могла оставаться наедине со своими страхами.

- Как же ему удалось не взорваться? - спросила Марина, выслушав ее сбивчивый рассказ.

- Вышел на балкон, увидел, как они возятся возле машины, и вызвал милицию. Ой, что будет! Рубен прилетает послезавтра, и его обязательно станут допрашивать.

- А он-то здесь при чем?

- Ну как же! Рубен работает у Стаса на фирме. Стас ночевал у нас дома, машина стояла под нашим балконом. Нет, его обязательно будут допрашивать.

- Интересно... А ты знаешь, они ведь могут твоего Рубена подозревать в первую очередь. Допустим, он знал о ваших отношениях и заказал Стаса.

- Ты что! Рубен не мог ничего знать.

- Ага, конечно. Ты со Стасом спишь, уже лет десять.

- Пятнадцать, - машинально уточнила Галочка, - но мы встречаемся не регулярно.

- Это не важно. Вы встречаетесь и спите. Он приезжает к тебе домой, все происходит в супружеской постели, - Марина нервно хохотнула, - и муж, ангелочек, ни о чем не догадывается... Нет, Галочка, либо твой Рубен дурак, либо ты дура.

Галочка слишком нервничала, чтобы обидеться и "дуру" пропустила мимо ушей. Но предположение, что муж ее может оказаться в числе подозреваемых, добило ее окончательно. Она горько заплакала в трубку.

- Ладно, успокойся. Я сейчас приду к тебе, мы все обсудим, что-нибудь придумаем.

Марина жила в соседнем доме и уже через двадцать минут позвонила в дверь. Высокая, громоздкая, с могучим торсом и толстыми конечностями, с копной рыжих и жестких, как медная проволока, кудрей, она заполнила собой всю маленькую прихожую. От нее все время било током, и, когда она чмокнула Галю в щеку, та ойкнула. Скинув изношенные кроссовки, Марина тяжело протопала на кухню в одних носках, по дороге щелкнула кнопкой электрического чайника и уселась на лавку, поджав ноги.

- Жрать дашь? Не завтракала. - Она схватила с подоконника пестрый тонкий журнал, пролистала, не глядя на страницы, отбросила, вытянула зубочистку из керамической баночки, сосредоточенно поковыряла в зубах, потом принялась ломать зубочистку. Раскрошила в мелкие щепки и тут же взяла следующую. Руки ее постоянно двигались, что-нибудь теребили, мяли, рвали, пощипывали. Гладкое широкое лицо с мягким маленьким носом и узкими сухими губами оставалось безмятежно спокойным. Круглые светло-карие глаза могли очень долго, не моргая, смотреть в одну точку, и только правое веко едва заметно подергивалось.

Нервный тик появился у нее три года назад, после того как вечером в подъезде застрелили ее мужа. Он пытался заниматься бизнесом, взял в сомнительном банке солидную сумму под проценты, и когда стало ясно, что долг он вернуть не сумеет, его убили в назидание другим.

Детей у Марины не было, она жила одна в маленькой двухкомнатной квартирке и кое-как пыталась заработать на жизнь - то шила что-нибудь на заказ, то убирала чужие квартиры, то раздавала у метро рекламные буклеты. Иногда появлялись мужчины, но исчезали очень быстро, поскольку всякий раз выяснялось, что нужна не сама Марина, а прописка в ее двух- комнатной квартире,

Галочка болтала без умолку, варила кофе вытаскивала из холодильника немыслимые деликатесы- стеклянную банку с красной икрой, пластиковые упаковки с нарезанной семгой и севрюгой, французский паштет из гусиной печенки, испанскую сырокопченую колбас с белым налетом на шкурке. Марина не слушала ее, она не могла оторвать глаз от стола, ее круглые широкие ноздри трепетали.

- Хорошо живешь, Галочка, - произнесла она, судорожно сглотнув.

- А, это Стасик принес. Он любит вкусно позавтракать, но сегодня, видишь, не получилось. Все осталось.

Марина намазала маслом и икрой половинку булочки, откусила и стала медленно жевать, прикрыв глаза.

- Следователь сказал, его опять попытаются убить, он считает, Стасика кто-то заказал, - Галочка разлила кофе по чашкам и уселась за стол, - такие вещи нельзя говорить человеку. Зачем пугать? Может, это вообще была ошибка, может, бандиты его с кем-то перепутали.

- А сам он что думает? - спросила Марина, отхлебнув кофе и тут же схватив сразу три толстых куска колбасы.

- Он в шоке. Ну ты только представь, человек своими глазами видит, как к его машине прикрепляют взрывчатку! Это ж с ума сойти можно. - Галочка отпилила вилкой крошечный кусочек семги и рассеянно отправила в рот. - Я хочу сказать, все это вообще очень странно. Вот когда твоего Колю убили, ведь сначала были угрозы, телефонные звонки, вам предлагали квартиру продать, и только потом уж убили, когда он отказался. А тут - вообще ничего, никаких угроз, предупреждений. Стасик золотой человек, у него просто не может быть врагов.

- Ну, допустим, враги у всех есть, - невнятно, с набитым ртом возразила Марина, - особенно если человек вот так завтракает каждый день.

- А при чем здесь это? - Галочка удивленно вскинула тонкие светлые бровки.

- Да так, ни при чем, - Марина быстро сделала себе еще один бутерброд с икрой, - ладно, давай дальше. Следователь о чем спрашивал?

- Ой, не помню я. Все как в тумане. Вроде спросил, кому было известно, что Стас будет ночевать у меня.

- Ну и кому же?

- Никому, - Галочка энергично помотала головой, - ни единой душе. Он позвонил в десять из машины. Он никому ни слова не говорил, я тоже.

- Ты в этом уверена? - Марина, допила кофе, тут же налила себе еще.

- Ну что я, совсем без мозгов, что ли? Я вчера вечером и по телефону ни с кем не общалась, кроме тебя. Помнишь, ты мне позвонила часов в одиннадцать, сказала, что по шестому каналу идет фильм с этим... как его? Ну, такой черненький, с родинкой на щеке, на итальянца похож. - Галочка сморщилась и защелкала пальцами.

- С Де Ниро, - Марина обшарила глазами стол и, подцепив вилкой кусок севрюги, аккуратно уложила его на хлеб.

- Да, правильно, Де Ниро! - обрадовалась Галочка. - Ну и вот я тебе сказала, что болею. Ты спросила, не надо ли зайти, принести чего-нибудь, а я говорю, нет, меня знакомый собрался навестить. Приедет через час. Я ведь тебе не сказала, что это Стас?

- Нет.

- Вот видишь, даже тебе. Хотя ты единственный человек, который знает о наших отношениях. Ладно, ты лучше посоветуй, что мне с Рубеном делать?

- Ой, Галочка, не знаю. - Марина горестно вздохнула и слизнула несколько икринок с ножа. - На этот раз ты вряд ли выкрутишься. Придется сказать правду. Слушай, дай сигаретку.

- Но как же... Рубен не простит. После этого только развод. А что будет с Андрюшей? Он отца обожает, он тоже меня не простит. А квартира? Как нашу двухкомнатную разменивать на две отдельные? Да еще окраина, - она безнадежно махнула рукой,- нет, разводиться нельзя. Но и жить он со мной не будет после этого. Другой простил бы, а мой Рубен ни за что!

Она встала и заметалась по маленькой кухне. Все в ней дрожало и колыхалось - растрепанные бледно-желтые волосы, огромная тяжелая грудь под тонкой белой футболкой, прозрачная влага в детских голубых глазах. Маленькие розовые ручки взлетали и бессильно падали.

- Погоди! А если я скажу ему, что постелила Стасу в Андрюшиной комнате? Ведь я правда болею, у меня температура, и вообще Стасик мне как старший брат. Нет, Мариша, признаваться нельзя, я в каком-то журнале читала статью одного психолога о супружеских изменах. Ни в коем случае нельзя признаваться, надо категорически отрицать.

- Ну если ты сама все так хорошо знаешь, зачем меня спрашиваешь? Слушай, ты сигарету мне дашь наконец?

- Да, вот, - Галочка закурила и кинула на стол пачку вместе с зажигалкой, - нет, ну правда, вот ты бы своему Коле сказала?

- Я своему Коле не изменяла, - отчеканила Марина и глубоко затянулась, мне, кроме Коли, никто не был нужен. Я его любила. И если бы твой золотой Стасик не втянул его в авантюру четыре года назад, он был бы жив.

- Ну здра-авствуй! - Галочка остановилась посреди кухни и всплеснула руками. - При чем здесь Стас? Он только предложил твоему Коле участвовать в перспективном деле, только предложил, дал шанс, я хочу сказать, я в бизнесе, конечно, ничего не понимаю, но Стаса знаю с детства. - Щеки ее налились густым румянцем, глаза гневно засверкали.- И к чему ты вообще сейчас вспомнила об этом?

- Извини. Не заводись. Ты ведь болеешь, у тебя может температура подняться. И вообще возьми себя в руки. У тебя все классно - муж, сын да еще любовник богатенький. Ты на меня посмотри, какая я стала после Колиной смерти. Все мне по фигу. Разжирела, как свинья, смотреть в зеркало тошно. Ты помнишь, какая я была? Спасибо, еще не спилась, не опустилась окончательно.

Действительно, три года назад Марина была тоненькой, легкой, ухоженной, жизнерадостной, без конца смеялась, запрокинув голову и щедро демонстрируя роскошные белые зубы. Теперь одного переднего не хватало и не было денег, чтобы вставить. Она привыкла улыбаться не разжимая губ.

Они с Колей обожали друг друга, даже на людях без конца целовались. Прожив вместе пять лет, выглядели как молодожены. За три года без него она постарела лет на десять. Убийц не нашли, заказчиков тем более, и следствие безнадежно зависло.

Гале сейчас совсем не интересно было в сотый раз обсуждать трагедию подруги, она рассеянно вздохнула и пробормотала:

- Нет, ну что ты, Маринка, ты совсем неплохо выглядишь.

- Ага, конечно. Жирная старуха в тридцать лет. Слушай, а вот интересно, ты кого из них двоих больше любишь?

- Если бы я знала, - виновато улыбнулась Галя и прикрыла глаза, понимаешь, Стас - мой первый мужчина, первая любовь. У нас страсть, нас прямо бросает друг к другу, ничего не можем поделать ни я, ни он. А Рубен - муж, отец моего ребенка. С ним все по-другому.

- Если страсть, то почему твой Стас не женился на тебе?

- Ой, ну как ты не понимаешь, разве может генеральский сын жениться на внучке прислуги?

- А спать, значит, может? - Марина хрипло усмехнулась. - То есть он тебя с пятнадцатилетнего возраста употребляет, когда захочет, а ты готова рисковать своей счастливой семейной жизнью. Сволочь он, твой Стасик. Ладно, мне пора. Я возьму у тебя этих сигарет штучки три, можно? Да не кисни ты, Галка, может, оно как-нибудь само рассосется?

От ее прощального поцелуя Галю ударило током, да так сильно, что она отпрянула и потом еще несколько минут потирала щеку.



Если бы Стас Герасимов мог, он бы непременно напился, причем прямо с утра. Однако он знал, что не получится. Даже пробовать не сточит. Организм его категорически не принимал более двухсот граммов спиртного. Начиналась кошмарная изжога, и все выпитое, а также съеденное на закуску стремительно вырывалось наружу. Единственное, что ему хотелось сейчас, - это отвлечься, расслабиться, хорошо, сладко оттянуться. В голове у него гудела черная пустота, словно ночным сквозняком на балконе выдуло мозги.

Вместо того чтобы отвечать на вопросы следователя, обсуждать с родителями и с самим собой, кто, за что и почему решил его убить, Стас отправился в закрытый спортивно-оздоровительный комплекс и провел там весь день. Крутил педали тренажеров, качал пресс до десятого пота, потом парился в сауне, плавал в ледяном бассейне, стонал от удовольствия под мощными руками массажиста, перекусил в кафе, пару часов поспал в комнате отдыха. Мобильный телефон он отключил и совершенно отключался сам, чувствуя себя сильным, здоровым, молодым животным. Каждая жилка гудела, трепетала, кровь резво циркулировала по чистым упругим сосудам, кожа стала розовой, гладкой, глаза сверкали.

На закрытом корте скучал без партнера какой-то незнакомый пожилой чиновник. Стас поиграл с ним, потом отправился во фруктовый бар, заказал себе ледяной свежевыжатый сок.

За соседним столиком сидели две красотки в коротких махровых халатиках и тоже пили сок. Им было лет по двадцать пять. Одна платиновая блондинка с прямыми волосами до пояса и черными бархатными глазами. Другая ярко-рыжая, белокожая, без веснушек, с лицом недорисованной куклы Барби. Он не знал, какая ему нравится больше, в каждой была своя прелесть. Они весело болтали, смеялись, то и дело постреливая на него глазками, и он решился улыбнуться им.

Оздоровительный комплекс был чрезвычайно приличным местом, его не посещали женщины, которые запросто идут на контакт с незнакомыми людьми. Стас не исключал, что внизу этих двух красоток ждут бдительные охранники-мордовороты, что каждая из них может оказаться любовницей какого-нибудь серьезного авторитета, но сегодня он решил ни в чем себе не отказывать. Улыбка его становилась все шире, все откровенней, он уже встал, поднял свой стакан комически торжественным жестом, словно там был не сок, а шампанское и он собирался чокнуться с девушками. Но тут в бар вошли два накачанных молодых человека и направились к красавицам. Стасу пришлось сесть на место и отвернуться с безучастным видом, однако в горле у него сразу пересохло и сердце противно екнуло. Он поднес стакан к губам, заметил, как задрожала рука, и сделал большой жадный глоток. Вместе с соком в рот попала льдинка, и он принялся сосать ее, как конфету.

Все приятные и полезные процедуры, которые мог предоставить ему оздоровительный комплекс, были пройдены. День пролетел незаметно. Следовало куда-то срочно деть себя. Пребывать долго в состоянии здоровой животной неги он не мог, голова начинала работать, и поневоле все мысли крутились вокруг покушения. А стоило начать думать, и становилось страшно. Он решил, что главное сейчас - не оставаться в одиночестве. Покинув бар, он отправился в раздевалку, открыл свой шкаф, достал телефон, включил и набрал номер, по которому тут же отозвался низкий приятный женский голос.

- Привет, моя радость, - произнес он, - какие у тебя планы на вечер?

- А у тебя? - спросили его в ответ.

- Поужинать и завалиться в койку, - ответил он, снимая с вешалки брюки, в восемь жду тебя в "Якоре" на Тверской.

- А потом?

- Я же сказал- в койку.

- Это я поняла. У тебя или у меня?

- Какая разница?

- Да, в общем, никакой, - усмехнулись в трубке, - но лучше, конечно, у меня. В твоей ванной вечно попадаются чужие лобковые волоски.

- Эй, ты на что намекаешь? - искренне возмутился Стас.

- Всего лишь на то, что твоя домработница халтурит, - женщина мягко хохотнула, послышался щелчок зажигалки, - тебе пора завести жену, Стасик. Конечно, не для того, чтобы как следует мыла ванную, а чтобы контролировала домработницу.

- Я подумаю об этом, - пообещал он.

- Да ни черта ты не подумаешь. Ты женитьбы боишься больше смерти, - было слышано, как она нервно, глубоко затягивается, - но учти, рано или поздно найдется какая-нибудь крутая экстремалка, которая тебя притащит к венцу под дулом автомата. - Она рассмеялась, на этот раз неприятно, с истерическими нотками, и он пожалел, что позвонил ей. Однако деться было некуда.

- Ладно, солнышко,-произнес он как можно ласковее, - мы обсудим это за ужином. Целую, до встречи.

Договорив, он тут же опять отключил телефон, не спеша оделся, расчесал перед зеркалом короткие светло-русые волосы, побрызгал себя туалетной водой.

"Я не стану об этом думать. Ничего не было. Придурки, хулиганы, сопляки. Моя машина слишком выделялась в этом дворе, среди "жигулят" и "москвичей", она такая новенькая, свергающая, необычная, им захотелось сделать гадость. Просто так. От скуки и зависти. Почему они таскали с собой взрывчатку? Тоже просто так. Сейчас это модно. Сейчас чего только не взрывают. Может, они вообще террористы? Им не важно было, чья именно машина взлетит на воздух, лишь бы взлетела какая-нибудь, желательно дорогая иномарка".

Так он утешался, пока шел по закрытой автостоянке к черному "мерсу", который еще утром вызвал с фирмы вместе с шофером Гошей. Гоша часто возил деньги, имел оружие, с ним было спокойно.

- С легким паром, Станислав Владимирович, - шофер вышел и открыл ему заднюю дверцу, - тут вас разыскивали. Владимир Марленович лично со мной связался, спрашивал, где вы.

- Ты что ответил?

- Ну, как договаривались. Сказал, вы сами с ним свяжетесь.

- А он?

- Ждет звонка. И Рита звонила, говорит, вас какой-то майор Чижов разыскивает, вроде из ФСБ.

Рита была его секретаршей. Значит, на фирме уже все знают. И Гоша знает. Этот весельчак Чижов наверняка сообщил ей о покушении, а она рассказала Гоше. Однако он молодец, не задает лишних вопросов. Теперь ФСБ имеет полное право перерыть всю документацию, влезть в его дела с ногами.

"А может, они сами все это организовали, чтобы получить такую возможность?" - отрешенно подумал Стас и, развалившись на мягком сиденье, сказал:

- Знаешь что, Гоша, пошли они все на фиг! Выключи телефон. Поехали к "Палас-отелю".

- Может, отцу с матерью позвоните?- спросил Гоша. - Волнуются все-таки. Я бы своим позвонил.

- Ну ты же сказал им, что со мной все нормально?

- Сказал.

- Вот и ладно. Выключай мобильник. Поехали.

Уже стемнело. Сыпал мелкий ледяной дождь. Стоянка была залита светом нескольких прожекторов. Стас сунул руку в карман крутки и вместе с пачкой сигарет нечаянно достал маленький бумажный прямоугольник, хотел скомкать и выбросить не глядя, но все-таки стало интересно, что за бумажка и откуда взялась у него в кармане.

Это была фотография, черно-белая, паспортная. С нее глядела на Стаса красивая темноволосая девушка шестнадцати лет. Снимок не мог передать прозрачности кожи, глубокой темной синевы глаз. Девушка была не просто хороша. В ней таилась убийственная древняя прелесть Она умела смотреть так, как, вероятно, смотрела Ева на Адама, протягивая ему яблоко с древа познания добра и зла. У нее был низкий мягкий голос и пластика священной египетской кошки. Тусклый снимок двадцатилетней давности был заражен очарованием оригинала, как радиацией. Несколько секунд Стас глядел, не отрываясь.

- Не дует? Окошко прикрыть?- спросил Гоша, обернувшись.

Прожектор у ворот стоянки залил салон ослепительным светом.

- Нет!- рявкнул Стас и прихлопнул маленький снимок ладонью.

- Ну, как скажете, - мирно прогудел Гоша, - а то вы после сауны, может просквозить.

Машина выехала на трассу. В салоне стало темно. Трясущимися руками Стас порвал фотографию в клочья, сгреб в горсть и выкинул в приоткрытое окно. Шофер услышал странный сдавленный стон, заметил, как уносит мокрый ветер что-то белое, мелкое, и спросил, все ли в порядке.

- Не отвлекайся, - хриплым, чужим голосом ответил Стас, - дорога мокрая.



Владимир Марленович связался по телефону с шофером Гошей. Это был его человек, он ушел из органов в двадцать семь лет в чине капитана и вот уже два года обслуживал генеральского сына. Отставной генерал полностью доверял ему, но не мог получать от него исчерпывающую информацию о своем Стасе, поскольку тот обожал водить сам, имел три автомобиля и услугами шофера пользовался редко. Генерал надеялся, что после пережитого стресса сын не рискнет сесть за руль, вызовет шофера. И не ошибся.

Гоша заверил его, что со Стасом все нормально, и доложил, что их светлость изволит принимать оздоровительные процедуры в закрытом комплексе "Аполлон".

- Но только я вам ничего не говорил, товарищ генерал. Стас запретил мне сообщать кому-либо, где он.

- Даже мне?- с усмешкой уточнил Герасимов.

- Виноват, Владимир Марленович. Даже вам.

- Ну паршивец! Здесь мать с ума сходит, мог хотя бы ей позвонить. Он рассказал тебе в чем дело?

- Нет. Он позвонил около двух. Сказал, что бы я к половине седьмого подъехал к оздоровительному комплексу и ждал его на стоянке.

- И все?

- Все, товарищ генерал.

- Ты уже знаешь, что случилось сегодня ночью?

- Знаю.

- Ну и что думаешь?

- Думаю, заказал его кто-то, товарищ генерал.

- Болван, - раздраженно выкрикнул Владимир Марленович, - это я и без тебя знаю. Кто? Почему? Вот главное. Кто и почему? Понимаешь ты или нет?

- Понимаю, товарищ генерал.

- Ладно, Гоша, передай ему, что мы с матерью волнуемся, пусть сразу звонит.

Дома Владимира Марленовича ждал следователь Чижов, крепкий круглолицый весельчак. Он все время усмехался и потирал широкие сухие ладони. Генерала эта неуместная бодрость раздражала, он решил, что расследованием покушения должны заниматься более серьезные люди. Слава Богу, у него остались надежные теплые связи в родном ведомстве. Он не счел нужным сообщать Чижову, что Стас отправился в оздоровительный комплекс.

Пока они беседовали, у жены начался острейший приступ бронхиальной астмы. Пришлось вызвать "скорую". В больницу Наталья Марковна ехать отказалась. Врач купировал приступ, велел не нервничать и оставаться в постели.

- Деточка моя, мальчик, Стасик, да как же так? - повторяла Наташа, лежа под капельницей. По пухлым землистым щекам текли слезы.

- Прекрати! - не выдержал Владимир Марленович. - Деточке твоей тридцать шесть лет! Ты сама во всем виновата! Избаловала сучонка, не знаю как!

Наташа заплакала еще горше, начала задыхаться. Следователь Чижов имел наглость заглянуть в приоткрытую дверь и со своей гаденькой улыбкой произнести:

- Я, конечно, извиняюсь, не надо бы так, товарищ генерал, ей плохо, она все-таки мать.

- Я вас не задерживаю! - рявкнул Герасимов, громко захлопнул дверь у него перед носом, сел к Наташе на кровать и заставил себя погладить ее по волосам.

Волосы давно стали седыми, Наташа упрямо красила их смесью хны и басмы. Получался отвратительный фальшиво-каштановый цвет. Сквозь жидкие завитые прядки просвечивала кожа. Раньше он не замечал этого.

- Иди, Володенька, иди. Надо проводить человека, - пробормотала она, не открывая глаз и мучительно оскалившись.

"Господи, почему я вдруг стал все это видеть - короткие редкие ресницы, грубые морщины, рыжие расплывчатые пятна старческой пигментации и неестественно сверкающий на этом тоскливом фоне фарфор искусственных зубов? Почему именно сейчас? Почему так ясно, так беспощадно?" - подумал генерал, тяжело поднялся и отправился в прихожую провожать Чижова.

Весельчак следователь аккуратно поставил тапочки на обувную полку, присев на корточки, принялся завязывать шнурки на ботинках. Владимир Марленович, привалившись плечом к косяку, молча наблюдал за ним.

- Стало быть, вы не знаете, где может находиться Станислав Владимирович? - Он поднял на генерала блестящие карие глаза. Тот молча помотал головой.

- Плохо, - вздохнул следователь, выпрямляясь, - очень плохо, товарищ генерал. Время уходит, информации пока никакой, - он надел свою дешевую потертую кожанку и протянул руку. - Всего доброго, товарищ генерал. Рад был познакомиться. Обстоятельства, конечно, не самые приятные, но ничего. Будем работать, искать.

Генерал вяло ответил на рукопожатие, заметив про себя с завистливым раздражением, какая у этого весельчака сухая теплая ладонь, сколько в нем здоровья и равнодушия, какой он румяный, ладный, жизнерадостный. Слишком жизнерадостный для следователя ФСБ.

Дверь хлопнула. Владимир Марленович заглянул в спальню. Наташа спала, открыв рот и глухо, по-стариковски похрапывая. Он закрылся в своем кабинете и принялся задумчиво листать записную книжку, выбирая, к кому из знакомых обратиться за помощью. Были генералы, ровесники или лет на десять моложе. Но он знал, что они всего лишь отдадут распоряжение подчиненным, а потом придется постоянно звонить, напоминать, чтобы контролировали расследование. Были и полковники, оперативники, но один работал в зарубежном отделе, другой занимался наркотиками, третий курировал таможню, к четвертому не хотелось обращаться потому, что подлец и карьерист, пятый...

Перед глазами вспыхнула и замерцала яркая пульсирующая пелена. Имена, звания, цифры телефонных номеров стали расплываться. Затошнило и закружилась голова. Он вдруг вспомнил, совсем некстати, как в детстве лазал с мальчишками за кладбищенской земляникой. На погосте ягод росло много, крупных, сладких, невозможно было остановиться, и потом красно-зеленая рябь долго застилала глаза, сгущаясь к вечеру, перед сном. Куда ни посмотришь, везде мерещилась эта земляника. Бабушка говорила, ничего нельзя рвать и есть, что растет на кладбищенской земле, потому что это тревожит покойников, они сердятся и могут строго наказать. Володя был пионер и материалист, бабкиным глупым сказкам не верил. Однако зачем именно сейчас он вспомнил эту ерунду? Какая, к черту, земляника?

Опять на несколько минут он выпал из реальности и барахтался непонятно где. Эти стремительные путешествия вспять сквозь время пугали его все больше. Он не мог просто отмахнуться от странных провалов сознания. Они мешали сосредоточиться и омерзительно воняли старческим маразмом.

- Володенька! - голое жены звучал слабо, далеко, как будто с другой планеты. Он сильно вздрогнул. Красно-зеленая земляничная рябь неохотно растаяла. Он отправился в спальню. Наташа лежала, глядя в потолок широко открытыми воспаленными глазами. - Скажи, почему он ночевал в Конькове?

- Там живет Галина, - пожал плечами генерал, - помнишь ее? Маленькая, пухленькая, беленькая, внучка покойной Марии Петровны.

- Я знаю Галину. Почему он у нее ночевал? Она ведь давно замужем, муж армянин, ребенок в школу ходит.

Генерал заметил, что вертит в руках свою серебряную зажигалку "Зиппо", машинально открывает и закрывает крышку, крутит колесико. Не было ни пламени, ни искры. Кремень стерся, бензин кончился. Серебряный корпус стал тусклым и черным. Он очень редко брал в руки эту вещь, но серебро все равно окислилось.

- Володя, ты меня слышишь? - слабым жалобным голосом поинтересовалась жена. - Почему ты не отвечаешь мне?

- Прости. Я думаю, к кому из наших можно обратиться.

- Да, мне тоже не понравился этот следователь Чижов. Ты звонил Мише?

- Какому Мише?

- Ну, Мише Райскому. Он, кажется, уже давно полковник?

"Вот, оказывается, как все просто, - удивился Владимир Марленович, почему мне сразу не пришло это в голову? Полковник Райский. Он занимается терроризмом. Взрывное устройство - это террор. Райский очень жесткий и хитрый человек, но мне многим обязан. Семь лет работал под моим руководством".

Глава пятая

Шура Тихорецкая сидела за туалетным столиком, сжав ладонями щеки и подтянув кончиками пальцев к вискам уголки глаз. Губы ее беззвучно шевелились. Она напевала последний шлягер новомодной эстрадной звезды. На Столике лежал телефон, и Шура смотрела на него не отрываясь, словно можно было усилием воли заставить его звонить.

От звонка зависела вся ее жизнь. Время замерло. Шура перестала петь, осторожно взяла в руки аппарат, проверила, работает ли. Работал. Но молчал. Шура взяла серый карандаш для глаз, нарисовала "стрелки" по ресничному краю, сначала по верхнему, потом по нижнему. Получилось вульгарно, но классно. Она отбросила карандаш, схватила губную помаду, нарисовала себе потрясающе сексуальные губы, приоткрыла рот, опустила веки, взглянула в зеркало исподлобья, долгим коровьим взглядом, произнесла тягучим низким, совершенно чужим голосом:

- А, это ты? Ну, привет,- и провела по губам кончиком языка. У помады был гадкий, сально-приторный вкус. Шура сморщилась. В зеркале отразилась такая потешная рожа, что она рассмеялась, сначала просто так, потом красиво закинув голову и оскалив зубы, как в рекламе зубной пасты.

Телефон беспощадно молчал. Шура встала и принялась ходить по комнате из угла в угол. Иногда она застывала у зеркала в выразительных позах, окидывала себя критическим взглядом, открывала шкаф, вытягивала какую-нибудь кофточку, прикладывала, надевала, снимала, брала другую, крутилась, изгибалась, меняя выражение лица, произнося разными голосами:

- Ну ты же знаешь, я тебя люблю... Ты что, совсем дурак? Ха-ха, как смешно! Слушай, отстань пожалуйста...

Наконец ей надоело это. Она взглянула на часы, потом на молчащий телефон и заплакала горько, навзрыд. Плача, она продолжала смотреть на себя в зеркало и от жалости к себе у нее началась настоящая истерика. В этот момент она совершенно искренне не хотела жить, в ее душе бушевал маленький глупый апокалипсис, вскипали океаны, стометровые цунами обрушивались на города, вулканы изрыгали огненную лаву, целые страны исчезали с лица земли и над дымящимися развалинами стояло круглое огненное облако, а в нем, как муха в янтаре, был замурован молчащий телефон.

Наплакавшись всласть, Шура отправилась в ванную, умылась, причесалась, еще немного погримасничала перед зеркалом, посмотрела на часы и охнула. Было девять вечера. Завтра ей предстояло писать четвертную контрольную по физике, а она еще не садилась за уроки. Бросившись назад, в комнату, она схватила рюкзак, принялась рыться в тетрадках и не нашла самого главного - списка тем и вопросов к контрольной. Может, забыла в парте, может, посеяла где-то, сейчас уже не важно. Оставалось позвонить кому-нибудь из одноклассников, чтобы продиктовали по телефону. Не раздумывая, она набрала первый попавшийся номер из тех, что помнила наизусть, и услышала в трубке ломкий подростковый басок.

- Андрюша, привет, можешь мне продиктовать вопросы к контрошке?

Исписав пару страниц под его диктовку и положив трубку, Шура стала смеяться. Она хохотала долго, до слез, до икоты. Дело было а том, что она ждала звонка именно этого мальчика, своего одноклассника, Андрюши Литвинова. Сходила с ума, хотела умереть, потому что если он не звонил, значит, разлюбил ее и жизнь можно считать конченой. В этой буре эмоций затерялась простая мысль о том, что сегодня вторник, а по вторникам и пятницам Андрюша плавает в бассейне до половины девятого и дома появляется только в девять.

Нельзя сказать, чтобы Шура была серьезно влюблена в Андрюшу. Просто ей нравилось нравиться ему, он был красивый, умный, не матерился и не сплевывал сквозь зубы через слово, никогда не носил трикотажных штанов, спущенных до половины задницы, не ковырял прыщи на лице, у него их просто не было, в общем, не страдал дурацкими подростковыми комплексами, превращавшими большинство Шуриных ровесников в грубых придурков.

Когда он был рядом, провожал ее, звонил по двадцать раз за вечер, писал многозначительные записки и подкидывал в ее рюкзачок, она на него презрительно фыркала, делала вид, что ей до смерти надоели его ухаживания. Но стоило ему хоть немного ослабить напор, Шура начинала бурно страдать и, если честно, то сама не знала, что приятней - надменно принимать поклонение Андрюши или страдать.

Прежде чем сесть за учебник, Шура съела холодную котлету прямо со сковородки, стоя у плиты и задумчиво глядя в темное окно. Потом, заметив на полке распечатанную пачку маминых сигарет, закурила. Курила она крайне редко, не затягиваясь, но сейчас очень уж захотелось. И разумеется, именно в этот момент тихо звякнул домофон. Шура едва успела загасить сигарету, распахнуть окно, прополоскать рот у кухонного крана, как дверь открылась. С пылающими щеками и колотящимся сердцем Шура отправилась в прихожую встречать маму.

Юлия Николаевна устало рухнула на табуретку и, прежде чем раздеться, несколько минут сидела, закрыв глаза. Шура опустилась перед ней на корточки и уткнулась лицом в ее колени, главным образом для того, чтобы мама не учуяла запах дыма у нее изо рта. Юлия Николаевна погладила дочь по голове и тихо спросила:

- Скажи, пожалуйста, ты знаешь певицу Анжелу?

- Да, а что?-Шура подняла лицо и удивленно взглянула на маму снизу вверх.

- Расскажи мне о ней.

- Приехала из Свердловска четыре года назад с парой неплохих песенок, нашла возможность раскрутиться, сняла штук пять клипов. Вообще она ничего, прикольная, но, на мой взгляд, слишком уж отвязная. Хамит в интервью, рассказывает, какая она талантливая, как все ей завидуют. Раньше волосы перекрашивала раз в месяц, во все цвета радуги, а недавно вообще наголо обрилась. А что, она пришла к тебе в клинику? Неужели решила бюст увеличить?

- Ее привезли к нам на консультацию. У нее разбито лицо, поломан нос, повреждены мягкие ткани.

- Что, в катастрофу попала?

- Нет. Ее кто-то страшно избил, как будто нарочно изуродовал.

- Кошма-ар, - покачала головой Шура, - ну ты же, мамочка, гениальный хирург, ты ей личико починишь. Кстати, она сама виновата. У нее был любовник-чеченец, это наверняка его работа, - Шура тяжело вздохнула и принялась стягивать с мамы сапоги.

- Погоди, Шура, а ты откуда знаешь о любовнике-чеченце?

- Ну откуда? Из прессы, конечно, - усмехнулась Шура, - то есть, я думала, она сама нарочно распустила такой слух, для скандала. Во всех интервью ее об этом спрашивают, а она отрицает. Но значит, правда...

- Она говорит, ее избили какие-то неизвестные хулиганы. Слушай, Шура, а почему ты думаешь, что чеченец непременно зверь и бандит?

- Ну что ты, мамочка,- Шура вскинула ясные светло-карие глаза, -я совершенно так не думаю.

- Ладно. Ты ужинала? -- Юлия Николаевна сунула ноги в тапочки и отправилась на кухню.

- Да. Котлету съела.

- Холодную. Со сковородки. А потом покурила.

Шура не стала этого отрицать, быстро закрыла окно, сообщила тихой скороговоркой, что завтра у нее контрольная по физике, сегодня она будет сидеть до часа ночи, и поскорей скрылась в своей комнате.

- Жалкое малодушное существо! - крикнула ей вслед Юлия Николаевна. - Я не собираюсь читать тебе лекции, я просто не дам тебе денег на те дурацкие клоунские ботинки, которые ты клянчишь!

Шура бегом вернулась в кухню.

- Ну мама, ты что! Я больше не буду! У нас у всего класса есть скетчерсы, это неприлично - не иметь скетчерсов! Они ужасно удобные, в них можно ходить и зимой, и летом, ну мамочка, ты же обещала!

- В четырнадцать лет курить рано, - холодно отчеканила Юлия Николаевна, -все, Шура, иди, готовься к контрольной.

- Ну мам!

- Я сказала, все!

Шура поплелась в комнату, нарочно волоча ноги и громко шаркая тапками. Оставшись одна, Юля включила магнитофон, в котором уже стояла кассета Луи Армстронга, приглушила звук, сварила себе крепкий кофе, точно так же, как Шура, съела котлету прямо со сковородки, покурила, отправилась в свою комнату и включила компьютер.

Совершенно не стоило садиться работать после такого тяжелого дня, но Юле очень хотелось подготовить и распечатать на принтере для Анжелы Болдянко наброски того обаятельного образа, который можно слепить из сегодняшнего печального безобразия.

Она не заметила, как пролетело больше трех часов. Ей удалось наконец смоделировать лицо, показавшееся ей более всего похожим на прежнее, настоящее лицо Анжелы. Она включила принтер, но тут с монитора исчезло все, что должно мигать и двигаться.

Юля решила не паниковать, отправилась покурить на кухню, сварила себе еще кофе. Вернувшись к компьютеру, обнаружила все ту же мертвую неподвижность. Компьютер подло завис. Тошибовский красавец ноутбук, купленный месяц назад за четыре тысячи долларов, впал в кому. Монитор мерцал сизым мертвенным светом, при нажатии кнопок раздавался истерический писк.

Был четвертый час ночи. Оставалось смириться и лечь спать.

Юля обозвала компьютер мерзавцем, вырубила его окончательно и отправилась в душ. Сквозь шум воды до нее донесся телефонный звонок. Иногда ей звонили ночами из клиники, если у кого-то из ее больных начинались острые осложнения и дежурный врач не мог без нее обойтись. Но такое случалось крайне редко. Она закуталась в халат и прошлепала босиком на кухню, оставляя мокрые следы на полу.

- Да, я слушаю.

- Юлия Николаевна, извините за столь поздний звонок. Вы будете оперировать Анжелу?

- Кто вы такой?

- Я ее продюсер. Меня зовут Геннадий Александрович. Я просто хотел с вами познакомиться.

- Откуда у вас мой домашний телефон?

- Я еще раз прошу прощения, - голос в трубке был мягким и вежливым, - как вам кажется, вы сумеете вернуть Анжеле лицо?

- Послушайте, Геннадий Александрович, почему вы звоните мне домой в такое время? Можно прийти в клинику днем и я отвечу на все ваши вопросы.

В трубке неприятно усмехнулись и произнесли вежливо, очень медленно, почти по слогам:

- Не нервничайте, Юлия Николаевна. Работайте спокойно. Старайтесь не отвлекаться.

- Прошу вас больше меня не беспокоить, - точно таким же тоном отчеканила Юля и добавила. - По крайней мере дома и в столь неурочное время.

- Я постараюсь,- смиренно пообещал собеседник, - но все будет зависеть от вас, Юлия Николаевна. Прежде всего прошу вас не вступать в контакт с журналистами. Анжела - звезда, и журналистов вокруг нее крутится много. Не надо отвечать на их вопросы. Не надо вообще ни с кем ничего обсуждать. За ваше молчание вы получите дополнительное вознаграждение, независимо от результатов операции. Надеюсь, вы хорошо меня поняли. Спасибо вам, Юлия Николаевна. Всего доброго. - В трубке зазвучали короткие гудки.

Юля вернулась в ванную. Ее сильно знобило и озноб не проходил даже под горячим душем. Нехорошо звонить врачу домой в половине четвертого утра. Крайне неприятно, что звонивший имел возможность раздобыть ее домашний телефон. Но главное, ей открыто угрожали.

"Я не буду оперировать певичку! - сказала она себе, вылезая из душа и растираясь полотенцем. - Я завтра же откажусь. Зачем мне это надо, в конце концов?!"



Настал торжественный момент, когда доктор Аванесов и сестра Катя подняли майора Логинова и поставили на костыли. Обливаясь ледяным потом, он сделал три шага по палате. С тех пор каждый день он делал на один, на два шага больше.

Однажды вечером к нему явился посетитель, высокий, худой, подтянутый по-военному человек с приятным лицом и холодными глазами за стеклами очков в тонкой дорогой оправе. Он представился психологом, заявил, что будет проводить с ним индивидуальный курс психологической реабилитации. Звали его Михаил Евгеньевич. Он долго, подробно расспрашивал о самочувствии, интересовался, хорошо ли Сергей спит, не мучают ли кошмары, нет ли признаков депрессии.

- Вы отказались от обезболивающих препаратов. Почему?

- Не хочу подсесть на иглу.

- Но после хирургических операций всем дают обезболивающие и далеко не каждый становится наркоманом. Или у вас есть какие-то особые причины? Вы уже попадали в наркотическую зависимость?

- Бог миловал.

- Тогда почему? Ведь вам очень больно.

- Я лучше потерплю.

- Боль не мешает вам спать?

- Я уже сказал, что сплю отлично.

- Вы помните, как попали сюда?

- Смутно.

- Можете хоть что-то рассказать?

- Лампы. Длинные лампы на потолке. Меня везли на каталке из операционной, и я думал, это был тот самый туннель, который описывают люди, пережившие клиническую смерть. Я был уверен, что умер и не сразу понял, что жив.

- А до этого?

- До этого была операция. Гениальный доктор Гамлет Рубенович Аванесов спасал мои ноги. Интракортикальная трансплантация.

- Замечательно, - кивнул психолог, - я вижу, с памятью у вас все в порядке. Давайте попробуем вместе восстановить ход событий, с самого начала. Ваше имя, фамилия, год и место рождения, звание?

- Логинов Сергей Александрович, родился в Москве, пятого января 1964 года. Майор Российской армии.

- Немного конкретней, пожалуйста.

- ГРУ, - тихо рявкнул Сергей.

- Хорошо. Где воевали?

- Афганистан, Таджикистан, Чечня.

В палате повисла тишина. Стало слышно, как за окном шепчется мокрая хвоя и стучит мелкий ледяной дождь по карнизу, кажется, первый дождь после зимы.

- Значит, это вы помните, - откашлявшись, проговорил наконец посетитель, - в таком случае должны помнить все остальное. Скажите, при каких обстоятельствах вы попали в плен к чеченским боевикам?

- А я был в плену у боевиков?

- Нет. Вы отдыхали на Канарах в пятизвездочном отеле, - опять последовала пауза.

Сергей успел заметить, что его собеседник - большой любитель многозначительных долгих пауз. С такими людьми беседовать неприятно, все время кажется, они подозревают тебя во вранье или пытаются получить от тебя что-то, чего ты дать не можешь и не хочешь. Тишина длилась минут пять, не меньше. Сергей почти уснул, когда послышался вялый, глухой голос Михаила Евгеньевича:

- Ваш отряд был заброшен в район села Ассалах. Вы должны были захватить командира боевиков Исмаилова, но угодили в ловушку. Расскажите подробно, как это произошло.

- Послушайте, ведь вы представились психологом, вам надо меня психологически реабилитировать, а не допрашивать, - заметил Сергей, - операция была засекречена, мы с вами из разных ведомств. Зачем вам, психологу, чужие секреты?

- Ладно, я вижу вы устали и раздражены. Мы вернемся к этому разговору, когда вы будете чувствовать себя лучше. - Михаил Евгеньевич поднялся и взглянул сверху вниз. Глаза его все так же не выражали ничего, кроме ледяного настороженного внимания. На миг почудилось, что это не живые человеческие глаза, а какие-то хитрые приборы, вмонтированные в глазницы и прикрытые стеклами очков. - Отдыхайте, майор, не мучайтесь сомнениями и лишними вопросами. Радуйтесь, что выжили и не превратились в беспомощного калеку. Вам здорово повезло. Сейчас вам надо восстанавливать силы. Впереди очень много дел. Всего доброго. Поправляйтесь.



Ровно в двенадцать Анжела скромно постучала в кабинет доктора Тихорецкой. На ней были все тот же черный платок и очки. Юлия Николаевна холодно поздоровалась. Анжела не стала садиться, сняла очки и подошла к большому зеркалу.

- Это же надо быть такой кретинкой, - произнесла она, внимательно себя разглядывая, - дома я поснимала все зеркала, а те, что снять нельзя, залила пшикалкой с краской. Получилось красиво, что-то вроде абстрактной живописи. Во всяком случае, приятней смотреть, чем на себя. Но каждый раз, когда я вижу зеркало, мне кажется - вдруг там мое настоящее, прежнее лицо? Вдруг мне весь этот кошмар приснился? Раньше я себя разглядывала по сто раз в день. Могла страдать из-за прыщика или маленькой родинки. Кретинка, - она стянула платок с головы, отошла от зеркала и уселась на стул.

- Анжела, мне звонил твой продюсер, - тихо сказала Юлия Николаевна.

- Да? И чего? - Анжела рассеянно накрутила на палец уголок платка.

- Он звонил мне домой в половине четвертого ночи,-уточнила Юля.

- Кто, Генка?! - Певица тут же вскочила, платок и очки упали на пол. - Очень интересно. И что он вам сказал?

- Он требовал, чтобы я не общалась с журналистами и ни с кем не обсуждала ваши проблемы. Знаете, Анжела, я боюсь, вам придется обратиться к другому врачу.

Девушка несколько секунд молча глядела на Юлию Николаевну. Рот ее приоткрылся, глаза налились слезами. Наконец она произнесла изменившимся, хриплым голосом:

- Простите. Я сейчас. Я на минутку, - и вылетела из кабинета, оставив на полу черный комок платка и очки.

Юля встала, подняла все это, положила на стул, отправилась в маленькую смежную комнату, открыла окно и закурила. Медсестра Вика села рядом на подоконник.

- Юлия Николаевна, вы что, серьезно хотите от нее отказаться?

- Хочу. Я всего лишь согласилась ей помочь, а мне стали угрожать. Зачем мне это нужно?

- Интересно, где этот продюсер взял ваш домашний телефон? Может, вы его Анжеле давали?

- Разумеется, нет.

- Мамонов не мог?

- Ни в коем случае, ты же знаешь, это один из железных законов нашей клиники: свой домашний номер врач может дать пациенту сам, если захочет. Но больше никто.

- Кошмар, - Вика покачала головой и выпустила несколько аккуратных колечек дыма, - вы Мамонову сказали?

- Нет еще. Думаю, он меня поймет.

- Она очень талантливая, - осторожно заметила Вика, - вокруг нее много всяких психов. Может, она вообще ни при чем?

- Может и ни при чем. Не знаю.

В дверь постучали. Юля загасила сигарету и вернулась в кабинет. Анжела вошла вместе с маленьким, круглым и совершенно лысым мужчиной.

- Вот, я его привела! Это Гена, мой продюсер. Он вам не звонил.

- Абсолютная правда,- энергично закивал толстяк, - в четыре часа утра я спал как убитый. Никогда, никому я не стал бы звонить в такое время. Я что, сумасшедший? А главное, откуда я мог узнать ваш номер, если до этой минуты понятия не имел, как вас зовут?

У Гены был необыкновенно высокий фальцет, говорил он торопливо, взахлеб, с частым придыханием. С такими голосовыми данными практически невозможно сымитировать бархатный начальственный бас. Юлия Николаевна убедилась, что ночью беседовала с другим человеком.

- Кто же, в таком случае, мне звонил? - спросила она, переводя взгляд с продюсера на Анжелу.

- Мы это выясним, - решительно заявила певица, - клянусь, такое больше не повторится. Вы только не отказывайтесь от меня, пожалуйста.

В этот момент дверь открылась и в кабинет по-хозяйски вошел Мамонов. Он успел услышать последнюю фразу и спросил елейным голосом:

- Что, Юлия Николаевна, у нас опять проблемы?

- Добрый день, Петр Аркадьевич, - широко улыбнулась Юля, - да, у нас возникли некоторые проблемы. 

Она рассказала о ночном звонке, а продюсер Гена еще раз сообщил, что кто-то другой назвался его именем.

Мамонов выслушал, хмурясь и озабоченно кивая, откашлялся и произнес:

- Да, неприятно. Однако это вовсе не повод, чтобы отказать человеку в лечении.

- Такое больше не повторится, - мрачно отчеканила Анжела, - вас, Юлия Николаевна, никто не побеспокоит. Если вы мне сейчас откажете, я не буду жить. Я не знаю, как жить с такой рожей.

За десять лет работы в пластической хирургии Юлия Николаевна научилась различать, когда угроза покончить с собой из-за дефектов внешности всего лишь угроза, а когда человек действительно готов умереть. В случае с певицей Анжелой речь шла не об увеличении груди или изменении формы носа, а о реальном уродстве, с которым в двадцать два года действительно невозможно смириться.

Все смотрели на доктора Тихорецкую. Она молчала. Конечно, можно просто забыть о безобразном ночном звонке и сегодня же начать готовить девочку к первой операции. Это будет правильно, и в общем Юля уже готова была сказать свое "да". Но что-то мешало.

- Я не единственный хирург-косметолог, - произнесла она, чувствуя, что тянет время, и с трудом понимая, зачем это делает, - не единственный и далеко не самый лучший.

- Не кокетничайте, - поморщился Мамонов, - решайте - да или нет.

- Да, - сердито рявкнула Юля.

Глава шестая

Полковник ФСБ Михаил Евгеньевич Райский появился в квартире Герасимовых ровно через час после того, как Владимир Марленович позвонил ему. По телефону он ничего объяснять не стал, просто сказал: "Миша, у меня беда, нужна твоя помощь".

Они не виделись года полтора, и полковник заметил, как сильно изменился его бывший начальник. Еще недавно он выглядел крепким спортивным стариком, играл в теннис, бегал по утрам, любил попариться в баньке. Теперь стал рыхлым, вялым, кожа приобрела нехороший землистый оттенок, под глазами набухли темные мешки и глаза глядели так уныло, что хотелось отвести взгляд.

- Здравствуй, Миша,- генерал слабо обнял его и повел в гостиную, где молодая застенчивая домработница Оксана накрывала кофейный столик.

- А где Наталья Марковна? - спросил Райский, усаживаясь в глубокое кресло и закручивая кренделем свои длинные тощие ноги.

- В спальне. Приболела,- отрывисто ответил генерал.

- Что такое? Опять астма?

- Да, был очень острый приступ. Но сейчас, слава Богу, заснула.

- А вы сами как себя чувствуете?

- Ох, Миша, не спрашивай, - вздохнул генерал, - ну как я могу себя чувствовать, если моему драгоценному засранцу прицепили взрывчатку к днищу машины?

Горничная Оксана налила полковнику крепкий кофе, генералу жидкий чай с мятой и бесшумно удалилась. Несколько секунд оба молчали. Райский осторожно пригубил кофе, кинул в рот шоколадную конфету. Он уже понял, что засранец Стас Герасимов, единственный сын генерала, уцелел. В противном случае все в этом доме выглядело бы не так обыденно и старик разговаривал бы совсем иначе.

- На взрыв наши выезжали или милиция? - спросил Райский, дожевав конфету.

- Не было никакого взрыва. Стас увидел с балкона, как возятся у машины двое в трикотажных шапках и догадался вызвать милицию. Хотя бы на это мозгов хватило. Приехали и милиционеры, и наши. Следователь Чижов из районного управления. Не знаешь такого? - генерал брезгливо поморщился.

- Нет. Вам с Натальей Марковной он не внушил доверия? - догадался Райский.

- Какое там доверие? Шут гороховый. Хихикает, будто его все время кто-то щекочет. Не надо нам такого, Миша. Я ему ничего рассказывать не стал. Что толку?

- И правильно, - кивнул Райский, - в любом случае расследование должно проводиться на самом высоком уровне.

- Миша, я бы хотел, чтобы ты занялся этим, - тихо произнес генерал и отбил короткими пальцами дробь по стеклянной столешнице, - думаю, у твоего начальства возражений не будет.

- Конечно, Владимир Марленович. Генерал подробно и четко изложил Райскому все от начала до конца.

- Да, повезло, - покачал головой полковник, - а где же он сам?

- Расслабляется, - генерал криво усмехнулся, - день провел в оздоровительном комплексе, потом отправился с очередной бабой в ресторан, у нее, вероятно, и заночует.

- И много их у него?

- Ну, штуки три точно есть. Две постоянные и обязательно какая-нибудь одна временная.

- Вы с Натальей Марковной знаете хотя бы двух постоянных?

- Одну. Ту, у которой он ночевал, когда все произошло, - мрачно пробормотал генерал.

Райский давно заметил, что генерал не курит. Раньше он дымил каждые полчаса, предпочитал крепкий американский "Кэмел". Теперь даже пепельница на столе не стояла. Полковнику после чашки крепкого кофе очень хотелось закурить и он решился вытащить свою пачку.

- Прости, Миша. Только на балконе, - развел руками Владимир Марленович, - я, видишь ли, недавно бросил и пока очень болезненно отношусь к дыму. Хочется, но нельзя.

Они вышли на балкон. Райский закурил. Генерал глядел в желтоватое вечернее небо и жадно вдыхал запах дыма.

- Женщина, у которой ночевал Стас, замужем, - проговорил он, обращаясь скорее к смутному шпилю Останкинской башни, чем к своему собеседнику, - ее зовут Галина, по мужу Качерян. Она внучка няни Стаса. Ей было пятнадцать, когда мой засранец впервые переспал с ней. И до сих пор спит иногда. Сейчас ей тридцать. Муж армянин, художник, работает у Стаса на фирме. Есть ребенок, мальчик.

- Где же были муж и ребенок, когда Стас там ночевал? - быстро спросил Райский.

- Ребенок у бабушки, муж в командировке.

- Погодите, Владимир Марленович, получается, у вашего сына пятнадцать лет длится роман с этой Галиной и муж ни о чем не догадывается?

- Миша, там нет никакого романа, - генерал раздраженно повысил голос, - он с ней просто спит иногда и все.

- Ну хорошо. Не важно, как это называть. Она успела выйти замуж, родить ребенка, Стас взял ее мужа к себе на фирму и тот не подозревает...

- Откуда я знаю, черт возьми, подозревает он или нет?! - старик так закричал, что Райскому стало его жаль.

- Может, все совсем просто? Армяне - люди горячие, ревнивые,- осторожно предположил он.

- Может быть, -кивнул генерал, уже вполне спокойно, - я тоже думал об этом. Но, во-первых, Рубен Качерян страшно дорожит своей работой, а во-вторых, командировка весьма сомнительная. Он уехал в Петербург. Он постоянно туда ездит. Там у него вторая, неофициальная, семья.

Полковник тихо присвистнул, загасил сигарету.

- Ого! Откуда у вас такие подробные сведения?

- От Стаса. Как-то проговорился случайно.

- Случайно ли? - Райский попытался взглянуть генералу в лицо, но видел только темный невыразительный профиль. - Зная вас, Владимир Марленович, я могу представить, как вы осуждаете сына за эти отношения. Может, он просто выдумал историю про вторую семью художника Качеряна, чтобы как-то оправдаться перед вами?

- Ничего он не выдумал, - поморщился генерал, - во-первых, мой сын никогда не брал на себя труд оправдываться передо мной и перед матерью, а во-вторых, это было несложно проверить. О второй семье Качеряна знают почти все на фирме. А жена его, между прочим, не догадывается. В такой ситуации вполне логично предположить, что муж, в свою очередь понятия не имеет о ее личной жизни, генерал произнес это резко, брезгливо, у него даже голос изменился.

- Пойдемте в комнату, Владимир Марленович. Холодно. Вдруг простудитесь? - сказал Райский после долгой тягостной паузы.

- Что это ты, Мишка, со мной разговариваешь как с немощным стариком? Ты точно так же можешь простудиться, - проворчал генерал уже своим нормальным, начальственным баритоном.

Они вошли в комнату, Владимир Марленович прикрыл балконную дверь и тяжело плюхнулся в кресло.

- Значит, армянская ревность у нас отпадает? - весело спросил Райский, усаживаясь напротив.

- К сожалению, да. Хочешь еще кофейку?

- Не откажусь.

- Тогда сходи на кухню, попроси Оксану сварить. Я бы позвал ее, но орать нельзя. Наташа спит.

- Нет, я уже не сплю. Здравствуй, Мишенька, рада тебя видеть. - Наталья Марковна, шаркая, вошла в гостиную. На ней был теплый стеганый халат.

Генерал с благодарностью отметил, что она успела расчесать волосы и умыть лицо. Райский поспешно поднялся навстречу, поцеловал ей руку, спросил о самочувствии.

- Жить буду, -улыбнулась она, - прости за такой домашний вид. Хочешь кофе? Я уже сказала Оксане, она варит. Володя, ты все рассказал?

- Почти, - кивнул генерал.

- И что ты думаешь, Миша? - Она опустилась в кресло, расправила полы халата и впилась в лицо Райского больными красными глазами.

- Я пока слишком мало знаю, чтобы делать выводы. С работой фирмы это не может быть связано, как вам кажется?

- Исключено, - помотал головой генерал, - там все под моим контролем.

- Знаете, у меня почему-то не идет из головы эта девочка, эстрадная певица, - пробормотала Наталья Марковна.

- Какая певица? - генерал нахмурился и повысил голос. - Ты мне ничего не рассказывала.

- Прости. Я была уверена, что оно того не стоит. Я вообще думаю, это просто сплетня. Нет, лучше не надо. Ерунда, - Наталья Марковна смутилась и даже покраснела слегка.

- Сейчас ничего нельзя считать ерундой! Все важно, абсолютно все! Ты поняла меня, Наташа?! - закричал генерал и поднялся с кресла.

- Володя, ты же терпеть не можешь, когда я делюсь с тобой всякими бабскими разговорами, - жалобно простонала Наталья Марковна, - мы просто болтали с Оксаной на кухне. Она показала мне какой-то дурацкий журнал, там сплошные сплетни. - На пороге появилась домработница с подносом, и Наталья Марковна обрадовалась: - Оксана, детка, у тебя сохранился тот журнал, где фотография Стаса рядом с лысой певичкой?

- Я не помню, - испуганно пролепетала девушка, - вот кофе и чай для вас, - она поспешно поставила поднос на стол.

Генерал тронул ее за руку и попросил:

- Пожалуйста, попытайся вспомнить. Ты ведь знаешь, какая у нас беда и должна понимать, что сейчас все важно. Абсолютно все. Что за певица? В каком журнале был снимок?

- Ладно, ладно, я попробую,- Оксана уставилась в потолок и, помолчав несколько секунд, выпалила. - Журнал называется "Короче". Там был фоторепортаж с какой-то клубной тусовки. На одной фотографии певица Анжела со Станиславом Владимировичем, их засняли в довольно неприличной позе, и там еще подпись такая, ужас. Мне даже неудобно рассказывать.

- Давай, не стесняйся! - мрачно подбодрил ее генерал.

- Ну понимаете, ее рука у Станислава Владимировича между ног, на ширинке, и написано вроде это: народу было много, места мало, и певице Анжеле пришлось оберегать самое ценное, что есть у ее новой любви, у предпринимателя Стаса Герасимова. - Бедная девушка, пока произносила это, покраснела до слез и старалась ни с кем не встретиться глазами.

- Да, да, - грустно кивнула Наталья Марковна, - там именно такой текст.

- У тебя сохранился журнал?- спросил Владимир Марленович.

- Нет. Он старый, еще февральский. Я его выкинула. Я вообще таких журналов не читаю, просто случайно купила в метро, из-за телепрограммы, увидела снимок и принесла Наталье Марковне показать. Вы, Наталья Марковна, сами мне сказали: выкинь эту мерзость.

- Да, конечно, - кивнула генеральша, - я так сказала. Спасибо, деточка.

Оксана побежала вон из гостиной, но генерал окликнул ее:

- Погоди, сядь и расскажи, что за певица.

Девушка поплелась назад, неловко опустилась на краешек кресла:

- Ну я не знаю, я не особенно увлекаюсь попсовой эстрадой. Просто певица и все. Их столько сейчас... Эта Анжела, она вроде совсем молодая, ей лет двадцать, наверное. Голос ничего, есть пара неплохих клипов. Говорят, ее какой-то чеченец раскрутил, то есть вложил деньги в ее первые клипы, но про всех звезд что-нибудь такое говорят...

- Чеченец? - прошептала Наталья Марковна. - Господи, теперь все понятно!

- Что тебе понятно?! - взревел генерал. - Тут сидят два профессионала, а ты лезешь со своим идиотским "понятно"!

- Володя, почему ты на меня кричишь? - тихо спросила Наталья Марковна. Давай-ка выпей валерьяночки. Миша, вы извините его, он устал и не здоров, обратилась она к Райскому. Тот рассеянно кивнул в ответ.

Последние несколько минут он сидел молча, перестал задавать вопросы и только слегка покачивал ногой. Свет лампы отражался в стеклах его очков, и никто не видел, как застыли его светлые глаза, как резко сузились зрачки.

Генерал открыл рот, чтобы крикнуть еще что-то, но тут раздался тяжелый грохот. От порыва ветра хлопнула балконная дверь, и большое зеркало соскользнуло с деревянной основы. Осколки с грохотом хлынули на антикварный комод, сбивая с него шкатулки, вазочки, статуэтки.

Первым опомнился полковник. Он встал, оглядел гладкую полированную доску и покачал головой:

- Удивительно, как это раньше не произошло. Стекло держалось на нескольких каплях клея и даже не было закреплено рамой. Ну и халтура!

Генерал и генеральша сидели оглушенные, притихшие. Оксана кинулась в кухню за веником.

- Наталья! Не смей! - вдруг закричал Владимир Марленович так, что зазвенели подвески люстры. - Прекрати сейчас же! Я запрещаю тебе!

- Что, Володя, что ты мне запрещаешь? - испуганно прошелестела Наталья Марковна.

- Думать об этом запрещаю! - у генерала тряслись щеки и вздыбился седой пушок на лысине.- Не верь! Глупости! Предрассудки! Бабье суеверие! Поняла? Повтори!

- Да, Володенька, да. Я не буду, - тихо всхлипнула генеральша, - глупости, бабье суеверие.



Настал день, когда костыли сменили на палку, выдали кроссовки и спортивный костюм. Сергей впервые вышел на свежий воздух и, опираясь на палку, прошагал около сотни метров по узкой асфальтовой тропинке вдоль бетонного забора. Забор был высокий, по верху шло три слоя колючки. За деревьями Сергей заметил четыре новеньких финских домика. Сам госпиталь представлял собой трехэтажную кирпичную коробку. Рядом стояла точно такая же коробка, но украшенная антеннами и тарелками спутниковой связи.

Кругом был лес, он потихоньку оживал, наливался зыбким обманчивым теплом и бледными предвесенними красками. Земля все еще была покрыта мутной зернистой коркой старого снега. На редких подсохших проталинах, как испуганные призраки, дрожали под ветром мертвые стебли прошлогодней травы. Дни были еще по-зимнему ледяные, мрачные, но по утрам и в сумерках прояснялось, выплывало солнце, и Сергей вскидывал к нему лицо, закрывал глаза, жадно ловил первые теплые лучи.

Совсем близко слышался мерный гул электрички, и ему стало казаться, что секретный объект за бетонным забором значительно ближе к Москве и вовсе это не граница области. Но он уже знал, что никого ни о чем нельзя спрашивать, и привык молчать.

С каждым днем он чувствовал себя все лучше. Отправляясь на утренние прогулки, он стал забывать палку. Он удивительно быстро шел на поправку. Вскоре прогулки сменились пробежками. Из госпитального бокса его переселили в финский домик, где кроме него жило еще пять человек, каждый в отдельной комнате. Знакомясь, они называли свои имена, но не сообщали фамилий и званий. Сергей знал, что ребята эти- кадровые офицеры ФСБ и здесь просто отдыхают, поправляют здоровье после ранений.

Вместе со всеми Сергей качал мышцы на тренажерах, стрелял в тире, бегал, прыгал, парился в сауне. Он изматывал себя физически и старался не думать ни о прошлом, ни о будущем. Но однажды ночью он проснулся в холодном поту от собственного крика и обнаружил, что уже не лежит на койке под одеялом, а стоит посреди комнаты и рука его занесена для смертельного удара. Еще секунда, и он расшиб бы ребром ладони деревянную раму приоткрытого окна. Окно поскрипывало от легкого ветра, в стекле причудливо отражались тяжелые сосновые ветви, подсвеченные полной луной.

Ему приснилось, как у него на глазах пытают старлея Колю Курочкина. До утра он больше не мог сомкнуть глаз. За завтраком он косился на соседей, ожидая, что кто-нибудь спросит, чего это он орал во сне и скакал по комнате. Но никто не спросил.

День начался и продолжился, как обычно. Сергей старался измотать себя тренировками, но, качая мышцы, обливаясь потом, он вдруг ясно услышал голос капитана Васи Громова. Вася хрипло напевал блатную песенку: "Скольких я зарезал, скольких перерезал, сколько милых душ я загубил..." В последнюю неделю плена капитан Громов постоянно бормотал что-то. Насупившись, декламировал стихи Некрасова, которые учил в младших классах школы, иногда матерился уныло и невнятно, а то начинал молиться, так горячо и жалобно, что, казалось, Господь не мог его не услышать.

Капитана Громова уже не было на свете, но хриплый голос жил. Сергей слышал его отчетливей, чем голоса офицеров, находившихся рядом с ним в спортивном зале. Он продолжал качать пресс, он заставил себя не зажимать уши, не закрывать глаза и не орать, как смертельно раненное животное. Он молча, сосредоточенно качал пресс.

Дело не в крови, которая била пульсирующей струёй из перерубленных артерий, и даже не в хрустящем, крякающем звуке, который сопровождал падение топора на оголенную шею. Да, кровь долго еще стояла темно-красной пеленой перед глазами, и звук стоял в ушах несколько недель, но дело в другом. Лицо человека, казнившего сначала старлея Курочкина, потом капитана Громова, было строгим и сосредоточенным, как если бы он рубил дрова и боялся попасть себе по пальцам. Он старался казнить правильно. Красиво. Он щеголял мастерством, размеренностью, точностью движений. Зрителей было много. Собрался весь отряд, чтобы посмотреть. Принесли видеокамеру и все засняли.

Они вообще любили снимать. Не только пытки и казни, но самих себя - как они едят, как тренируются, как празднуют свои праздники, жарят шашлык из молодого барашка, как молятся перед боем, перед пытками, перед сном.

Сергей медленно, тяжело подтягивался на турнике и еще медленней опускался, десять раз, пятнадцать, двадцать. Глаза были залиты потом, и в радужной соленой пелене возникло лицо человека, который казнил старлея и капитана. Оно проступало так отчетливо, что были видны морщины между толстыми подвижными бровями, широкие поры на смуглой грубой коже, глаза оттенка ржавчины, алый лопнувший сосуд в углу, на глазном белке. Майор Логинов видел все так ясно, словно находился не в спортивном зале, а сидел на земле у дерева, под бледным ноябрьским небом, неподалеку от сожженного горного села Ассалах.

В затылок ему уперлось дуло автомата. В ноздри ударил запах жареной баранины. После казни предполагалось очередное застолье, и на жаровне во дворе ближайшего дома жарился шашлык. У него были крепко связаны руки, а длинный конец веревки обмотан вокруг дерева. Но им казалось, этого мало, и они приставили к нему мальчишку лет шестнадцати с автоматом.

Мальчишка громко цыкал зубом, сплевывал у него за спиной и уныло напевал себе под нос какую-то нудную восточную мелодию. Голос у него был высокий, гнусавый, он стоял и пел, пел...

В очередной раз подтягиваясь на турнике, Сергей вдруг перестал чувствовать кисти рук, словно они действительно затекли от веревок, и упал на жесткий мат. Это было не воспоминание. Каждая его клетка подробно проживала все, от начала до конца.

Несколько минут он лежал, глядя в потолок спортзала и потирая запястья. Кровь потихоньку начинала циркулировать. Пальцы покраснели и распухли. На запястьях проступили вишневые глубокие рубцы, следы веревок.



Спутница Стаса Эвелина была жгучая брюнетка двухметрового роста, тонкая, ломкая, словно вся состояла из деревянных палочек. В полумраке ресторанного зала ее черные глаза казались провалами в тоскливую глухую пустоту. При малейшем движении ее суставы хрустели так, что становилось страшно - вот-вот что-нибудь отломится.

Она ела за двоих, опрокидывала в рот бокалы с вином, быстро, жадно, но совсем не пьянела. Нервными длиннющими пальцами она сдирала панцирь с королевской креветки и рассказывала, как соседи сверху затеяли ремонт. Мало того, что стоит грохот с утра до вечера, еще и вся лестница в известке. А некая предприимчивая подруга купила в Германии автомобиль и что-то там страшно бюрократическое случилось на таможне. Другая подруга познакомилась с шикарным бизнесменом, уже строила брачные планы, но он оказался банальным квартирным мошенником, и в общем, в этом ничего нет удивительного, поскольку подруга, глупая-старая-страшная, не должна была терять чувство реальности.

- Кстати, как твой бурный роман с этой лысой певичкой? - Эвелина сморщила нос и нервно защелкала пальцами. - Ну как ее? Жанна? Жозефина?

- Анжела, - сквозь зубы процедил Стас, - ее зовут Анжела. Никакого романа нет.

- Ой, вот только не надо скромничать, мы с тобой взрослые люди. Я просто давно хотела тебя предостеречь. С такими крошками следует держать ухо востро. Будь осторожней, ладно?

- В каком смысле?

- Ну, я не знаю, наркотики, приятели-бандиты, СПИД, сифилис.

- У меня никакого романа с певицей Анжелой нет, и хватит об этом! - жестко прервал ее Стас.

- Но ведь был? - прищурилась Эвелина. - Я тут в каком-то журнальчике читала, что бедняжку страшно избили, изуродовали лицо. Теперь она не скоро появится на сцене. Жалко, конечно, но наверняка сама виновата. При таком образе жизни надо быть готовой ко всему. Что ты на меня так смотришь? Тебе небось было бы приятно, если бы я ревновала. Но нет, родной, не дождешься, мы с тобой слишком давно и хорошо знаем друг друга.

Стас ничего не ответил. Он терпел эту болтовню только потому, что сегодня ему надо было переночевать у Эвелины, и с легким сожалением вспоминал, какой она была лет пять назад, когда работала моделью в престижном агентстве, снималась нагишом и почему-то казалась значительно умней. Но нельзя работать моделью, когда подваливает к сорока, то есть Эвелина, возможно, поснималась бы еще, но было такое множество других, юных, свежих, готовых на все, что ей пришлось уйти. Мужа и детей она никогда не имела, все ее родственники жили в Саратове, откуда она приехала в Москву двадцать три года назад. Кроме кучи разнообразных ненадежных подружек и двух-трех непостоянных любовников, у нее никого не было.

Промаявшись год без работы, она взялась писать любовные романы. Получалось у нее лихо, во всяком случае быстро. В год она выдавала от трех до пяти трогательных дамских историй, получала тысячу долларов за каждую. Всякий раз, проезжая мимо книжных развалов, останавливала машину, чтобы посмотреть, есть ли среди прочих ее тонкие книжицы с розами, бабочками и роковыми красавицами на обложках. Книжки лежали, иногда их кто-нибудь покупал у нее на глазах, и ее острые скулы заливались горячим румянцем.

Она могла бы жить вполне сносно, если бы не сжигала ее зависть к более успешным коллегам. Стоило при ней произнести какое-нибудь популярное имя, и ее смуглое подвижное лицо становилось землистым, черные глаза остро прищуривались, пухлый вишневый рот сжимался в ниточку. Эвелина разражалась хриплым отрывистым монологом, беспощадно разоблачала жульнические ухищрения литературных счастливцев, и так искренне, так страстно страдала из-за чужих успехов, что иногда дело кончалось сосудистым кризом.

Стас не читал ни строчки из романов своей подруги. Он вообще ничего не читал, кроме журналов по дизайну и компьютерной графике. Но ему нравилось иногда от скуки злить Эвелину, он произносил имя какого-нибудь успешного автора и наслаждался маленьким спектаклем. Впрочем, даже если он не произносил никакого имени, то разговор все равно сползал к проблемам массовой литературы. Так случилось и сейчас.

- Да, кстати, - промокнув салфеткой губы, хрипло пропела Эвелина, - я тут как-то случайно включаю телевизор, а там сидит этот лысый боров и рассказывает, как его обожают читатели, сколько писем ему пишут, как на улице узнают, а он, бедняжка, видишь ли, устал от собственной бешеной популярности. Врет, скотина такая, честно глядя в камеру своими свинячьими глазенками, врет, зараза, в прямом Эфире.

- А что ты от него хочешь? Он бездарная сволочь, читать его совершенно невозможно, - кивнул Стас, хотя понятия не имел, о ком идет речь.

Эвелина забыла о кофе и принялась возбужденно рассказывать, сколько денег было вложено в раскрутку "лысого борова" и как нагло, как бессовестно проводилась рекламная кампания. Доверчивому читателю вдалбливали, что этот писатель самый лучший, настоящий гений, и теперь Достоевский, Чехов, Булгаков, Набоков, - все одновременно переворачиваются в гробах от зависти, а нынешним литераторам остается только застрелиться от стыда за свое жалкое графоманство. Это откладывается в подкорке, и покупают, покупают, черт бы их всех побрал. Стас совершенно прав, когда говорит, что на самом деле он врун и сволочь, и если открыть любую страницу, то сразу умрешь от скуки, потому что писать он ни хрена не умеет.

Эвелина много раз, брезгливо морщась, повторяла имя писателя, получая от этого острое мазохистское удовольствие. Имя было настолько модное, что даже Стас знал, что такой писатель действительно есть. Она говорила очень громко, почти кричала, и вдруг Стас заметил, как странно застыли люди за соседним столиком. Их было четверо, трое мужчин и женщина. И все молча смотрели на Эвелину, которая сидела к ним спиной. Стас обратил внимание, что один из мужчин лыс, толст, в его грубом лицо действительно есть нечто свинячье и очень знакомое, нечто примелькавшееся на телеэкране и на глянцевых журнальных страницах.

"Не может быть!" - весело подумал Стас. Он дал Эвелине накричаться вдоволь и только когда она замолчала, чтобы перевести дух и прикурить, еле слышно произнес:

- А теперь обернись.

Эвелина резко развернулась, хрустнув суставами. Стасу стало жаль, что в этот момент он видел только ее смоляной стриженый затылок и длинную, перекрученную жгутом шею. В такой позе она просидела довольно долго, поскольку была близорука. За соседним столом все еще молчали. Наконец Эвелина повернулась к нему лицом, и Стас не заметил ничего, кроме широкой, торжествующей улыбки.

- Должен же человек хоть раз услышать о себе правду! - сказала она и хрипло расхохоталась.

Между тем официант принес счет. Стас, не глядя, вложил кредитку в кожаную папку. Ему стало совсем хорошо, перспектива провести ночь с хрустящей Эвелиной уже не вызывала прежней грусти, а главное, окончательно исчез противный дрожащий страх. Стас накрыл ладонью холодную длинную кисть Эвелины и слегка погладил ее пальцы.

- Ты прелесть, Линка, мне с тобой так комфортно.

- Спасибо, солнышко, - усмехнулась она в ответ.

За соседним столом о чем-то тихо беседовали и в их сторону уже не смотрели. Подошел официант, и Стас спохватился, что не положил вместе с карточкой чаевые, полез в бумажник, но там оказалось несколько совсем мелких купюр.

- У тебя нет рублей пятисот? - небрежно спросил он Эвелину.

- Да, конечно, - она открыла сумочку. Официант наклонился к уху Стаса и виновато произнес:

- Извините, пожалуйста, ваша карточка заблокирована.

- Что? - не понял Стас.

Официант показал ему чек, Стас поднес его к глазам, долго не мог прочитать мелкий английский текст, наконец понял, вытащил из бумажника другую кредитку. Официант взял ее и удалился.

- Бред,- пожал плечами Стас,-у меня там куча денег.

- Не напрягайся, - улыбнулась Эвелина, - завтра позвонишь в банк и все выяснишь.

Официант вернулся, молча протянул карточку и еще один чек. Там был такой же текст.

- Может, вы расплатитесь наличными? - сухо предложил он.

- Да нет, ну это маразм какой-то! - нервно рассмеялся Стас. - У вас что-то случилось с аппаратом.

- Вот, попробуйте мою карточку, - Эвелина шлепнула на стол синюю "Визу".

- Попробовать или снять сумму по счету? - уточнил официант.

- O, Господи, - презрительно прохрипела Эвелина. - Конечно, снимайте сумму. Мы же Be собираемся у вас сидеть до завтра.

С ее кредиткой было все нормально. У Стаса неприятно защекотало в желудке. В огромном зеркале в гардеробе он увидел свою бледно-зеленую физиономию. Страх вернулся.

- Не бери в голову, - Эвелина нежно погладила его по щеке, - такое бывает иногда. Ошибка в компьютере, мало ли...

- Это карточки двух разных банков, не могут ошибиться сразу два компьютера.

- Значит, ты исчерпал месячный лимит.

- Нет у меня никакого лимита, куча денег на обеих карточках, все должно быть нормально! - рявкнул Стас так, словно Эвелина была во всем виновата.

Они вышли под моросящий дождь. Стас взял Эвелину под руку и повел ее к черному "Мерседесу". Стоянка у отеля была забита, и шоферу Гоше пришлось встать довольно далеко, за квартал от ресторана. Эвелина на своих тонких каблучках неловко обходила лужи, один раз чуть не упала, споткнувшись о бордюр тротуара.

- Черт, а я, кажется, пьяная слегка, - весело сообщила она, - слушай, что за белую дрянь мы с тобой пили?

- Забыл. Что-то французское.

Гоша спал на своем водительском месте, откинувшись на подголовник. Окно было наполовину опущено, Стас легонько стукнул по стеклу костяшками пальцев.

- Эй, служивый, подъем! -пьяно пропела Эвелина.

Гоша не шевельнулся. Огни проехавшей машины высветили его запрокинутый профиль. Стас заметил, что рот у него открыт. Когда загорелся красный, остановились на перекрестке машины, и стало тихо, Стас явственно расслышал, что из салона "Мерседеса" раздается тихий унылый щебет,

- У него мобильник заливается, - шепотом сообщил он Эвелине, - это же надо так крепко вырубиться! - Он дернул ручку, но двери оказались заблокированы, Гоша, проснись наконец! - крикнул он, приблизив лицо к открытому окну.

Эвелина отстранила его, сунула в окно руку и щелкнула зажигалкой перед лицом шофера. В дрожащем свете они оба увидели тусклые приоткрытые глаза и аккуратную черную дыру посередине лба. Эвелина выдернула руку из салона и громко, хрипло закричала. Стасу показалось, что его парализовало и он лишился дара речи. Хотел подхватить покачнувшуюся Эвели ну, но не мог шевельнуться. Хотел что-то сказать или крикнуть, но вместо голоса была тишина.

Глава седьмая

Петр Аркадьевич Мамонов сидел не за столом, как обычно, а в широком кожаном кресле, вальяжно раскинувшись, и, что самое удивительное, курил сигару. Юля застыла на пороге кабинета.

- Да, я курю сигару, - он счастливо улыбнулся, выпустил густой клуб дыма, - нечего на меня так смотреть. Сигара не такая вредная вещь, как сигареты. Главное не затягиваться.

Петр Аркадьевич Мамонов был яростным противником курения, измучил всех нудными лекциями и запретами, обожал рассказывать, как в бытность свою студентом медицинского института оставался единственным мальчиком на курсе, который сохранил в этом смысле невинность и ни разу не сделал ни затяжки, даже на пьянках в общаге и после занятий в анатомке.

- Ну и как? - спросила Юля, усаживаясь в кресло напротив. - Вкусно?

- Ничего, - Мамонов раскрошил свою сигару в пепельнице, - голова немного кружится и тошнит, а так ничего. Терпимо. Нервы успокаивает. Я, видите ли, очень нервничаю сегодня Юлия Николаевна. По вашей милости, - он сделал долгую выразительную паузу. Юля тоже молчала, и, не дождавшись от нее ни слова, он продолжил: - Нет, я, понимаю, тот мужчина с волосами-антеннами, он, конечно, сумасшедший.

- Есть немного, - улыбнулась Юля.

- Вы вели себя абсолютно правильно. Но что касается Протопоповой, то с ней еще вполне можно было бы поработать, небольшую подтяжечку сделать, например.

- Ой, Петр Аркадьевич, - Юля покачала головой, - вы ведь сами отлично знаете, что нельзя.

- Нельзя терять сразу трех пациентов в день! - Мамонов неприятно повысил голос. - Объясните мне, почему вы отказали Васильковым?

- Что, неужели все-таки нажаловались?

- Не то слово! Вчера мамаша закатила истерику у меня в кабинете, кричала, что если ее ребенок что-нибудь с собой сделает, то виноваты будете вы, доктор Тихорецкая! Вы отняли у девочки последнюю надежду, вы жестокий, бессердечный человек и не имеете права работать врачом.

- Мадам была одна, без девочки? - быстро спросила Юля и машинально сунула руку в карман халата за сигаретами, но тут же убрала пачку назад.

- Ладно уж, курите,- разрешил Мамонов,-вам ведь тоже надо успокоиться.

- Спасибо, Петр Аркадьевич, но я пока вполне спокойна.

- Пока! - он поднял палец вверх. -- Я только начал, Юлия Николаевна. Впереди еще много неприятных слов, так что не стесняйтесь, дымите в свое удовольствие. И будьте любезны, объясните мне, почему вы отказали Васильковым, да еще в столь категоричной форме?

Юля щелкнула зажигалкой, затянулась и медленно произнесла:

- Потому что у девочки идеальное лицо. Есть лица, которые просто грех трогать.

- Нет, Юлия Николаевна, нет таких лиц! Всегда можно что-то усовершенствовать. Разве вам не рассказывали преподаватели в ординатуре, что идеальные пропорции делают облик человека банальным, скучным и это вовсе не красота? В женщине должна быть какая-нибудь маленькая неправильность, пикантность, иначе она будет казаться куклой.

- Простите, Петр Аркадьевич, - разозлилась Юля, - это демагогия. Света Василькова очень красивая девочка, и никаких пикантностей ей не надо. Просто ее матушка хочет срочно загрузить кого-нибудь своей проблемой. Она ищет виноватых, и уверяю вас, если бы я согласилась, то стала бы виноватой через неделю после операции.

- Почему?

- Потому что в случае со Светой Васильковой ни один хирург не сумеет сделать лучше, чем уже сделал Господь Бог. После операции будет хуже, чем сейчас, понимаете?

- Не понимаю! - Мамонов помотал головой. - Отказываюсь понимать! Ну разве трудно было предложить ей чуть-чуть приподнять носик? Или подправить ушки? Вы бы избавили девочку от комплексов, вы подарили бы ей радость...

- Я прошу вас, перестаньте, - поморщилась Юля, - мы оба устали, давайте прекратим этот разговор. Если мы станем хвататься за каждую дурочку, замороченную дамскими журналами и злобными завистливыми подружками, мы превратимся в мошенников и репутация наша не будет стоить ни гроша.

- Да мы половиной наших пациенток обязаны дамским и молодежным журналам, а также тем критически настроенным особям, которых вы называете завистливыми подружками! -рявкнул Мамонов. - Пятьдесят процентов женщин в возрасте до тридцати пяти лет, обращающихся к нам за помощью, делают это не из-за реальных физических недостатков, а из-за комплексов, выращенных искусственно! Вы помните актрису Севастьянову? Красавица, умница, играла роковых героинь, жила и работала в свое удовольствие, пока какая-то гримерша на телевидении не сказала ей: "А вы знаете, у вас кривой нос, вот смотрите, тут хрящ смещен влево, это надо скрывать гримом". С тех пор Севастьянова в зеркале стала видеть только свой смещенный хрящ, ничего больше, и не могла успокоиться, пока не обратилась к нам. Вы, Юля, ассистировали мне на той операции, вы тогда как раз заканчивали ординатуру. Помните?

- Да, - кивнула Юля,- но там действительно был слегка асимметричный хрящ.

-Ерунда,- махнул рукой Мамонов, -прелестный выразительный носик. Красавица, одно словно. Она могла бы прожить с этим своим хрящом всю жизнь, но нашлась добрая душа, которая обратила ее внимание и чуть не свела с ума. Я ведь сначала не хотел оперировать, убеждал, утешал. А потом понял - бесполезно. Либо тяжелый невроз, либо операция. Но тогда, заметьте, не было такой дичайшей конкуренции в нашей профессии и операции стоили раз в пять дешевле, - он достал бумажный платок, вытер влажную лысину и закричал так, что зазвенело в ушах. - Марина! Я просил вас сварить кофе два часа назад! Вы что, заснули?

В дверном проеме тут же появилось испуганное лицо. Медсестра Марина, качнув белой тапочкой, быстро защебетала:

- Петр Аркадьевич, вы не просили, вы вообще кофе не пьете, вы, честное слово, не просили, но если хотите, я сейчас!

- Сейчас же! Сию минуту! Мне чай, доктору Тихорецкой кофе! - Мамонов неловко вылез из кресла, подошел к окну и уставился на толстую важную ворону, которая сидела на ветке тополя прямо напротив окна и держала в клюве кусок фольги.

- Что с вами, Петр Аркадьевич? - тихо спросила Юля.

- Простите меня, деточка, - проговорил он чуть слышно, - я действительно сорвался и наговорил много глупостей насчет Протопоповой и этих несчастных Васильковых. Вы поступили совершенно правильно. Дело совсем в другом. Ко мне сегодня утром приходил полковник ФСБ.

- Это касается Анжелы?

- Почему Анжелы? Нет... впрочем, не знаю, может быть, как-то связано с певицей. Хотя вряд ли. Преступников, которые ее избили, ищет милиция, а не ФСБ. Во всяком случае, о ней полковник ничего не спрашивал. - Мамонов вернулся в кресло и несколько секунд глядел на Юлю с такой жалостью, что ей стало не по себе. - Полковник интересовался вами, деточка. И мне это совсем не нравится.

- Да ладно вам, Петр Аркадьевич, - бодро улыбнулась Юля, - ерунда. Мне бояться совершенно нечего. Я не шпионка, не террористка.

- Ох, Юленька, если бы они интересовались только шпионами и террористами... Я старый человек, но, знаете, во мне до сих пор остался совершенно дурацкий, детский страх перед этой организацией. Во рту пересыхает и хочется отвести глаза.

- Петр Аркадьевич, я понимаю, - кивнула Юля, - но, пожалуйста, не тяните. Ужасно интересно.

- Вот она, разница поколений. Вам сколько? Тридцать шесть? А я на двадцать лет старше. У вас никакого страха. Вам интересно. А у меня коленки дрожат. Собственно, этот полковник ничего конкретного мне не сообщил. Он просто задал о вас несколько вопросов.

- Например?

- Ну, что вы за человек.

- И что я за человек?-улыбнулась Юля.

- Я сказал все самое хорошее, - с вызовом отчеканил Мамонов, - я сообщил ему, что знаю вас со студенческой скамьи, помню вас совсем девочкой и могу за вас поручиться. Вы лучший хирург не только в нашей клинике, вы один из лучших хирургов Москвы.

Юля слегка покраснела от удовольствия. За восемнадцать лет знакомства Мамонов впервые произносил такие слова.

- Но вы знаете, - продолжал он, чуть понизив голос, - это вызвало очень странную реакцию у полковника. Он рассмеялся. Он сказал, что ручаться за вас не надо. Мне сложно понять, что он имел в виду. Но меня это задело и насторожило. Мне вообще крайне не понравился его визит. Никаких объяснений, только его вопросы и мои ответы.

- А вы бы потребовали объяснений, - пожала плечами Юля, - с какой стати вы должны отвечать вслепую?

- Ох, деточка, я посмотрю на вас, как вы будете требовать что-либо от такого железного Феликса. Знаете, какие жуткие у него глаза? Впрочем, ладно, что же я вас заранее пугаю? Возможно, действительно ничего страшного нет. Он всего лишь оставил для вас свою визитную карточку и просил, чтобы вы ему позвонили. - Мамонов полез в карман халата, выгреб оттуда на журнальный стол кучу бумажного хлама, покопался в нем к протянул Юле глянцевый прямоугольник.

Юля прочитала: "Райский Михаил Евгеньевич", внизу телефонный номер. И больше ничего.



Полковник Райский иногда появлялся в спортивном зале, в тире, но ни разу ни с кем не вступал в разговор, просто стоял и наблюдал. Это был тот самый психолог Михаил Евгеньевич в бликующих очках, который месяц назад явился к Сергею в бокс. Позже он узнал, что Райский здесь большая шишка. И конечно, никакой он не психолог.

От его молчаливого вкрадчивого присутствия, от блеска очков становилось немного не по себе. Слишком уж важный был у него вид, слишком надменно и многозначительно он молчал. Сергей подозревал, что полковник Райский относится к породе кабинетных начальников, для которых власть вроде наркотика. За кристальной административной строгостью скрывается отчаянное желание словить свой главный в жизни кайф, покуражиться над подчиненным при малейшей возможности. Впрочем, Сергей не считал себя подчиненным полковника Райского. На этот счет никаких официальных приказов не было, а если и были, то Сергея с ними никто не знакомил.

Майор Логинов предвидел, что рано или поздно полковник заговорит с ним опять, и тогда, возможно, хоть что-нибудь прояснится. Он чувствовал, что от этого тощего надменного человека будет многое зависеть в его дальнейшей жизни. Однако не собирался задавать вопросов, не заглядывал ни в глаза, ни в кабинет полковника до тех пор, пока однажды утром Райский не пригласил его к себе.

В просторном уютном кабинете пахло кофе. Полковник сидел в кресле за журнальным столом, длинные тощие ноги сплелись в причудливый крендель. Окно у него за спиной было залито солнцем, и в первый момент Сергей увидел только черный силуэт на фоне солнечного света. Райский прихлебывал кофе из тонкой, очень изящной фарфоровой чашечки, читал журнал "Итоги" и как будто даже не обратил на Сергея внимания.

"Паузу держит, - решил Сергей, - дает понять, что я здесь никто".

- Здравия желаю, товарищ полковник. Майор Логинов по вашему приказанию...

- Садитесь, - Райский кивнул на кресло, - кофе хотите?

- Спасибо, не откажусь.

Полковник отложил журнал, поднялся, выглянул за дверь и негромким, немного сонным голосом произнес:

- Федя, кофейку еще сделай, пожалуйста. Буквально через минуту явился адъютант с дымящейся чашкой на подносе.

- Ну что, майор, как самочувствие? -полковник впервые посмотрел Сергею в глаза, вполне приветливо и даже тепло.

- Спасибо, товарищ полковник. Нормально.

- Небось швы зудят к вечеру.

- Есть немного, - признался Сергей, отхлебнув крепкого сладкого кофе.

- Это пройдет, - пообещал Райский, - главное, чтобы зуд спать не мешал. Вы хорошо спите?

- Отлично.

- Кошмары не мучают?

- Нет.

Стало быть, стукнули соседи про его ночные вопли. Ну а как же иначе?

- Завидую вам, майор, - Райский улыбнулся,- удивительно крепкие у вас нервы. Если бы у меня на глазах бандиты отрубили головы двум моим товарищам, я вряд ли смог спать спокойно. Со старшим лейтенантом Курочкиным вы успели прослужить всего год, а капитана Громова знали еще с Афганистана. Он был вашим близким другом.

Сергей залпом допил кофе, осторожно поставил на стол невесомую фарфоровую чашку. Ему еще не задали прямого вопроса, а потому он молчал.

- До казни были пытки, и много всякого дерьма, - продолжал свой монолог Райский, - очень много дерьма, майор. Я понимаю, как вам не хотелось бы сейчас вернуться к тому, что пришлось пережить в плену, но сделать это придется. - Не вставая с кресла, полковник развернулся, протянул руку и опустил жалюзи. В кабинете повис полумрак, а через минуту вспыхнул телеэкран.

Первое, что увидел Сергей, было его собственное лицо, заснятое крупным планом. Ему показалось, что он смотрит на самого себя из другого измерения. Жизнь перевалилась за экран и продолжилась по ту сторону, а здесь, в уютном кабинете, остались только тени. Он сам и этот тощий доброжелательный полковник - призраки, а стало быть, ничего уже не важно и не страшно. По кабинету медленно поплыла вонь пригоревшего бараньего жира, тошнота подступила к горлу. Сергей услышал знакомый раскатистый смех. Смеялся Шамиль Исмаилов, главарь банды.

- Ну вот, майор Логинов, ты стал моим братом, - прозвучал низкий голос Исмаилова, - ты теперь наш, поздравляю. Давно бы так. Был собакой, стал настоящим джигитом. Аллах милостив, всем дает шанс, даже неверным. Улыбнись, слушай, дарагой, мы знаем, как ты устал, но в честь такого события можно улыбнуться.

Они были вдвоем в кадре. Исмаилов обнимал Сергея, хлопал по плечу. Лицо майора ничего не выражало. Майор молчал и смотрел в объектив.

- Вы неплохо выглядите, - прокомментировал Райский, - отличный цвет лица, добротная чистая одежда.

Кадр сменился. На экране происходил утренний намаз. Бандиты молились, под унылое пение муллы камера скользила по людям-холмикам. Двадцать боевиков, скорчившись на четвереньках, выгнув спины по-кошачьи, рыли но сами сухую пыль. Потом поднялись, не вставая с колен, и, как слепые, ощупали свои лица, от висков к кончику бороды. Камера уперлась в майора. Он стоял на коленях в ряду молящихся.

Дальше было показано застолье. Монотонная восточная музыка. Громкий смех, быстрая хриплая речь, чеченские слова вперемежку с русским матом, жующие, лоснящиеся от жира лица. Сергей сидел между двумя бандитами, с полуобъеденным шампуром в одной руке и куском лаваша в другой.

- Вкусный у них шашлык? - тихо спросил Райский.

Сергей ничего не ответил.

Действие продолжалось. У белой стены стоял человек. Он был страшно истощен. Драная телогрейка, надетая на голое тело, висела на его плечах как на вешалке. Сергей никогда не видел его в лагере. Лицо медленно наплывало и наконец заполнило весь экран.

- Меня сейчас убьют, - проговорил человек быстрым свистящим шепотом, осталось еще трое наших ребят. Здесь очень страшно. Пожалуйста, заплатите выкуп. Меня убьют, их пока что можно спасти. Здесь Славик, Витя, Саня... Кто-нибудь, заплатите выкуп, очень вас прошу, это мое последнее, предсмертное желание, - он заплакал и тяжело упал на колени. Он так смотрел в объектив, что казалось, глаза его, огромные, обведенные черными кругами, сейчас прожгут насквозь экран телевизора. По впалым, серым от щетины щекам текли слезы.

Плечи под ватником крупно дрожали. Камера отъехала. В кадре появился еще один человек, парень лет двадцати в аккуратном камуфляже. Камера наехала совсем близко, взяла крупный план, качество пленки было отличным, освещение ярким. Круглое лицо, широкий вздернутый нос, серые глаза, светлые, длинные, как у теленка, ресницы, на лбу и на щеках следы подростковых прыщиков. Простецкий, добродушный парнишка из тихой российской провинции. Борода росла плохо, бесцветными клочьями, и совсем не шла ему. На лице его блуждала шальная улыбка. В руках он сжимал автомат.

- Короче, это, - произнес он в камеру и сплюнул, - я ща кончу его. Во имя Аллаха, короче, - он сплюнул еще раз, - ну че, братаны, можно?

- Погоди, дарагой, ты не сказал, кто ты такой, как зовут, - голос звучал за кадром, но Сергей сразу узнал его. Говорил Исмаилов. Через секунду он вошел в кадр, обнял парня и похлопал по плечу: - Ну, давай, джигит, скажи веем, кто ты есть.

- Ну, короче, это... Я старший сержант Трацук Андрей Иванович, семьдесят восьмого года, русский, - парень опять сплюнул, глаза его забегали, - неделю назад принял мусульманство, вступил в ряды освободительной армии Ичкерии, теперь меня зовут Хасан.

- Маладэц! - подал голос Исмаилов.-Ты теперь мой брат. А я люблю всех своих братьев. У тебя будет много денег и четыре красивые жены.

В ответ новоиспеченный Хасан усмехнулся криво, по-блатному, и опять сплюнул.

Камера вернулась к человеку у стены. Тот все еще стоял на коленях, но глаза его стали сухими, спокойными. Лицо было поднято к небу, губы беззвучно бормотали что-то, дрожащая рука неуверенно поднялась, он перекрестился. За кадром послышался гогот. Смеялись несколько человек, камера криво дернулась и поспешила взять общий план. Бывший Андрей Трацук дал короткую очередь. Человек у стены рухнул в пыль.

- Может, вы все-таки откроете глаза? - услышал Сергей голос полковника Райского.

- Я все вижу, - ответил он, не поворачивая головы, - я все отлично вижу.

- Да? А со стороны кажется, будто вы вообще заснули. Скажите, вы встречали в лагере этих двух людей? Я имею в виду расстрелянного и этого новоиспеченного Хасана?

- Я понял, кого вы имеете в виду. Расстрелянного не встречал. А Хасана я знал. Там их было пять штук, таких Хасанов.

- Правда? Пять штук, говорите? Ну что ж, не будем отвлекаться.

Сергей увидел на экране еще одного заложника у стены. Он был не так истощен, как первый. Он смотрел в камеру и повторял просьбу о выкупе ровным, спокойным голосом. Кадр застыл. Полковник Райский нажал "паузу" на пульте.

- Вам знакомо лицо этого человека?

- Нет

- Посмотрите внимательней. Возможно, вы забыли.

- Нет. У меня хорошая память на лица.

- Да? Ну ладно.

Райский пустил пленку, и Сергей увидел самого себя с автоматом в руках. Когда камера приблизилась, полковник опять нажал "паузу".

- Вы продолжаете утверждать, что не видели раньше этого человека? Нет, я понимаю, иногда память выкидывает странные фокусы. Какие-то особенно мучительные, опасные для психического здоровья моменты забываются помимо воли. Срабатывает инстинкт самосохранения. Бывает, не спорю. Ведь вас заставили это сделать. Известно, как они умеют заставлять.

- Я отлично помню, как мне сунули в руки автомат и как меня снимали, медленно проговорил Сергей, - будьте добры, пустите пленку дальше.

- Слушайте, у вас потрясающая выдержка, - заметил Райский, - молодец, честное слово, молодец.

В кадре опять появился заложник. Он стоял во весь рост. Глаза его были закрыты. Камера приблизилась, чтобы в последний раз показать его лицо. Оно было застывшим, как будто уже неживым, и только губы двигались, как отдельный механизм:

- Заплатите выкуп, умоляю, заплатите выкуп...

Крупный план сменился общим. Но в кадре был только заложник у стены и больше никого.

Короткая очередь прозвучала за кадром. Заложник упал. А потом опять появился Сергей с автоматом. Рядом стоял Исмаилов, хлопал его по плечу и поздравлял. Сергей молчал, низко опустив голову.

- Ну, видишь, как все просто, дарагой? Совсем просто застрелить собаку во имя великого Аллаха. Ты ведь джигит, ты мой брат. Обязательно женим тебя, пообещал Исмаилов, - ну не смущайся, майор, расскажи всем, кто ты есть, кем был и кем стал. - Последовал увесистый хлопок по спине. Сергей покачнулся и чуть не упал. Камера поспешно ретировалась, метнулась к трупу, который в этот момент волокли от стены к неглубокой яме на опушке ореховой рощи.

- Да, так на чем мы остановились?-подал голос Райский. - Вы сказали, что отлично помните, как вам сунули в руки автомат. Неужели не помогла пленочка освежить в памяти дальнейшие события? - В полумраке вспыхнул огонек зажигалки, полковник прикурил и протянул Сергею сигареты.

- Спасибо, - кивнул Сергей и после первой глубокой затяжки тихо произнес: - Михаил Евгеньевич, пожалуйста, отмотайте назад, к первому расстрелу.

- Так и думал, что вы начнете с этого. - Райский выключил видеомагнитофон и телевизор, отъехал в кресле к журнальному столу, залпом допил свой остывший кофе. - Молодец, отлично! Мы ведь сразу обратили внимание, что расстрел показан в вашем случае совсем иначе. Если бы вы стреляли в заложника, они непременно бы это засняли. Автомат, который вам сунули в руки, не был заряжен. Вы были уже настолько ослаблены, что едва держались на ногах. Именно за это, за отказ стрелять, вам перебили ноги. Сначала вас хотели просто повесить, но Исмаилов срочно уехал в Грозный и ждали его возвращения.

- Откуда вы знаете? - мрачно поинтересовался Сергей.

- Подождите, - Райский улыбнулся, - я чуть позже отвечу на ваши вопросы. На все не обещаю, но на некоторые. Итак, заложника вы не видели, поскольку находились с другой стороны дома. Это засвидетельствовали наши эксперты, которые очень серьезно занимались пленкой. Более того, они определили, что у вас на лице грим.

- Разве это можно определить? - мрачно поинтересовался Сергей.

- Ну, качество пленки очень высокое, снимали при ярком свете. Там есть один крупный план, где видно, что у вас на лице ссадины замазаны. Мое замечание про отличный цвет лица не случайно. Я ждал, что вы скажете о гриме. Однако вы промолчали, с чем вас и поздравляю. Я не доверяю людям, которые спешат оправдываться. Ну да ладно. Кино мы с вами посмотрели. Теперь можно и поговорить.

- Это наверняка не все кино, - медленно произнес Сергей и почувствовал покалывание в запястьях.

- Не все, - кивнул Райский, - там дальше начинаются кошмары, такие, что Стивен Кинг просто отдыхает. Лично у меня нет желания смотреть еще раз. Я не любитель ужастиков, особенно если это не фантазии кинематографистов, а грубая хроника. Кстати, вас там нет. Мелькнула парочка крупных планов. Там вы смотрите, как казнят ваших товарищей и у вас лицо покойника. Правда, надо обладать определенной чуткостью, наблюдательностью, чтобы заметить это, а также все прочее, на что обратили внимание наши эксперты. Но другие люди... Вы знаете, как смотрит и что видит публика? Дело в том, что пленка была показана по трем телеканалам. Отдельные кадры проходили в новостях. В несколько специальных репортажей были включены большие фрагменты, и наконец неделю назад фильм в смонтированном виде показали целиком в самое смотрибельное время, комментировал его весьма популярный телеведущий. Имен предателей не называли. Было дано специальное распоряжение Генерального штаба не называть имен, званий и так далее. Только лица и гневные общие слова о наемниках, о всяком отребье, которое переходит на сторону бандитов. Знаете, у вас очень запоминающееся лицо, - Райский мягко улыбнулся, - вы объявлены в розыск, майор.

- Что с моей матерью? - хрипло спросил Сергей.

Райский смерил его долгим оценивающим взглядом, откашлялся и медленно произнес:

- Мы не хотели травмировать вас. У Веры Сергеевны был обширный инфаркт. Нет, это произошло еще до показа пленки в новостях. Она попала в больницу, как только узнала, что вы пропали без вести. Сделали операцию, но начались всякие осложнения, - он встал, не спеша прошел к письменному столу, открыл ящик и вытащил конверт из плотной бумаги, - вот, посмотрите.

Там оказались фотографии какой-то худенькой старушки в гробу. Только увидев знакомую плиту памятника на Долгопрудненском кладбище с овальным снимком молодого отца в военной фуражке, с майорскими погонами на плечах, он понял, что сказал ему Райский минуту назад, однако никак не мог узнать в мертвой старушке свою полную, цветущую маму. Смотреть не было сил. Он положил пачку фотографий на журнальный стол.

- Примите мои соболезнования, - отрывисто произнес Райский, - но, как говорится, жизнь продолжается.

- Простите, мне надо побыть одному.

- Да? - полковник удивленно приподнял брови. - Ну, конечно. Я понимаю. Я вас не задерживаю.

Глава восьмая

Стас Герасимов проснулся с такой тяжелой головой, словно вышел из многодневного запоя, и не сразу сообразил, где находится. В квартире было тихо, душно и пахло сладкими духами Эвелины. Над головой что-то противно, упрямо урчало, Стас подумал, что Эвелина на старости лет завела себе кота, большого и жирного, и, не открывая глаз, простонал:

- Лина, убери животное!

Никто не откликнулся, урчание продолжалось и ужасно раздражало. Он разлепил веки, увидел, что Эвелины рядом нет, а на тумбочке у кровати мигает красный огонек телефона.

- Лина! - позвал он еще раз. - Возьми трубку!

Прислушавшись, он понял, что один в квартире. Настенные часы показывали половину первого. Телефон все урчал, мигал, раздражал ужасно и Стас решился ответить. Но в трубке молчали. Он выругался, бросил телефон на кровать и заставил себя подняться на ноги.

В ванной на зеркале было намалевано губной помадой: "Буду в три. Дождись", рядом красовался жирный отпечаток губ.

Под горячим душем ему стало значительно лучше. Голова прояснилась. Сначала он вспомнил, что Эвелина впихнула в него ночью сразу три таблетки какого-то сильного снотворного. Потом стали всплывать, как весенние утопленники, все прочие подробности.

После ужина в ресторане они с Эвелиной обнаружили в машине труп шофера Гоши. Когда прошел первый шок, Эвелина дрожащими руками вытащила из сумочки свой мобильный и прошептала:

- Что там нужно набрать? Кажется, 02?

Стас молча взял у нее аппарат, но вместо того чтобы позвонить в милицию, выключил его, захлопнул крышку и, схватив Эвелину за руку, потащил ее прочь от проклятого "Мерседеса" в сторону Тверской.

- Ты что, с ума сошел? Так нельзя! - испугалась она, однако покорно поковыляла за ним на своих тонких высоченных каблуках. Они влезли в первую остановившуюся машину. Догадливая Эвелина назвала свой адрес и молчала всю дорогу, ласково поглаживая руку Стаса.

Когда они оказались в квартире, он запер дверь на все замки и задвижки и отправился в спальню, на ходу сбрасывая одежду прямо на пол. Улегся в постель, забился с головой под одеяло. Эвелина разделась аккуратно, не спеша, смыла макияж и юркнула к нему. Он дрожал, зубы отбивали мелкую дробь. Она принялась утешать его, целовать, и получилось все удивительно хорошо, нежно, страстно, как бывало только в самом начале их романа.

В полночь Эвелина напоила его молоком с медом, с ложечки, как маленького. Он не стал рассказывать ей ничего, выдумал вполне правдоподобную историю о том, что у шофера Гоши были проблемы, связанные с его прежней службой.

- Кажется, он когда-то служил охранником в зоне, урки, которых он охранял, могли отомстить. Потом он стал служить в ФСБ и тоже мог нажить врагов.

- Тогда почему мы сбежали? - резонно спросила она.

- Потому что у меня депрессия и совершенно нет сил общаться с ментами, давать показания. Ну представь, что было бы дальше. Протокол, допрос, понятые, вонючая ментовская, хамские придурки продержали бы нас с тобой до утра. Но главное, мне пришлось бы опознавать Гошу, а я жутко боюсь покойников. Меня тошнит от них, может вырвать.

- Но ведь все равно никуда не денешься. Это твой шофер, машина принадлежит твоей фирме, и после того, как мы сбежали, вопросов будет еще больше.

- И вовсе мы не сбегали, - задумчиво пробормотал Стас, - мы вообще ничего не видели. В ресторане здорово выпили, и ты поймала такси, а я просто забыл о том, что меня ждет Гоша.

Эвелина поднялась, запахнула халат, унесла чашку и вернулась из кухни с сигаретой.

- А если кто-то видел нас? - тихо спросила она после глубокой затяжки.

- То есть?

- Ну мы же с тобой довольно долго крутились у машины, дергали дверцы, совали руки в окно. Теперь представь, что убили его за несколько минут до нашего появления.

- Ой, прекрати, - поморщился Стас, - кто нас мог разглядеть в темноте, тем более запомнить? Это во-первых. А во-вторых, надо быть параноиком, чтобы меня заподозрить.

- А ты думаешь там нет параноиков? - хрипло хохотнула Эвелина.

- Ну допустим, они там все слегка сдвинутые. Однако у меня есть живой свидетель. Ты, Линочка, была со мной весь вечер. Ты видела, как я вылез из машины, в которой сидел шофер Гоша, живой и здоровый. Ты отлично помнишь, что я никуда не отлучался, пока мы ужинали.

Она ничего не ответила, просто прикрыла глаза. Он погладил ее по коленке. Она отстранилась и тяжело вздохнула. Он вспомнил, что Эвелина не могла видеть, как он вылезал из машины, потому что опоздала минут на десять. Он уже ждал ее у входа в ресторан, а машина стояла в соседнем переулке. Пока они ужинали, он выходил и его не было довольно долго. Он выходил в туалет и провел там много времени по вполне естественным причинам. У него иногда случаются проблемы с желудком. Впрочем, это не существенно, потому что выйти из ресторана на улицу так, чтобы не заметил швейцар, невозможно.

- Если решил взять меня в сообщницы, выкладывай всю правду, - проговорила Эвелина чуть слышно.

- Какую правду? О чем ты?

- О чем я? - Эвелина рухнула рядом с ним на кровать и, глядя в потолок, медленно, по слогам произнесла. - Обе твои карточки почему-то заблокированы. Твой шофер Гоша сидит в машине и ждет тебя с пулей во лбу. Ты вместо того, чтобы вызвать милицию, сбегаешь и прячешься у меня. Что происходит, Стас?

- Разве я у тебя прячусь?

- Радость моя, телефон твой мобильный за это время ни разу не заверещал. Ни разу. Обычно он у тебя включен круглые сутки. Первое, что ты делаешь, войдя в мою квартиру, ставишь его на зарядку. Зарядное устройство таскаешь с собой. Ты жить не можешь без мобильника, даже в моменты страсти. А сейчас ты его вырубил.

- Просто я очень соскучился по тебе, Линуся, и не хочу, чтобы нам мешали.

- Я тронута. Я почти рыдаю. За это время ты никому не позвонил, вообще никому. Даже папочке с мамочкой.

- Они у меня старые. Они спят ночью.

- Ну, я думаю, убийство твоего шофера - вполне уважительная причина, чтобы их разбудить.

- Слушай, хватит, и так тошно.

- Вот и поделись с товарищем душевной болью. Авось полегчает.

- Я сказал, депрессия у меня, - невнятно пробормотал Стас, отвернулся и накрылся с головой одеялом.

- Ну как хочешь. Я думаю, дело совсем в другом. Ты слишком грубое, примитивное существо для депрессий. Просто на твою фирму наехала налоговая инспекция, братки, конкуренты или все вместе. Утром в банки не забудь позвонить насчет карточек,-она зевнула и повернулась к нему спиной.

Стас не мог уснуть. Его бил нервный озноб, он ворочался, мешал спать Эвелине и после часа мучений она заставила его выпить три таблетки снотворного. Он проспал как убитый до половины первого, не слышал, как Эвелина ушла и проснулся от телефонного звонка.

После душа он поплелся на кухню, сварил себе крепкий кофе, заляпал гущей плиту. Телефон опять заурчал, Стас вздрогнул и разбил фарфоровую сахарницу. В трубке молчали. Он хотел сразу бросить ее, но отчетливо услышал музыку. Это не были обычные звуковые вкрапления, попадающие на линию из радиоэфира. Кто-то специально поднес трубку к магнитофону. Он узнал "Битлз". Невозможно было не узнать, поскольку звучала хрестоматийная песня "Естедей".

Продолжая держать трубку, Стас достал веник, совок, чтобы убрать осколки и рассыпанный сахар. Ему пришло в голову, что у старушки Эвелины завелся чокнутый поклонник, который развлекается таким подростковым способом. Внезапно сквозь музыку приятный женский голос отчетливо произнес:

- Ты, Герасимов, глупая обезьяна.

Затем смех и короткие гудки.

Стас несколько секунд стоял, открыв рот, с гудящей трубкой в одной руке и веником в другой. Ледяной пот тек по лицу и за ворот мягкого махрового халата Эвелины. Сквозь тяжелый звон в ушах он расслышал, как надрывается домофон. На ватных ногах он поплыл в прихожую и замер у двери. Домофон звонил минуты три, не меньше. Стасу показалось, что прошла вечность. Только когда стало тихо, он почувствовал острую боль в ступне, увидел кровавые следы на полу. Фарфоровый осколок пропорол тонкую подошву тапочка и глубоко вошел в тело.



Юля подъехала к дому в начале одиннадцатого, усталая, но довольная. Сегодня она оперировала певицу Анжелу, и, кажется, все прошло хорошо. Операция была заснята на видеопленку, ей хотелось поскорей улечься на диван перед видиком, поставить адаптер с кассетой и подробно просмотреть все, от начала до конца, потому что одно дело, когда кажется, будто все хорошо, и совсем другое когда ты в этом уверен.

Она припарковала машину, но не успела вылезти, как у нее в сумке затренькал мобильный.

- Добрый вечер, Юлия Николаевна, - произнес низкий мужской голос,-извините за беспокойство...

- Так. Я просила вас не звонить мне домой. Но и на мобильный тоже, пожалуйста, не надо, - раздраженно перебила Юля.

- Простите, но вы меня не просили не звонить вам домой, потому что я никогда этого не делал, - мягко ответили ей, - мы с вами пока вовсе не знакомы, и я...

- Не знакомы и слава Богу! - рявкнула Юля, выключила телефон, убрала его в сумку и быстро пошла к подъезду. Она не слышала, как хлопнула дверца неприметной черной "Тойоты", припаркованной в глубине двора, не видела, как двинулась за ней следом длинная тонкая фигура, и жутко испугалась, когда у нее за спиной низкий голос произнес:

- Вы забыли включить сигнализацию, Юлия Николаевна.

Двор был пуст. В ярком фонарном свете она разглядела распахнутую замшевую серую куртку, под ней черный безупречный костюм, белоснежную рубашку, строгий серо-черный галстук, огромный кадык, жесткий, гладко выбритый подбородок. Вместо глаз блестели очки в тонкой оправе. Мужчина был высок и болезненно худ.

- Ну что же вы так нервничаете?- снисходительно спросил он. - Моя фамилия Райский. Вам передал мою визитку Мамонов Петр Аркадьевич.

- Вы полковник ФСБ? - с некоторым облегчением уточнила Юля.

- Совершенно верно. Мне надо с вами побеседовать, Юлия Николаевна.

- Что, прямо здесь и сейчас?

- Да, сейчас. Но не обязательно здесь. Если вы не хотите пригласить меня к себе домой, то мы можем посидеть в кафе в двух кварталах отсюда. Правда, я там никогда не был. Не знаете, это приличное место?

- Понятия не имею. Послушайте, почему такая срочность? Вы могли бы прийти ко мне на работу завтра утром.

Он улыбнулся и покачал головой:

- Вы слишком заняты на работе. Там разговаривать неудобно. Давайте не будем терять время, Юлия Николаевна. Вы устали, у вас была тяжелая операция. Решайте, куда пойдем, к вам или в кафе? Есть еще вариант. Мы можем побеседовать прямо здесь, на улице, но вряд ли вам это понравится, да и мне тоже, честно говоря. Холодно, сыро. Даже на лавочку не сядешь.

Приводить этого длинного полковника к себе домой Юле вовсе не хотелось. Но тащиться с ним в кафе не было сил. А на улице правда похолодало. В конце концов, он не грабитель, не убийца, ему что-то надо и просто так он не отвяжется. Лучше домой.

Она достала телефон, включила и набрала домашний номер, чтобы предупредить Шуру. Ее дочь могла расхаживать в такое время по квартире в пижаме, с лицом, намазанным белой глиной или еще чем-нибудь.

- Шура, я через пять минут приду. Не одна, - быстро проговорила она в трубку.

- Мамуль, ты где?- сонно спросила дочь.

- У нас во дворе.

- А с кем?

- С чужим человеком.

- Совсем с ума сошла? Зачем ты чужого ведешь домой, да еще в такое время?

- Если ты в неприличном виде, спрячься.

- Ага. Я только что из ванной. Можешь сказать, кто он такой?

- Не важно. Потом объясню. - Юля убрала телефон и кивнула Райскому: Пойдемте. Могу вам уделить минут сорок, не больше.

- Вот спасибо, - широко улыбнулся он, и Юля обратила внимание на шикарные, ослепительно белые зубы, - сорок минут вполне достаточно. Но только дочери не стоит объяснять, кто я и откуда. Пока, во всяком случае.

Они поднялись по ступенькам подъезда, Юля набрала код на домофоне и, не оборачиваясь, спросила:

- Как же мне вас представить?

- Скажите, я ваш коллега.

- Вы не похожи на моего коллегу.

- Почему?

- Потому что вы похожи на полковника ФСБ. Может, все-таки объясните, что вам от меня нужно?

Они ехали в тесном лифте, и запах его дорогого одеколона был неприятен.

- Помощь, - произнес он тихо и многозначительно, - нам нужна ваша помощь, Юлия Николаевна. И не надо так волноваться. Я, кажется, пока ничем вас не обидел.

Юля достала ключи и не сразу попала в замочную скважину. У нее слегка дрожали руки, и она жестко сказала себе, что это просто от усталости.

- Ма-ам! - крикнула Шура из глубины квартиры. - Скажи ему, пусть снимет ботинки! Я сегодня полы мыла!

- Какая она у вас хозяйственная,- улыбнулся Райский, - у меня двое мальчишек и ни черта дома не делают. Вот что значит девочка.

Юля молча поставила перед ним тапки, сняла сапоги и босиком отправилась в комнату Шуры. Та сидела за письменным столом в старой застиранной футболке. Лицо ее было покрыто слоем какого-то зеленоватого крема.

- Ты ела? - спросила Юлия Николаевна, поцеловав дочь в макушку.

- Так нечего, - пожала плечом Шура, - холодильник пустой, котлеты я уже видеть не могу. Но ты не волнуйся, мамочка, я после школы зашла в "Макдоналдс". Слушай, а кто он, этот длинный дядька?

- Откуда ты знаешь, что он длинный? - шепотом спросила Юля.

- В окошко посмотрела. Интересно же. Вдруг у тебя появился ухажер?

- Издеваешься? - криво усмехнулась Юля. - Ладно, ложись спать. Завтра опять будешь сомнамбулой.

Полковника Райского в прихожей уже не было. Он сидел на кухне и держал незажженную сигарету.

- Я вас слушаю, Михаил Евгеньевич, - произнесла Юля, усаживаясь напротив.

- Надо же, вы запомнили мое имя-отчество, - обрадовался Райский, - будет совсем хорошо, если вы угостите меня кофейком и разрешите закурить.

- Курить можно, а что касается кофе, то я должна сначала просто посидеть и передохнуть. Не возражаете?

- Конечно, отдыхайте, Юлия Николаевна, - его очки сверкнули, - у вас сегодня была сложная операция. Кстати, она прошла удачно?

- Михаил Евгеньевич, вы, вероятно, хотите поговорить об Анжеле? - Юля откинулась на спинку стула и устало прикрыла глаза.

- Почему вы так решили?

- Потому что она была жестоко избита, изуродована, преступники пока не найдены. В прессе мелькали слухи, будто певица дружит с каким-то известным чеченским террористом. Есть вероятность, что это он ее избил. Поскольку мне предстоит долго и тесно общаться с Анжелой, вы хотите, чтобы я сообщала вам все, что узнаю нового от нее или о ней. - Юля проговорила это быстро, на одном дыхании, и так тихо, что полковнику пришлось податься вперед, перегнуться через стол.

- Лихо, - кивнул он, - молодец, доктор Тихорецкая. Я, кажется, в вас не ошибся.

Юлю слегка задел его снисходительный тон. Она хотела сказать в ответ что-нибудь саркастическое, но поленилась. Молча встала, включила чайник, достала сахарницу и банку с молотым кофе.

- Я пью сладкий. А вы?

- Я тоже, - кивнул Райский, - и если можно, покрепче. Юлия Николаевна, уж коли вы все так быстро и легко вычислили, то, наверное, готовы сразу ответить: да или нет.

Юля застыла с туркой в руке и вдруг рассмеялась.

- Чем же я вас так развеселились-спросил Райский.

- Профессионализмом, Михаил Евгеньевич, - ласково ответила Юля, исключительным знанием психологии. Вы меня сначала похвалили, расслабили, а потом сразу раз - и нажали.

- Что поделать, Юлия Николаевна, такая у меня работа. Ну вы готовы ответить? Да или нет?

- Конечно, нет,-Юля поставила турку на огонь и принялась легонько помешивать кофе длинной ложкой.

- Почему?

- Потому что вы обратились не по адресу. Я не священник. Мои больные мне не исповедуются. А если это иногда случается, то я храню тайну исповеди.

- Юлия Николаевна, вам было неприятно, когда вам позвонили домой в половине четвертого ночи? - вкрадчиво спросил Райский.

- Да, конечно. Но еще более неприятно, что вам об этом успели рассказать мои коллеги, не знаю кто именно, Вика или Петр Аркадьевич. - Юля резко сдернула турку с огня и пролила немного гущи на плиту.

На этот раз рассмеялся Райский. Смех у него был странный и больше походил на жалобный, отрывистый стон. Юля разлила кофе по чашкам, выложила в вазочку остатки печенья и вафель, уселась за стол и не стала спрашивать, почему он смеется.

- Теперь вы меня поставили перед выбором, - Райский осторожно отхлебнул кофе, лицо его стало серьезным, - я могу соврать вам, могу сказать правду. Поскольку вы сразу отказались нам помочь, логичней соврать. Но с другой стороны, вы мне очень симпатичны и хочется сказать правду. Как быть?

- Как хотите.

- Ну ладно, - вздохнул полковник, - ваш телефон прослушивается.

- Уже? - Юля тихо присвистнула;- Когда же вы успели?

- Ну, дурное дело не хитрое. Разговор с человеком, который представился продюсером Анжелы, записан на пленку и сняты отпечатки голоса. Поздравляю вас, Юлия Николаевна. Вам звонил чеченский террорист Шамиль Исмаилов.

Очки Райского бликовали, глаз не было видно, но Юля почувствовала, как он впился взглядом в ее лицо.

- Чеченец? - спросила она спокойно. - Но у него никакого акцента. Чистая речь. К тому же для террориста он слишком вежлив.

- Исмаилов учился в Москве, и не где-нибудь, а в Высшей школе КГБ.

- Коллега, значит? - ехидно ухмыльнулась Юля.

- Ну в определенном смысле да. Что делать? Отец его был крупной партийной шишкой в Чеченской республике. Так что Исмаилов, можно сказать, принц крови. Отличные манеры, никакого акцента. Мать была русской. Впрочем, не важно. Когда ему надо, он говорит с сильным акцентом, хамит, матерится, использует словечки "короче", "в натуре", "чисто-конкретно".

- Вы так много знаете о нем, - покачала головой Юля, - а поймать не можете.

- В принципе можем. Конечно, если вы, Юлия Николаевна, согласитесь нам помочь.

- Не смешно, Михаил Евгеньевич.

- Я вовсе не шучу, Юлия Николаевна. Так сложилось, что мы вынуждены обращаться за помощью именно к вам. Дело в том, что вы... - он осекся. В коридоре послышалось шлепанье босых ног, и в дверном проеме появилась Шура. Она догадалась умыть лицо и натянуть старые истертые джинсы.

- Мам, я есть хочу, - сообщила она, откровенно разглядывая Райского, здрас-сти. Меня Шура зовут.

- Очень приятно, - полковник встал, протянул руку и представился: - Михаил Евгеньевич.

Шура, хмыкнув, ответила на рукопожатие, открыла холодильник, присела перед ним на корточки и застыла в глубокой задумчивости. - Возьми банан или сделай себе бутерброд с сыром.

- Бананы я еще днем все съела. А сыр какой-то сухой, - печально сообщила Шура.

- Ну тогда иди спать. - Юля встала, подняла Шуру за плечи и повела в комнату.

- Мам, он скоро уйдет? - проворчала Шура довольно громко.

- Спокойной ночи. - Она поцеловала дочь, вернулась на кухню, закурила и жестко произнесла: - Знаете, Михаил Евгеньевич, каждый должен заниматься своим делом. Давайте я буду оперировать, а вы ловить террористов.

Райский снял очки, потер переносицу. Как у многих очкариков, взгляд его стал мягким и беззащитным.

- Юлия Николаевна, мы с вами занимаемся ерундой, толчем воду в ступе. Вы уже отказали мне, хотя до сих пор не знаете, в чем состоит моя просьба.

- Просьба ваша проста и понятна, - улыбнулась Юля, - а позвольте-ка, доктор Тихорецкая, вас вербануть. Можно как угодно это формулировать, но суть остается неизменной.

Райский достал из кармана чистейший носовой платок и принялся протирать стекла очков. Юля молча убрала кофейные чашки со стола и застыла в дверном проеме, прислонившись плечом к косяку и скрестив руки на груди. Она устала разговаривать с этим человеком. Ей хотелось, чтобы полковник Райский ушел и больше никогда не появлялся.

- Вербануть? Хороший глагол. А с чего вы взяли, доктор Тихорецкая, что я именно этого добиваюсь?

- Ну вы же сами сказали, вам необходима информация об Анжеле, - пожала плечами Юля, - вы хотите, чтобы я стучала на свою пациентку. Допустим, она тесно дружит с чеченцем. Он бандит, террорист, вам нужна информация о нем. Но если вы прослушиваете мой телефон, то наверняка имеете возможность утыкать палату Анжелы, мой кабинет, ординаторскую, процедурную и все, что хотите, "жучками" или как теперь это называется? Зачем вам мое согласие?

- Действительно, зачем? Но кто же вам сказал, Юлия Николаевна, что я хочу получать от вас информацию?

- Вы, Михаил Евгеньевич.

- Нет, Юлия Николаевна. Пожалуйста, вспомните наш разговор с самого начала. Ничего подобного я не говорил. Вы сами все произнесли за меня. Вы почему-то решили, что лучше знаете.

Юле стало неловко. Он был прав. Она отказала, даже не выслушав его просьбы.

- Ну хорошо, Михаил Евгеньевич. Извините меня. Я вас внимательно слушаю. Она села на стул и закурила.

- Юлия Николаевна, я так же, как и вы, считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Я ловлю террористов, вы оперируете. Просьба моя состоит в том, чтобы вы посмотрели одного больного. Это вы можете сделать?

- Разумеется, могу, - Юля нервно усмехнулась, - привозите его ко мне на прием хотя бы завтра, в первой половине дня.

- Невозможно, - он помотал головой, - нам придется отвезти вас к нему. Это довольно далеко, на границе Московской области. Ехать надо прямо завтра, с утра. В восемь за вами приедет машина.

- Да вы что?! - Юля повысила голос и опять встала. - У меня завтра прием.

- Не волнуйтесь. Я уже договорился с вашим руководством. Вас отпускают на некоторое время, не в счет отпуска, эти дни будут засчитаны вам как полноценные рабочие. Кроме того, от нас вы получите гонорар в зависимости от объема работы.

- Что значит- на некоторое время?! А с ребенком моим вы тоже договорились?

- Нет,- невозмутимо улыбнулся Райский, - с Шурой мы пока не договаривались, но об этой проблеме подумали заранее. С вашей дочерью может остаться наша сотрудница, абсолютно надежный человек. Ручаюсь головой. Ребенок будет вовремя доставлен на машине в школу и из школы, накормлен, уложен спать.

- Вы с ума сошли? - спросила Юля, внимательно и с интересом разглядывая лицо Райского. Лицо это, холеное, узкое, с высоким умным лбом, тонкими губами и широким крупным носом, было вполне приятным и обычным, и не читалось на нем ни смущения, ни сомнения.

- Поскольку ваша мама сейчас находится в США, гостит у вашей старшей сестры, а с бывшим мужем у вас отношения, мягко говоря, сложные, вам практически не с кем оставить ребенка, - произнес он тихо и рассудительно, - вы объясните Шуре, что вам надо срочно уехать в командировку и с ней поживет ваша подруга. Зовут ее...

- Не трудитесь! - перебила его Юля. - Не надо мне представлять вашу сотрудницу, не надо больше вообще ничего объяснять. Я никуда завтра не поеду и вы не имеете права меня заставлять. Да в конце концов, почему именно я? Допустим, у вас есть больной, которому требуется помощь хирурга-пластика. Но неужели в вашем ведомстве нет своих специалистов?

- Представьте, нет, - развел руками Райский, - внутри нашей структуры, конечно, существует сеть медицинских учреждений и там есть практически все специалисты. Но вот хирурга-пластика в данный момент не оказалось. А его помощь необходима. И очень срочно. Почему именно вы? Во-первых, вы великолепный хирург. А во-вторых, вы оказались в нужном месте в нужное время. Это судьба, Юлия Николаевна. Поймите наконец, вы нужны нам, но и мы вам тоже нужны.

- Зачем?

- За тем, что вам один раз уже угрожали и это только начало.

Глава девятая

- Ну что вы, Станислав Владимирович, я не могла ошибиться, я отлично знаю ваш голос. - Девушка испуганно, часто моргала и старалась не смотреть на Стаса - Вы сказали, что у вас украли бумажник. Вы попросили заблокировать вашу карточку, очень срочно. Я сделала так, как вы попросили.

- Послушайте, как вас там? - Стас поморщился, пытаясь прочитать имя на карточке, пришпиленной к лацкану ее красного пиджачка.

- Наталья, - поспешно подсказала она и поправила волосы.

- Послушайте, Наталья, в третий раз повторяю. Я не звонил в банк. Бумажник у меня никто его не крал.

- Но как же, Станислав Владимирович, вы назвали номер банковского счета, домашний адрес, все, что необходимо для идентификации клиента.

- А пароль?! - заорал он так, что все в зале повернули головы. - Пароль я назвал?

- Нет, - растерянно моргнула девушка, - но почти никто из клиентов пароля не помнит. Вы дали всю необходимую информацию, кроме пароля. Я, конечно, попросила вас назвать, так положено...

- И что?!

- Вы извинились и сказали, что забыли пароль.

- Я его не забыл. Я отлично помню пароль, потому что это всего лишь мое имя. Вам понятно?

На крик явился менеджер, и Стасу пришлось объяснять все с самого начала. Менеджер почтительно проводил его в кабинет к начальнику службы безопасности, где ждал его сюрприз, скорее неприятный в данной ситуации. В кабинете, отвернувшись к окну, стоял его отец, Владимир Марленович Герасимов.

- Здравствуй, папа, - произнес Стас с дурацкой улыбкой.

Генерал ничего не ответил, не соизволил даже повернуться. Начальник охраны, бывший комитетчик, попытался сгладить неловкость, шагнул к Стасу, крепко пожал ему руку и с искренней улыбкой сказал, что ужасно рад видеть его в добром здравии.

- Садитесь, пожалуйста, Станислав Владимирович. Вот мы тут с Владимиром Марленовичем как раз говорили о том, что не бывает безвыходных ситуаций. Сейчас нам принесут кофе и мы спокойно все обсудим.

- Да, конечно, - кивнул Стас и покосился на отца. Тот продолжал стоять как каменное изваяние, уставившись в окно, хотя ничего интересного, кроме глухой стены соседнего дома, видно не было.

- Сначала вы, Станислав Владимирович, спокойно и подробно изложите нам все последние события, а затем мы вместе будем думать.

Начальника службы безопасности звали Егор Иванович Плешаков. Вопреки фамилии, он был буйно и красиво волосат, заботливо холил свою роскошную гриву, черную, с проседью, кроме того, носил опрятные усы, которые сейчас напоминали Стасу блестящую толстую пиявку. Подчиненные между собой называли Плешакова Плешь. Он знал и не обижался. Однажды даже объяснил на планерке, что это погоняло вполне соответствует старому доброму блатному принципу. Урки всегда старались подбирать друг для друга контрастные клички. Толстяка величали Скелетом, лысого Кудрявым.

Стас попытался прочитать на приветливом лице Плеши хоть какую-то информацию, например, была ли здесь милиция, обсуждалось ли уже убийство шофера Гоши, но, разумеется, на лбу отставного майора ФСБ ничего написано не было. Черные блестящие глаза смотрели на Стаса чрезвычайно внимательно. Он отвел взгляд и уставился на свой замшевый ботинок.

- Я не знаю, с чего начать, - произнес он, хрипло откашлявшись,- папа, сядь, пожалуйста. Мне очень тяжело говорить, когда я вижу только твою спину.

Генерал резко развернулся и уставился на Стаса совершенно безумным взглядом.

-Ты, сучонок, соображаешь, что творишь?! - крикнул он, ничуть не стесняясь Плеши. - У матери приступ астмы, у меня сердце, язва, а ты не удосужился даже позвонить! Ты знаешь, что Гошку убили?

- Папа, сядь, успокойся, - прошептал Стас, чувствуя, как его начинает колотить дрожь, - я ничего не понимаю, когда ты так кричишь.

- Убили Гошу, шофера твоего, в твоей машине. Застрелили в упор, в лоб, пока он ждал тебя, поганца, у ресторана. - Владимир Марленович, пыхтя, рухнул в кресло и спросил уже более спокойно: - Где ты провел ночь?

- У подруги, - Стас судорожно сглотнул, - я ночевал у своей давней подруги. Ты ее не знаешь. Вечером из ресторана мы поехали к ней на такси.

- Одну минуточку, Станислав Владимирович. - Плешь поднял руку, сверкнув бриллиантовым перстнем на мизинце. - Вы уже знали об убийстве вашего шофера Георгия Завьялова? Или только сейчас об этом услышали?

- Я... Нет... Погодите, я не понял, что случилось с Гошей?

- Вашего шофера сегодня рано утром обнаружили мертвым в машине, на углу Васильевской улицы, - медленно отчеканил Плешь, продолжая сверлить Стаса глазами, - по предварительному заключению экспертов, он был убит около восьми часов вечера. Судя по всему, вы ужинали в ресторане "Якорь" и шофер ждал вас. Почему вы отправились на такси?

- Гоша ждал меня? - Стас часто заморгал. - Я ведь его отпустил. Или нет? Черт, совершенно не помню. Разве он меня ждал? Ну да, наверное... Честно говоря, я здорово напился вчера, все вылетело из головы. Мне почему-то казалось, что я его отпустил. Мы вышли на Тверскую и поймали машину.

- Простите, Станислав Владимирович, но насколько мне известно, вы почти не пьете, и у следствия будет возможность узнать, что и в каком количестве вы пили за ужином, в какую сторону направились, когда вышли из ресторана, - лукаво улыбнулся Плешь.

- Ну ничего себе! Вы хотите сказать, что это я убил Гошку? - Стас нервно засмеялся, смех перешел в икоту, из глаз потекли слезы.

Плешь не спеша открыл маленький бар, достал бутылку минеральной воды, налил в стакан и поднес Стасу. Тот жадно выпил, но икота не прекратилась. Он икал, смеялся и плакал. Это было похоже на истерику. Генерал подошел к нему и с размаху шлепнул по щеке. Стас благодарно кивнул и успокоился.

- Вы меня простите, Станислав Владимирович, но все эти вопросы вам будет задавать следователь, - мягко произнес Плешь, - не хотелось бы, чтобы вас застали врасплох.

- Ты был в другом банке? - тихо спросил генерал, не глядя на сына.

- Да, конечно. Я сначала заехал туда. Там то же самое. Кто-то позвонил, назвался моим именем, сообщил о краже бумажника и попросил заблокировать карточку.

- Все это очень странно, - задумчиво пробормотал Плешь, - просто очень странно. Откуда посторонний мог узнать номера ваших банковских счетов? Это, между прочим, сложнее, чем просто убить. Значительно сложней. Что же у нас получается? Сначала пытаются взорвать вашу машину, а потом блокируют карточки и убивают шофера. Зачем? Или убийство Георгия с этим вообще не связано?

- У Георгия Завьялова богатая биография, он мог иметь массу собственных проблем, - заметил генерал, - пять лет назад я забрал его к себе из МВД. Там ему ничего не светило. Хорошего парня, коренного москвича, отправили в Архангельскую область, в ИТК усиленного режима. А какие перспективы у офицера охраны? Либо самому стать зверем, либо дать сожрать себя другим зверям. - Глаза генерала вдруг заволокло тоскливой дымкой, он по-хозяйски подошел к бару, достал бутыль "Наполеона", поставил на стол.- Давайте, что ли, помянем Гошу.

Плешь кивнул, разлил коньяк по рюмкам. Они с генералом выпили, Стас только пригубил.

- Пусть земля ему будет пухом, - сказал Плешь, затем откашлялся в кулак и добавил уже другим тоном: - Значит, вы, Владимир Марленович, не исключаете, что это могло быть просто совпадением?

- Гоша там, в ИТК, сожрать себя не дал, - пробормотал генерал, морщась от коньяка,- возможно, какая-нибудь зверюга здесь до него добралась. Он ведь их люто ненавидел, уголовничков, даже взыскания имел за превышение служебных полномочий.

- Кто? Гоша?!- вскрикнул Стас, опомнившись.

- Да, - кивнул Плешь, - это здесь, в Москве, он был добродушный, спокойный, а там часто срывался. Могли ему отомстить, могли а запросто. Ваш отец его из такого дерьма вытащил, что лучше не вспоминать.

- Не надо,- кивнул генерал,- о покойном или ничего, или хорошо. Впрочем, неизвестно, грех ли это. В ИТК под Архангельском среди осужденных ангелов не было. Я, если хочешь знать, приставил его к тебе потому, что он за своего мог глотку перегрызть. Я таким верю. Вот и получилось, что он как будто заслонил тебя собой. Его убили, а ты жив.

Стас низко опустил голову и сжал ладонями виски. Генерал посмотрел на сына с тоской и жалостью. Явилась секретарша с подносом, но никто не стал пить кофе. Стас пожаловался на головную боль и попросил, чтобы его доставили домой. Генерал остался в банке.

- Может, ты лучше поедешь к нам? - спросил он сына на прощание. - Пора тебе мать навестить, и вообще у нас было бы безопасней.

- В любом случае я должен заехать к себе, - мучительно поморщился Стас, как будто от головной боли ему тяжело было говорить, - сто лет не был дома, надо переодеться, белье поменять, и вообще. А к вам я приеду вечером, - он чмокнул отца в рыхлую колючую щеку.

В бронированном "Ауди", принадлежащем службе безопасности банка, он раскинулся на мягком сиденье и закрыл глаза.



Сергей палил по мишени второй час подряд. Он проснулся в шесть утра и отправился в тир, чтобы пострелять до завтрака в полном одиночестве. Он был в наушниках и не слышал, как к нему подошел кто-то. Просто вдруг почувствовал, что не один в тире, обернулся, снял наушники.

За спиной у него стоял доктор Аванесов и улыбался:

- Здравствуй, дорогой. Отлично стреляешь. Ну давай рассказывай, как дела?

- Спасибо, все нормально,- улыбнулся в ответ Сергей,

- Вижу, вижу, какой ты молодец. Поправился, окреп. Знаю, что бегаешь уже, и аппетит хороший. Кстати, ты завтракал?

- Нет еще.

- Совсем ничего не ел с утра?

- Ничего. Вот как раз собираюсь. Вы мне компанию не составите, Гамлет Рубенович?

- Обязательно, дорогой,- энергично кивнул доктор, - и позавтракаем, и поужинаем. Но только не сейчас. Позже.

- Гамлет Рубенович, что-то случилось? - небрежно спросил Сергей, пытаясь заглянуть в круглые вишнево-черные глаза доктора.

- Что случилось? Абсолютно ничего! Почему должно случиться? Очень ты мнительный человек, Сережа. Мы сейчас с тобой на осмотр пойдем, пора рентген сделать и еще кое-какие процедуры, может, не совсем приятные, но куда денешься? - Доктор отвел взгляд, бодренько усмехнулся, взял у Сергея пистолет, ласково похлопал по плечу и слегка подтолкнул к выходу.

В госпитальном корпусе были все такие же пустые коридоры и такая же мертвая тишина, которую нарушал только стук их шагов по кафельной плитке. Резиновые подошвы докторских ботинок влажно поскрипывали. Они поднялись на второй этаж, вошли в просторный кабинет. В центре его стояла высокая кровать сложной конструкции. Вдоль стен стеклянные шкафы, какие-то приборы с компьютерными мониторами, дальше, у широкого окна, письменный стол. На нем сидела, болтая ногами, медсестра Катя.

- О, привет, давно не виделись! - сказала она, спрыгивая на пол.- Ты отлично выглядишь.

- Спасибо, ты тоже отлично, - кивнул Сергей.

-Сядь, дорогой, отдохни,-сказал Аванесов,-я сейчас вернусь.

Сергей опустился на клеенчатую банкетку. Катя опять вскочила на стол, достала из кармана халата пакетик с разноцветными леденцами, развернула, кинула в рот конфету.

- Тебе не предлагаю, потому что нельзя, - заявила и скорчила комически-серьезную гримаску.

- Что, осмотр будет под наркозом? - поинтересовался Сергей с дурацкой улыбкой.

- М-м, - Катя помотала головой и прикрыла глаза, - точно не знаю, но, кажется, тебе собираются штыри удалять, - прошептала она так тихо, что он с трудом расслышал.

- Какие штыри?

-Ну какие?! Которые в ногах!

- Зачем?

- Так положено. Кости срастаются, штыри больше не нужны. Нет, сначала, конечно, рентген и все такое.

- Опять резать? -поморщился Сергей.

- Да не волнуйся ты, операция пустяковая, там только небольшое отверстие делается под коленной чашечкой и штырь аккуратненько удаляют. Совершенно не больно. Через пару дней опять бегать будешь.

Послышались голоса и в кабинете появился Аванесов. Он был в халате, шапочке и маске. Вместе с ним вошла высокая тонкая женщина, тоже в полном медицинском обмундировании и, кроме того, на лбу у нее было круглое зеркальце с дыркой посередине, какие используют ларингологи.

- Познакомься, Сережа, это Юлия Николаевна, она очень опытный врач, приехала из Москвы, чтобы тебя посмотреть,- представил ее Аванесов.

Сергей увидел только карие глаза, большие, спокойные, ясные, обрамленные подкрашенными длинными ресницами.

- Здравствуйте, - она улыбнулась под маской, подошла и легко прикоснулась пальцами к подбородку Сергея, - пожалуйста, повернитесь.

В лицо ударил ослепительный свет лампы, Сергей болезненно зажмурился.

- Можете закрыть глаза, - разрешила Юлия Николаевна, - и пожалуйста, расслабьтесь, - у нее был довольно низкий, глубокий голос. Пахло от нее легкими дорогими духами. Тонкие холодные пальцы щекотно скользили по лицу Сергея.

- Вы ларинголог? - спросил он.

- Да, да, она ларинголог, кандидат наук, - поспешно ответил за женщину Аванесов, - поскольку, кроме всех прочих радостей, ты перенес ОРЗ, то надо проверить гайморовы пазухи, чтобы ты был у нас как огурчик.

Женщина промолчала, но Сергей почувствовал, что пальцы ее напряглись.

- Ты думаешь, наверное, что насморк -это ерунда какая-то, - подала голос Катя, - но если хочешь знать, там, в носу, все бывает очень серьезно.

- У меня нет никакого насморка, - раздраженно заметил Сергей.

- Нет, так будет, - ухмыльнулся Аванесов, - видишь ли, пока ты у нас тут лежал, мы тебя всего насквозь проверили, в том числе и снимочек черепа сделали. На всякий случай. Так вот, дорогой, у тебя недостаточное дренирование лобной пазухи, обусловленное гипертрофией средней раковины и искривлением носовой перегородки. А это, Сережа, способствует переходу острого фронтита в хроническую форму, - доктор принужденно откашлялся, после чего повисла тишина.

Сергей видел перед собой, совсем близко, большие карие глаза необычной, очень красивой формы. Наружные уголки были слегка опущены вниз и оттенены длинными ресницами.

- Гамлет Рубенович, можно вас на минуту? - Голос женщины прозвучал вполне спокойно, но немного глухо.

- Да, конечно, Юлия Николаевна, конечно, дорогая, - Аванесов галантно подхватил ее под руку.

Дверь за ними закрылась, но Сергей успел услышать, как женщина громко, возмущенно произнесла:

- Что за балаган? Вы же врач!

- Тише, тише, дорогая, - проурчал в ответ голос Аванесова.

И действительно, стало тихо. Гамлет Рубенович увел ее подальше от двери.

- Катя, что происходит? - спросил Сергей.

- Слушай, отстань, пожалуйста, - прошептала она в ответ и отвернулась. Он успел заметить, что лицо ее пылает.

Аванесов вернулся один, очень быстро. От искусственной бодрости не осталось и следа. Он спустил маску на подбородок, был хмур и красен, как вареная свекла.

- Раздевайся! - рявкнул он Сергею.- Давай на койку, быстро!

- Гамлет Рубенович, - зло улыбнулся Сергей, - вы можете объяснить наконец, в чем дело?

- Не могу! - заорал Аванесов. - Не имею права! Я военный человек, черт бы нас всех подрал! Я врач, но военный, понимаешь? У меня приказ! И у тебя тоже!

- Интересно, какой же приказ у меня? Кто мне его отдал? - прищурился Сергей.

- Вопросов не задавать! Вот какой у тебя приказ! А отдала тебе его сама жизнь, понял? Чеченская война тебе его отдала! Все, снимай штаны, буду ноги твои смотреть!

- А эта женщина с зеркальцем тоже военный врач? - спросил Сергей, вставая.

- Юлия? Нет. Она нет.

- И не ларинголог?

Аванесов застыл. Глаза его налились кровью, ободок шапочки потемнел от пота. Он открыл рот, чтобы крикнуть, но не крикнул, произнес хрипло, поясница еле слышно:

- Не мучай меня, Сережа, клянусь, ничего плохого с тобой здесь Делать не собираются. Ты мне веришь?

- А вы самому себе верите?

- Не смей так со мной разговаривать! Мальчишка! Я тебе ноги сделал? Ну, отвечай!

- Сделали, - кивнул Сергей, - огромное вам спасибо.

- Это плохо? Я плохое тебе сделал, да?

Больше Сергей не сказал ни слова. Разделся до трусов, улегся на койку. Аванесов, продолжая возмущенно сопеть, сначала стал тыкать стетоскопом ему в грудь, слушал сердце, потом принялся за ноги, щупал их, мял, просил согнуть и разогнуть колени, пошевелить пальцами. Сергей искоса наблюдал за его лицом. Постепенно от мрачности не осталось и следа, под пышными, с проседью, усами подрагивала довольная улыбка. Доктору Аванесову, конечно, было приятно видеть блестящие результаты своей работы.

- Я закончил. Все отлично. Давай, Катюша. Ты готова?

- Да, Гамлет Рубенович.

Катя подошла со шприцем в руках, стрельнула вверх тонкой струйкой прозрачной жидкости, выпуская пузырьки воздуха.

- Что это? - спросил Сергей, не ожидая услышать ответа, однако услышал:

- Триомбраст. Специальный контрастный препарат для рентгена. - Прохладная ватка со спиртом тронула локтевой сгиб, затем игла плавно, не больно вошла в вену. Катя была мастерица делать уколы.

- Голова может немного закружиться, но это скоро пройдет, - услышал Сергей ее ангельский голос.

- Все, поехали, - уже издалека долетел до него мягкий баритон другого ангела, гениального хирурга Гамлета Рубеновича Аванесова.

Последнее, что он увидел, были огненные длинные тире, которые плыли над ним, словно где-то поблизости, в негустой, просвеченной скудным ноябрьским солнцем "зеленке", притаился сумасшедший снайпер и бесшумно палил в одну точку.

Глава десятая

Оказавшись дома, Стас Герасимов первым делом разделся догола прямо в коридоре, босиком прошлепал в ванную, встал под душ и долго, тщательно мылся, докрасна растирал кожу жесткой щеткой, пропитанной ароматным гелем, стоял, подставив лицо под горячие упругие струи. Потом, распаренный, розовый, аккуратно побрился и даже стал напевать при этом песню "Гуд бай, Америка!".

В квартире было тихо и чисто, однако его не покидало чувство, будто кто-то наблюдает за ним, и именно для этих невидимых глаз он устраивал маленький концерт под скромным названием "Мне все по фигу".

Зазвонил телефон, но он не стал брать трубку, продолжал напевать, бережно протер свежевыбритые щеки лосьоном. Руки у него при этом слегка дрожали. В голове упорно звучали слова начальника службы безопасности отцовского банка: "Сначала пытаются взорвать вашу машину, потом блокируют карточки и убивают шофера. Зачем?"

- За тем, дурак, что теперь меня раздумали убивать, - произнес Стас громким шепотом и улыбнулся своему отражению в зеркале.

Пока он брился и протирал кожу, он как будто не замечал своего лица, поскольку внимательно следил, как скользит по коже тупое рыльце электробритвы, как исчезает неопрятная темная щетина, и волновался, не будет ли раздражения. А сейчас, когда процедура была закончена, он отступил от зеркала на шаг и увидел себя с такой радостью, словно в толпе чужих неприятных лиц заметил кого-то горячо любимого.

Стасу нравилось собственное лицо всегда, даже в сложном переходном возрасте. В любом настроении, при любых обстоятельствах, он глядел в зеркало с огромным удовольствием. Мужественные, правильные черты, возможно, несколько стандартные, но разве это плохо? Высокий ровный лоб, прямые широкие брови, довольно низко расположенные, так, что взгляд получался всегда чуть исподлобья.

В ванной над зеркалом были ярчайшие, беспощадные лампы, и, вглядываясь в свои усталые серые глаза, он постепенно стал чувствовать резь, потом слезная радуга заволокла все вокруг и в дрожащем разноцветном тумане ему вдруг почудилось, что кто-то стоит у него за спиной. Он резко обернулся. Разумеется, никого не оказалось, но образ остался плавать в сознании так отчетливо, что нельзя было не поверить.

Из ванной он отправился в спальню, открыл огромный шкаф, принялся задумчиво перебирать дорогие рубашки, пиджаки, брюки. Выбрал самый любимый свой костюм, серо-синий, цвета предгрозового неба, к нему идеально подходила бледно-голубая рубашка и темно-синий галстук со строгим рисунком. Стас быстро оделся, закрыл шкаф, оглядел себя в огромном зеркале, провел по волосам ладонью, смоченной легким гелем, и вдруг страшно, хрипло вскрикнул.

В зеркале у него за спиной отражалась кровать. Она была аккуратно застелена, Накрыта белоснежным шелковым покрывалом. Посередине торчала какая-то кривая палка, и на нее был нанизан прямоугольник из плотной бумаги. Несколько секунд Стас стоял как вкопанный и не мог повернуться. А телефон между тем продолжал надрываться.

Наконец очень медленно, боком, он шагнул к кровати. Палка оказалась куском ржавой строительной арматуры. Ее воткнули в матрац, а сверху нанизали фотографию Стаса. Он заставил себя подойти еще ближе. Фотография была его любимая, студенческая. Она лежала под пластиком на его письменном столе.

Обустройством его квартиры занималась мама. Она выбрала белое итальянское покрывало для кровати, и сейчас нежный шелк был безнадежно испорчен, надпорот посередине ножом или ножницами.

Мама придумала накрыть светлую столешницу дорогого стола прозрачным пластиком и сама выложила под ним композицию из семейных фотографий. Кинувшись в кабинет, Стас убедился, что все прочие снимки на месте, исчез только его портрет студенческих времен. Он тут же проверил ящики стола. Там лежали деньги, пять тысяч долларов сотенными купюрами в плоской коробке из-под сигар. Пересчитывать не стал, сразу на глаз определив, что на деньги не покушались.

Вообще псих, посетивший его, был аккуратен и по-своему честен. Он не оставил никаких следов пребывания в квартире, кроме жуткой композиции в спальне.

Стас вернулся туда с большим мешком для мусора, сначала снял фотографию, стараясь не глядеть на нее, быстро порвал в мелкие клочья и бросил в мешок. Потом с огромным усилием принялся выдергивать кусок арматуры. Он был вбит накрепко, прошел сквозь остов кровати и глубоко вонзился в паркетную щель. У Стаса не хватало сил просто вырвать его. Он дергал и крутил в разные стороны, почти теряя сознание. Итальянская кровать красного дерева жалобно скрипела, звенели пружины, в этом скрипе и звоне ему слышался издевательский тихий смех.

Наконец что-то глухо треснуло. Стас покачнулся, чуть не свалился, и в его дрожащих руках остался кусок арматуры длиной около метра, кривой и такой ржавый, что ладони порыжели. Он содрал покрывало, одеяло, простыню, все это, вместе с куском арматуры, запихал в мешок. Несколько секунд задумчиво глядел на дыру в матраце, потом, испустив хриплый животный стон, опустился на пол возле мешка.

Неизвестно, сколько времени он просидел бы так, обхватив колени и слегка покачиваясь, но опять зазвонил телефон. Стас вскочил, бросился мыть руки. От мыла кожу защипало, он увидел, что ладони у него ободраны до крови, нашел в шкафчике бутылку перекиси и стал лить на руки, не чувствуя жжения. Затем вернулся в кабинет, подошел к книжному шкафу. Там внизу была тумба с дверцами, внутри, среди прочих вещей, стояла большая деревянная шкатулка. Он быстро нашел то, что искал, - одну из своих старых телефонных книжек. Трясущимися руками пролистал и остановился на нужной странице.

Через пять минут, выкурив на кухне сигарету, послушав нудное телефонное треньканье, он поднял трубку, тут же опустил ее, опять поднял и набрал номер, по которому не звонил больше пятнадцати лет, а вернее, вообще никогда не звонил.

Он не ожидал, что ему ответят, однако почти сразу услышал дребезжащий старушечий голосок.

- Здравствуйте, - произнес Стас, хрипло откашлявшись, - это квартира Михеевых?

- Переехали они, - ответила старуха.

- Куда, не знаете?

- Не знаю.

- А номера своего не оставили?

- Вроде оставляли, да я вижу плохо, погоди, сейчас очки найду. Он тут, на календаре записан.

Было слышно, как она положила трубку рядом с телефоном, как зашаркали тапки. Стас ждал, пытаясь унять сердцебиение. Пульс у него был не меньше ста ударов в минуту, он стал дышать как можно медленнее и глубже. Наконец старуха вернулась и с пыхтением спросила:

- Ну что, записывать будешь?

- Да-да, я слушаю!

Номер он запомнил наизусть, поблагодарил старуху и тут же позвонил. После первых гудков щелкнул сигнал определителя. Этот звук отозвался болезненным спазмом у Стаса в желудке. Через минуту ему ответил молодой приятный женский голос.

- Добрый день, - произнес он чужим надтреснутым фальцетом, - могу я поговорить с Юрием Павловичем?

- Кто его спрашивает?

- Меня зовут Петр Мазо, мы с Юрием учились вместе в Институте международных отношений. Тут возникла идея собраться всем курсом. Во-от... Ну и я хочу пригласить Юру на встречу.

Последовала пауза, которая была для Стаса невыносимой, и он поспешил заполнить ее глупейшим вопросом:

- А вы, простите, кто будете Юрке?

- Я буду Юрке родная сестра.

Стас вспомнил, что действительно имелась сестра. Тогда ей было лет двенадцать. Стало быть, сейчас около двадцати семи, но имя ее совершенно вылетело из головы.

- Петя Мазо... Да, я помню. Как вы живете? Чем занимаетесь? - спросила она.

- Ну, у меня все ничего, живу, работаю, - пробурчал он невнятно, - а что с Юрой?

- Плохо с Юрой, - вздохнула женщина, - вернулся давно, пять лет назад, весь насквозь больной. Его даже выпустили досрочно, на год раньше, из-за туберкулеза. Год жил на "химии", в Архангельской области, потом приехал в Москву. Долго лечился, ему дали инвалидность второй степени. Работы нет, семьи нет и здоровья тоже нет. Первое время держался, потом запил, очень сильно запил, опустился совсем. Не знаю, захотите ли вы видеть его на встрече выпускников. С ним довольно сложно общаться.

"Значит, он все-таки вернулся из зоны, - подумал Стас. - Почему его выпустили? Почему он там не сдох?"

Набирая номер, Стас очень надеялся услышать, что его бывший сокурсник Юра Михеев умер в тюремной больнице или, на худой конец, все еще сидит, ведь очень часто добавляют срок за всякие нарушения. Михеев наверняка там нарушал дисциплину...

- Хорошо, что Юрку освободили досрочно, - произнес он, насыщая чужой фальцет теплыми сочувственными нотами, - я ужасно рад за него.

- Да всего-то на год раньше, его вроде как умирать выпустили. Для отчетности, чтобы меньше смертных случаев в зоне,- печально вздохнула женщина.

- Нет, ну все-таки. Там один год за десять. Он с вами живет?

- С ним вместе жить невозможно. У меня дети маленькие. Мы с мужем сняли для него квартиру однокомнатную в Выхино. Телефона там нет, но адрес могу дать.

- Отлично. Я записываю, - выпалил Стас уже своим обычным низким баритоном, но сам не заметил этого. Женщина на другом конце провода тоже вроде бы не заметила, продиктовала адрес, затем спросила с легким смешком:

- Петя, вы что, серьезно собираетесь навестить моего братца-алкоголика?

Стас долго откашливался, наконец настроил голосовые связки на противный фальцет давно забытого толстяка Петьки Мазо и ответил:

- Почему нет?

- Замечательно! - обрадовалась собеседница. - И когда же?

- Ну не знаю, в ближайшее время. В трубке послышался мягкий мелодичный смех, почему-то знакомый и Стаса слегка зазнобило.

- Я сказал что-то смешное?--спросил о нервно передернув плечами.

- Да нет, что вы, я вовсе не смеюсь, вам показалось, я совершенно не смеюсь. - Она помолчала и вдруг заговорила очень быстро и звонко. - Понимаете, Юрка ни с кем не общается, все его забыли, может, он поэтому и запил. Вы помните, какой он был? Экзамены сдавал на пятерки, на гитаре играл, пел, всего Высоцкого наизусть знал. А как он анекдоты рассказывал, помните? Сдохнуть можно было от смеха, - она всхлипнула и шумно высморкалась. - Извините меня, Петя, я так рада, что вы позвонили, вспомнили о Юрке. Спасибо вам. Так когда же вы поедете к нему?

- Ну, возможно, прямо сегодня, - нерешительно протянул Стас, - да, наверное, сегодня. У меня как раз свободна вторая половина дня. А потом вся неделя будет забита.

- Я не знаю, Петя, мне неловко, честное слово. Дело в том, что я должна была как раз сегодня навестить его, но совершенно некогда. Вы на машине или на метро?

- На машине.

- Ничего, если я вас попрошу передать Юрке кое-какую еду и одежду? Мы бы встретились, где скажете, в любое удобное для вас время.

У Стаса неприятно сжался желудок, он потянулся за сигаретой. Отказаться было невозможно. Не мог он вот так, с ходу, придумать уважительную причину для отказа. Он закурил и попытался успокоиться, сказав себе, что она не помнит, как выглядит Петя Мазо, и тем более как выглядит он, Стас Герасимов. Ей было всего двенадцать, а им по двадцать один-двадцать два. Вот если бы она вознамерилась ехать к любимому брату вместе, тогда другое дело. А так, только вещи передать, встретиться мельком, это ничего...

- Простите, Петя, я вас не очень гружу? - виновато спросила она.

- Нет. Все нормально. Я с удовольствием, - отчеканил Стас.

- Спасибо вам огромное, вы меня так выручите, вы не представляете, до чего мне сложно к нему выбираться. У меня двое маленьких детей, муж целыми днями на работе, мама болеет, да и морально очень тяжело. Как увижу его, так потом месяц мучаюсь депрессией.

- Неужели все настолько плохо? - спросил Стас.

- Не то слово, приедете, сами увидите. Она продиктовала адрес, толково объяснила, как доехать, и спросила, где, в котором часу они встретятся.

- Давайте в шесть, в начале Цветного бульвара, у старого цирка,- быстро проговорил Стас и готов был повесить трубку, но тут же спохватился и заорал: Нет! Погодите! Вы помните, как я выгляжу?

- Ой, правда, совсем не помню! - растерялась она. - Столько лет прошло, я видела вас раза два, не больше. Вы, кажется, были такой полный, с длинными волосами, в очках.

- Я сбросил пятнадцать килограммов, волосы стригу коротко, вместо очков контактные линзы. А вы были маленькая, худенькая, с двумя хвостиками, и большими голубыми глазами.

- Все правильно, только глаза у меня темно-карие, почти черные. Это у Юрки голубые.

- Ну да, конечно. Простите, я забыл. Честно говоря, я забыл даже ваше имя.

- Ирина.

- Очень приятно. Так вот, Ирина. Вы увидите "Тойоту" цвета какао с молоком. Машина довольно приметная. Запишите номер.

Положив трубку, Стас долго кашлял. От чужого голоса першило в горле.

- Бред, - произнес он, хлебнув минералки из горлышка, - я с самого начала понял, что это бред.

А женщина, которую действительно звали Ирина, тут же позвонила и по телефону пересказала разговор со Стасом почти дословно.

- Умница, - похвалил ее хриплый прокуренный бас, - когда встретитесь, задержи его минут на двадцать-тридцать. Как тебе показалось, он сильно нервничал?

- Я же сказала, он говорил чужим голосом, он играл другого человека, причем довольно бездарно.

- Но нервничал?

- Да фиг его знает! - рассердилась Ирина. - Я тебе что, психолог, блин?



Сергей Логинов попытался открыть глаза, но не сумел. Сквозь веки пробивался зыбкий свет. Кожа на лице саднила, стянулась и отвердела, как будто ее пропитали клеем. Он потрогал щеку и почувствовал под пальцами нечто мягкое, шершавое.

"Бинты, - догадался он,- у меня перебинтовано лицо!"

Он осторожно приподнялся на койке. Ноги не болели. На коленях никаких повязок не оказалось. Стало быть, штыри не извлекали. Очередное вранье. Ему все-таки удалось чуть-чуть разлепить веки и первое, что он увидел сквозь щелочки, было высокое окно, за которым качались еловые ветки. Значит, он опять в этом треклятом "боксе" и все начинается с начала, но только на этот раз ему не спасали ноги. Ему зачем-то искалечили лицо.

Открылась дверь, и в палату вплыла знакомая фигура в белом халате. Он узнал медсестру Катю.

- Доброе утро, - сказала она, - не пытайся разговаривать. Тебе пока нельзя. И старайся не открывать глаза. Лучше ляг и лежи спокойно.

"Что у меня с лицом?" - хотел крикнуть он, но вместо слов получился мутный, жалобный стон. Язык не ворочался, губы были мертвыми.

- Голова кружится? Тошнит? - сочувственно улыбнулась Катя. - Ничего, это скоро пройдет. Просто наркоз еще не отошел. Давай-ка я тебя сейчас уколю, часика три поспишь, проснешься другим человеком. Тогда уж и поесть будет можно.

Сквозь пятнистый туман он увидел, как она надламывает ампулу, вскинул руку и стиснул ее запястье. Она вскрикнула, выронила ампулу.

- Совсем свихнулся? Пусти, больно!

В ответ он тихо замычал и помотал забинтованной головой.

- Ну что, мне орать, да? Охрану звать? - спросила она и попыталась выдернуть руку. Он сжал еще сильней и почувствовал под пальцами быстрое биение ее пульса.

- Ладно, - вздохнула она, немного успокоившись, - я расскажу тебе, что случилось. Только сначала отпусти, хорошо? - Он разжал пальцы. Она присела на койку рядом с ним и быстро, тихо заговорила. - Вчера Гамлет Рубенович должен был провести очередное обследование. Я ввела тебе триомбраст. Это такой специальный контрастный препарат, для рентгена. Но у тебя оказалась аллергия на него, этого никто не мог ожидать. Ты стал совершенно бешеный, у тебя случился настоящий интоксикационный психоз, я, честно говоря, никогда подобного не видела. Ты заорал, вскочил, помчался по коридору. Наверное, у тебя были галлюцинации, потому что ты с размаху врезался лицом в стальную дверь. Мы с Гамлетом Рубеновичем не успели тебя удержать. В итоге ты сломал нос и нижнюю челюсть.

Катя замолчала, и тишина показалась неприятной, сухой и шершавой, как наждак. Сергей закрыл глаза. У него заболел живот. Эта боль была совершенно новой, но в то же время знакомой, как будто пришла издалека, старушка-странница, запричитала и присосалась, ведьма, где-то внутри, в районе желудка.

Когда он был ребенком, у него от страха сводило желудок. Повзрослев, он научился справляться с этим, в самых кошмарных ситуациях он обязан был соображать за себя и за других, действовать быстро и безошибочно. У него взрослого живот от страха никогда не болел. Но сейчас детские нервные спазмы вернулись. История про аллергию и психоз была полнейшей выдумкой. Он отлично помнил, как Аванесов осматривал ему ноги, как Катя вколола в вену какой-то препарат и объяснила, что это для рентгена. Но, проваливаясь в небытие, он успел сообразить, что на самом деле ему ввели очень сильное снотворное. Его отключили. А перед этим высокая тонкая женщина с карими глазами осматривала его лицо.

Но тут же вспомнилось, как он вскакивал ночами в ледяном поту, метался по комнате, орал, размахивал руками и просыпался только потом, от собственных воплей или от боли, когда врезался кулаком в какой-нибудь твердый предмет, предполагая в нем живого беспощадного противника. Ведь это было? Он знал совершенно точно - да, было. Значит, могло произойти то, о чем сейчас так красочно рассказала Катя.

Или нет?

Он машинально провел рукой по лицу и тут же услышал:

- Не трогай! Там бинты, швы, в общем, пока ничего интересного. Вот когда мы все это снимем, будет действительно интересно. Ты таким красавцем станешь, даже не представляешь... - Она осеклась, ойкнула, прижала ладонь ко рту, вскочила и направилась к двери. Он отчаянно застонал, она остановилась. - Ну что еще?

Он поднял руку, сложил пальцы и сделал движение, как будто пишет в воздухе.

- Молодец. Придумал, - нервно хохотнула Катя, - хочешь вступить со мной в переписку?

Он энергично закивал и тут же почувствовал, как болит лицо от резких движений. Катя в нерешительности застыла в дверном проеме. Он был уверен, что сейчас она уйдет. Однако ошибся. Она вытащила из кармана халата огрызок простого карандаша, крошечный блокнотик с Микки-Маусом на обложке и вернулась к койке.

"Мне изменили внешность?" - коряво вывел он.

Она молча кивнула, выдернула листок, разорвала его в мелкие клочья и быстро вышла из палаты.

Глава одиннадцатая

Наталья Марковна Герасимова названивала сыну домой и на мобильный, но все без толку. Мобильный был выключен, домашний не отвечал. Она вдруг вспомнила, что почти неделю не слышала голоса своего мальчика. Столько всего страшного произошло - взрывчатка, убийство шофера Гоши, эта непонятная история с карточками, а она, мама, как будто вообще ни при чем. Стасик знает, как плохо ей было, даже "скорую" пришлось вызвать. Но ни разу не позвонил. Ни разу.

Конечно она не обижалась. Грешно обижаться, когда на мальчика столько всего навалилось. Но все-таки, разве так трудно хотя бы раз набрать номер и сказать всего несколько слов маме?

Наталья Марковна не знала, куда себя деть. Она бродила в халате по огромной, идеально убранной квартире, пыталась читать, но строчки сливались в черно-белую рябь. Включала телевизор, но попадала на бесконечные рекламные блоки и ловила себя на том, что, как слабоумная, повторяет идиотские куплеты о чипсах, колготках и дезодорантах.

Она изо всех силах старалась унять панику, но не получалось. Она понимала только одно - кто-то пытался убить ее мальчика, и в голове у нее упорно звучал вопрос: за что? Она знала, что Стасик довольно много нехорошего позволял себе и поступал с людьми подло, нечестно, иногда жестоко. Правда, он никогда не делал это нарочно. Просто так получалось. Да и нет на свете человека, который никогда никого не обидел.

Наталья Марковна беспомощно перебирала в памяти какие-то смутные истории. До того как отец специально для него открыл фирму при банке, Стас пытался самостоятельно, без отцовской помощи, заниматься коммерцией, и вроде бы втянул в одну из своих авантюр некоего молодого человека, которого потом убили в подъезде. Осталась молодая вдова, то ли соседка, то ли подруга Гали, той самой Гали, внучки Марии Петровны. И вроде бы эта вдова, крупная шумная женщина, пыталась обвинить Стасика в своем горе. Люди всегда ищут виноватого, будто им от этого станет легче.

Чтобы немного успокоиться, Наталья Марковна достала из комода альбомы с семейными фотографиями, раскрыла наугад самый старый и увидела свадебные черно-белые снимки. Девочка в коротком белом платье без рукавов. Тонкие ручки, взбитые светлые волосы, покрытые капроновой прозрачной фатой, белые туфли на "гвоздиках". Рядом высокий худой мужчина в военной форме. Она впервые обратила внимание, что Володя выглядел значительно старше своих двадцати трех. А она, наоборот, значительно моложе своих девятнадцати. Взрослый свадебный наряд образца шестьдесят третьего года смотрелся на ней немного нелепо. Казалось, девочка-подросток просто устроила маскарад.

Они поженились в шестьдесят третьем. А в шестьдесят четвертом старшего лейтенанта Владимира Герасимова после Высшей школы КГБ отправили служить на монгольскую границу. Наташа за всю жизнь никуда дальше подмосковных Подлипок не выезжала, и слово "Саяны" звучало для нее примерно так же, как Кордильеры или Альпы.

Она откопала в библиотеке книжку о Туве, узнала о таинственных шаманах, которые умели заговаривать любую болезнь, о горловом тувинском пении, долго и мечтательно рассматривала цветные картинки: романтические горные пейзажи, улыбающиеся раскосые тувинцы в причудливых национальных костюмах.

Наташа не раздумывая бросила свой скучный педагогический институт, где учились почти одни только девочки. Она была на шестом месяце беременности, родители боялись ее отпускать в далекую, дикую Туву. Но Наташа чувствовала себя декабристкой. Утешив маму с папой, она отправилась к мужу на монгольскую границу.

Она выглядела как старшеклассница, носила два хвостика, челочку и очень веселилась, когда в купе поезда "Москва-Абакан" две командированные тетки из какого-то министерства сначала молча косились на ее беременный живот, а потом не выдержали и хором принялись читать ей лекцию о моральном облике советской школьницы-комсомолки.

Еще один попутчик, тихий больной старик в тельняшке с заштопанными локтями, все время молчал, выходил в коридор, садился на откидную неудобную скамеечку, курил и глухо кашлял. Наташа видела сквозь дверную щель его седой затылок, тощую морщинистую шею, сутулую полосатую спину, толстые синие полосы табачного дыма. Она заметила, как странно он держит папиросу - сжимает большим и указательным пальцами, прикрывает ладонью.

Поезд ехал по Транссибирской магистрали. Наташа лежала на верхней полке, у нее с собой было несколько номеров журнала "Юность" и роман Ремарка "Три товарища", но читать она не могла, все время смотрела в окно. Она никогда не видела тайги и не представляла себе, что лес может быть таким огромным и таинственным. Была середина мая. Подмосковные леса в это время обычно светятся свежестью, солнце пронизывает их насквозь. Но тайга оставалась темной. Деревья сливались в единый, непроглядный мрак, который поглощал в ясный день солнечные лучи, а ночью заполнял собой небо. После коротких тусклых сумерек за окном не было ни огня, ни звезд. Маленький вагонный мирок становился ещё уютней, поезд казался одиноким космическим кораблем, который движется сквозь жуткую глухую бесконечность.

На редких станциях бабушки в платочках торговали горячей вареной картошкой с укропом и солеными огурцами. Наташа ела прямо с газеты, руками, обмакивая картошины в горстку влажной соли, потом пила сладкий вагонный чай с толстыми баранками. У министерских теток не иссякали запасы жареных кур, домашних пирожков и крутых яиц. Ели они часто и обстоятельно, это было главным их развлечением. Однажды, шепотом посовещавшись, предложили Наташе пирожок с капустой. Она отказалась.

Старик питался черным хлебом и салом. Жевал быстро, жадно, низко опустив голову. Все его морщинистое лицо смешно шевелилось, косматые седые брови двигались вверх и вниз, а глаза стреляли по сторонам, словно он боялся, что отнимут еду. Однажды Наташа услышала, как тетки назвали его уголовником. Ей стало интересно, правда ли это. Она еще никогда не видела настоящего живого уголовника так близко. Вышла в коридор, присела на соседнюю откидную скамеечку.

Маленькое бледное солнце плыло вдогонку за поездом, касаясь черных верхушек сосен. Старик тяжело закашлялся, папироса его не горела, он достал из кармана коробок. Руки крупно тряслись, спичка сломалась, коробок упал.

Наташа подняла, зажгла для него спичку. Когда он прикуривал, она заметила, что по его землистым морщинистым щекам текут слезы.

- Вам нехорошо?

- Наоборот, мне очень хорошо, - он улыбнулся. Все зубы у него были железные.

- А что же вы плачете? - удивилась Наташа.

- Я здесь сидел, - ответил он, продолжая улыбаться.

- За что?

- Про встречу на Эльбе слышала?

- Конечно. В сорок пятом наши встретились с союзниками, с американцами и англичанами.

- Вот за это я и сидел. Не понимаешь? - Он смотрел на Наташу и улыбался, но в выцветших воспаленных глазах все еще стояли слезы.

- Не понимаю,- строго нахмурилась Наташа.

- Я, видишь ли, до войны преподавал английский в Ленинградском университете. За четыре года в окопах так соскучился по языку, что не удержался, поболтал с союзниками. Ну и получил двадцать пять лет лагерей за шпионаж.

- Они вас там завербовали? - прошептала Наташа после долгой мучительной паузы.

Старик засмеялся. Наташе стало не по себе и захотелось уйти в купе. И вдруг на опушке, у насыпи, промелькнуло нечто огромное, бурое. Наташа с веселым ужасом узнала медведя.

- Смотри-ка, шатун, - хрипло сказал старик, ткнув в стекло пальцем.

- Я читала, шатуны- это те, что зимой не спят. А сейчас май.

- Шатун, - повторил старик - Видишь, к железке не боится выходить.

- Они людей едят?

- Не обязательно. Если один раз такой зверь попробует человечины, потом уж будет до смерти людоедом. Задерет, закопает, подождет, пока протухнет, потом отроет и съест.

- Кошмар...

- Это не кошмар, девочка. Это закон природы. Вот когда человек человека ест, это да. Кошмар.

- Людоеды только в дикой Африке водятся,- неуверенно заметила Наташа.

- Здесь тоже, - старик кивнул на тайгу за окном, - урки когда идут в побег, берут с собой какого-нибудь тихого фраера. В тайге без мяса долго не протянешь, - он криво, зло усмехнулся, - обычно они политических предпочитают. Мне тоже предлагали. Я чуть не пошел с ними. Все уже было готово.

- И что же?

- Господь уберег. Бежать можно не раньше мая, когда снег сойдет. Мы с февраля стали готовиться, а в марте Сталин умер. Я, знаешь, не сразу поверил, что освободят нашего брата. Говорили разное. Берия объявил амнистию для урок. Политических это вначале не касалось. Но мне сон приснился, будто еду я в поезде мимо этих самых мест, не в телячьем вагоне, а в купе. Сижу себе вот так, на откидной скамеечке, курю хорошую папироску и болтаю с девочкой в зеленом платье. А она смотрит на меня своими ясными голубыми глазами и думает: все ты врешь, старый дурак.

- Может, вы и правда все врете? - слабо улыбнулась Наташа.

Старик опять засмеялся, потом закашлялся и, впервые взглянув Наташе прямо в глаза, произнес:

- Вот родишь ты своего ребенка, станет он взрослым, и для него все это встреча на Эльбе, таежные зоны, урки-людоеды- будет таким далеким прошлым, что уже не важно, вранье или правда.

- Встречу на Эльбе никогда не забудут. Это наша история. - Наташа встала, и ее скамеечка мягко хлопнула о стену. Старик ничего не ответил, опять закашлялся.

Он сошел ночью на какой-то маленькой станции, и тетки долго, подробно проверяли, не стащил ли чего. Убедившись, что все их вещи на месте, как будто даже огорчились.

Ранним туманным вечером поезд подъехал к Абакану. Дальше железной дороги не было. До Кызыла ездил рейсовый автобус и летал вертолет. Наташу прямо на платформе ждал военный "газик".

- Погода нелетная, Наталья Марковна, - сообщил пожилой рыжеусый сержант, подхватывая ее чемодан, - придется переночевать в гостинице.

- А по шоссе на "газике" нельзя?

- Можно, - улыбнулся сержант, - но дорога опасная, горная, видите, какой туманище. Да и растрясет вас, а в вашем положении это нехорошо.

- Поехали! - решительно заявила Наташа. - Вот прямо сейчас.

- Ночь пути через Саяны, вы только с поезда, устали.

- Ничего не устала. Ну пожалуйста, очень вас прошу.

Наташа так соскучилась по мужу, что не могла себе представить еще одну ночь без него, в какой-то дурацкой гостинице.

- Ай, ладно! - махнул рукой сержант.- Поехали.

Город Абакан промелькнул за окнами "газика", и показался Наташе скучным. Зато дикие горы в клочьях тумана ошеломили ее. Она не чувствовала тряски, ей было весело прыгать на кожаном сиденье, охать на крутых поворотах, смотреть, как рассекают плотный сумеречный туман огни фар, как слизывают мутную влагу с ветрового стекла спокойные деловитые "дворники". Казалось, "газик" едет слишком медленно. Она спросила сержанта, нельзя ли прибавить скорость. Он кивнул вправо, туда, где был обрыв:

- Посмотрите, Наталья Марковна.

Наташа осторожно выглянула в окошко. Внизу, на дне неглубокой пропасти, виднелись неясные очертания каких-то уродливых конструкций, и Наташа поняла, что это останки разбитых грузовиков.

- Вот они ехали быстро, - сказал сержант. Когда стемнело, Наташа перебралась на заднее сиденье, нашла колючее, пропахшее бензином и табаком одеяло и уснула, свернувшись калачиком.

Генеральша Наталья Марковна Герасимова, полная нездоровая дама пятидесяти шести лет, откинув голову и открыв рот, спала в кресле в просторной гостиной. Над ней нервно, торопливо тикали старинные настенные часы, быстро и покачивался фарфоровый маятник. Глухую доску, оставшуюся от разбитого зеркала, успели снять, на шурупы повесили две китайские фарфоровые тарелки, не очень красивые, откровенно говоря, пошлые, но все-таки это было лучше, чем дырки в стене.

Наталья Марковна спала неспокойно, вздрагивала, тихонько стонала. На коленях у нее лежал открытый альбом со старыми фотографиями.



Доктор Аванесов зашел в палату через полчаса после Кати, в руках он держал планшет и карандаш. Сергей усмехнулся про себя и подумал, что гениальному хирургу приказали поговорить с беспомощным подопытным кроликом.

- Ну здравствуй, дорогой, - доктор одарил его своей обычной добренькой-бодренькой улыбкой, - как чувствуем себя?

Сергей потянулся к планшету, взял карандаш и написал:

"Что у меня с лицом?"

- Катюша тебе уже все рассказала. Буянить ты начал, дорогой. Мы, конечно, виноваты, не проверили все заранее, вкололи тебе рентгеноконтрастный препарат. Но кто же мог такое представить? Аллергия бывает в одном случае из тысячи. Да, собственно, и аллергией это назвать нельзя. Совершенно необъяснимое явление. Интоксикационный психоз с галлюцинациями. Ты, дружок, прямо взбесился. Кинулся на железную дверь, разбил лицо. Пришлось чинить, - доктор произнес все это быстро и весело, на одном дыхании, и улыбка не сходила с его лица, но сильный армянский акцент выдал волнение. Сергей давно заметил, что доктор говорил с акцентом только когда нервничал.

"Неправда! - вывел Сергей крупными кривыми буквами и добавил еще одно слово: - Зачем?"

Улыбку сдуло, как пух с одуванчика.

- Слушай, я вру, да?!- страшно громко закричал Аванесов и отшвырнул планшет. - Ну что за человек, честное слово, ни стыда, ни совести! Для него вызывали лучшего специалиста из клиники эстетический хирургии, с его физиономией возились, как будто он не солдат, а кинозвезда! А он вместо радости, вместо благодарности такие злые слова говорит! Чтобы я больше этого не слышал, понял?

Планшет валялся на полу, карандаш трясся в руке Гамлета Рубеновича. Сергею вдруг стадо ужасно смешно. Смеяться он не мог и начал икать, давясь смехом. Из глаз покатились слезы. "Ну здравствуйте! - заливался кто-то внутри него. Вызвали специалиста из клиники эстетической хирургии. Заранее вызвали. Вдруг сумасшедший майор Логинов так разбуянится от рентгеноконтрастного препарата, что поломает себе лицевые кости? Какая трогательная забота! Какая гениальная интуиция! Между прочим, пластические операции очень дорого стоят. Что же, интересно, выдумал умник Райский? Ради чего столько хлопот?"

Доктор между тем смотрел на него с тревогой и жалостью, тронул его руку и тихо, хрипло произнес:

- Не надо, Сережа. Ты же мужчина. Ты столько всего перенес, и это перенесешь.

Икота усилилась. Слезы текли ручьем, бинты промокли насквозь. Доктор Аванесов решил, будто майор Логинов рыдает, и невозможно было объяснить, что вовсе нет. Совсем наоборот.



Стас Герасимов легко вычислил, каким образом в его дом, обеспеченный вооруженной охраной, мог проникнуть незваный гость. Подъезд, конечно, был неприступен даже для очень сильного и умного злоумышленника, если только не брать его штурмом.

Охранники знали в лицо всех жильцов, а у чужих обязательно спрашивали фамилию, связывались с хозяевами названной квартиры и уточняли, ожидают ли такого-то гостя. Но при самой продуманной системе обязательно найдется какая-нибудь случайная дырка в заборе на заднем дворе. В доме Стаса Герасимова такой "дыркой" был подземный гараж. Там охрана следила исключительно за автомобилями, а на людей не особенно реагировала. В гараж ежедневно заходили разносчики рекламы. За небольшую мзду охрана их пропускала. Довольно часто наведывались всякие слесари, сантехники, электрики, и, конечно, каждого из них невозможно знать в лицо.

Днем ворота иногда оставались открытыми и можно было вообще без всяких достоверных предлогов при определенной сноровке проникнуть в подземный гараж совершенно незаметно, а оттуда на лифте или по черной лестнице попасть в дом, на любой этаж. Все прочее - дело техники, то есть хорошей дверной отмычки либо дубликата ключей.

Стас спустился в гараж с большим мусорным мешком в руках. Он успел переодеться. Вместо любимого костюма цвета грозовой тучи на нем были черные джинсы, старые кроссовки, серый спортивный пуловер, потертая кожанка и замшевая черная кепка. Он погрузил мешок в багажник своей "Тойоты" цвета какао с молоком и выехал из гаража.

На пересечении Тверской и Садового кольца он застрял в пробке. Рядом, почти вплотную, стояла допотопная старая "Волга". Лысый пожилой толстяк за рулем не спеша, с аппетитом поедал огромный гамбургер. Стас терпеть не мог макдоналдсовскую еду, считал ее вредной для здоровья и сначала глядел на лысого соседа с отвращением, но потом вспомнил, что не обедал сегодня. До встречи оставалось достаточно времени, чтобы спокойно поесть. Он остановил машину у скромного гриль-бара неподалеку от старого цирка, поменял сотню долларов.

В баре было пусто, орала музыка. Толстая крашеная блондинка молча положила перед ним меню. Стас заказал себе овощной салат, баранью отбивную на косточке и попросил приглушить музыку. Пора было наконец позвонить матери. Он собирался сегодня ночевать у родителей и, чтобы обеспечить себе спокойный вечер, без слез и упреков, включил свой мобильный и набрал номер.

Трубку долго не брали. Наконец он услышал сонный голос. У Натальи Марковны была сильная одышка.

- Стасик, ты дома? Почему ты не берешь трубку? Почему отключил мобильный?

- Нет, мама. Я не дома. А мобильный включен. Вот, я тебе звоню.

- Где ты?

- Я в кафе. Зашел пообедать.

- Лучше бы ты приехал к нам. У нас борщ, Котлетки из индейки, твои любимые. Ты был у себя дома?

- Да, конечно.

- Там все в порядке?

- Разумеется, мама. А почему ты спрашиваешь?

- Ну так... Просто я весь день ждала твоего звонка, заснула в кресле, и мне приснился нехороший сон, будто разгромили твою квартиру, вспороли кровать.

- Снам нельзя верить, мама, - медленно, по слогам произнес Стас, - а в кресле спать неудобно. У тебя, наверное, затекла шея, вот и привиделись кошмары. Как ты себя чувствуешь?

- Было очень плохо, но теперь лучше. Главное, ты позвонил, больше мне ничего не надо. Папа сказал, ты сегодня приедешь к нам ночевать. Это правда?

- Да, конечно. Я приеду. Я поздно, часов в двенадцать.

- Хорошо, сынок, мы тебя будем ждать. Скажи, ты уже встречался со следователем?

- С каким следователем, мама?- поморщился Стас и выбил сигарету из пачки.

- Ну с тем, который занимается убийством твоего шофера. Понимаешь, он несколько раз звонил папе и сюда дважды. Он говорит, что послал тебе повестку по почте. Твои телефоны не отвечают, у тебя на фирме не говорят, где ты. Мне кажется, ты делаешь большую ошибку, Стасик. Я понимаю, как это тебе неприятно и тяжело, но встретиться надо. Ты слышишь меня?

- Да, мама. Я тебя слышу. Мы сейчас не будем это обсуждать. Я приеду, и поговорим. Все, у меня садится батарейка. Целую. Вечером увидимся. - Он отключил телефон и тут же нервно закурил.

Из кухни доносился запах жареной баранины. Вскоре принесли салат и большую красивую отбивную. Но аппетит пропал. Он заставил себя съесть немного овощей, почти с отвращением пожевал сочного мяса, опять закурил.

Когда подали кофе, он вдруг подумал, что можно запросто не встречаться с Ириной и вообще никуда не ехать. Все и так ясно. Спившийся человек опасен только для самого себя и близких родственников.

- Нет. Я должен убедиться, - пробормотал Стас, не замечая, что говорит вслух, - ведь если не он, то кто же? Больше некому...

- Что, простите? - уставилась на него крашеная официантка, которая как раз подошла поменять пепельницу.

- Ничего! - рявкнул он так, что девушка отпрыгнула.

Кофе был приличный, в меру крепкий. Вообще кухня в этом неприметном заведении оказалась очень качественной. Стас расплатился, оставил щедрые чаевые и еще дал десятку старику швейцару.

До встречи оставалось пятнадцать минут, пробок по дороге не было, и приехал он ровно в шесть, нашел удобное место для парковки, выключил мотор, откинулся на мягкую спинку и закрыл глаза.

"Спившийся человек, живущий в Выхино без телефона, на деньги сестры, ни на что не способен, - думал Стас, - правда, есть алкоголики, которые от запоя до запоя вполне вменяемы. Но с другой стороны, десять лет зоны могут сделать любого полнейшим дерьмом. Или наоборот? В зоне есть шанс стать сильным и даже очень сильным. Могло такое произойти с Юркой Михеевым? Если бы он там стал сильным, он жил бы сейчас как-то иначе".

Перед ним возник зыбкий образ худенького невысокого мальчика. В двадцать лет Михеев выглядел подростком, у него были мягкие светлые кудри, большие круглые голубые глаза, нежный румянец во всю щеку. Он смешно гримасничал и размахивал руками, когда рассказывал что-то. Сокурсники называли Михеева Мультиком. Хриплый, тяжелый бас никак не вязался с его несерьезной внешностью.

У Юрки Михеева был голос Высоцкого, он действительно знал наизусть почти все его песни и пел под гитару так, что, если закрыть глаза, невозможно было отличить от оригинала. Известно, как любят Высоцкого уголовники. Юрка мог стать в зоне уважаемым человеком. Даже вором в законе мог стать.

- Ни-фи-га! - шепотом выкрикнул Стас. - Михеев ничтожество, слабак, жалкий фигляр. Его, скорее всего, в зоне опустили. Московский мальчик из интеллигентной семьи, балованный, изнеженный, почти женственный, обязан стать петушком в зоне.

Зыбкий образ все еще плавал перед Стасом и как будто усмехался. Губам стало щекотно от шепота. Стас испугался, что в который раз говорит вслух, с самим собой. Он тряхнул головой, широко распахнул глаза. Перед ним было ветровое стекло, забрызганное грязью. Вокруг сновали машины и люди. Накрапывал мелкий серый дождь.

"Михеев мог стать в зоне кем угодно, - подумал он, - совершенно не важно, кем он стал. Главное, он ничего не знает, и никто не знает. Вообще никто. Ни одна живая душа. Как можно знать то, чего не было никогда?"

В стекло постучали. Стас вздрогнул и так резко повернулся, что потянул какое-то сухожилие в шее, поморщился от боли, подумал, что теперь будет долго при каждом движении болеть шея, и не сразу разглядел девушку, которая стучала в стекло. В глаза бросился плащ из тонкой кремовой кожи, шелковый бежевый шарф, прядь распущенных светлых волос.

- Вы Петя? - спросила она, когда он опустил стекло.

- А вы Ирина? - он заставил себя улыбнуться и открыл дверцу. - Садитесь в машину. Дождь.

Она долго возилась с зонтиком, наконец опустилась на сиденье рядом с ним. Она была удивительно хороша, как будто сошла со страницы модного журнала. Высокая, очень худая. Волосы серебристо-пепельные, тяжелые, атласные, до середины спины. Белая тонкая кожа, длинные кошачьи глаза, но не зеленые, как у кошки, а совершенно черные, с перламутровыми голубыми белками. Высокие скулы, тонкий прямой носик, крупный чувственный рот. На своего низкорослого неказистого братца она ни капли не была похожа. Салон наполнился ароматом каких-то головокружительных духов. Стас тут же заметил настоящие крупные бриллианты в ушах и на пальцах, сумочку и сапоги из светлой страусовой кожи. Сапоги были совершенно чистыми. Если бы она прошла пешком хотя бы сотню метров, непременно заляпала бы их грязью.

- Здравствуйте, Петя, - она улыбнулась ему так сладко, словно собиралась поцеловать, -вы потрясающе выглядите. Ни за что не узнала бы вас.

- Ну конечно, лет семнадцать прошло, - улыбнулся в ответ Стас, - вы были такой маленькой, а я был всего лишь сокурсником вашего старшего брата, мы с вами встречались только два раза, страшно давно, как будто в другой жизни. Как вы можете меня помнить?

- А вот и нет, - она откинула длинную прядь и уставилась на него в упор, не моргая. - Именно вас, Петя Мазо, я запомнила лучше, чем других. Вы были таким милым закомплексованным толстячком с дурацким хвостиком на затылке, а я была подростком и тоже подыхала от всяких комплексов, поэтому сразу обратила на вас внимание. Почувствовала родственную душу. Вы починили мой магнитофон "Электроника". В соседней комнате все танцевали при погашенном свете, а вы возились моим кассетником. Помните?

- Совершенно не помню, - пожал плечами Стас.

- Он потом еще очень долго работал, мой магнитофончик, - произнесла она медовым голосом, продолжая смотреть на него в упор, - да, Петя, вы были уютным добрым толстячком, а теперь вы настоящий красавец, можно запросто голову потерять. Женаты? Есть дети?

- Нет. Ни жены, ни детей.

- Ой, надо же, - она красиво тряхнула волосами, - а мне казалось, вы такой семейный человек, я думала, вы женитесь очень рано и заведете кучу детей. Слушайте, а что это вдруг вы решили устроить встречу выпускников?

- Ну просто хочется собраться, посмотреть друг на друга, - пожал плечами Стас.

- И кому же пришла в голову эта идея? - Черные глаза впились Стасу в лицо, и он отвернулся. Как ни хороша она, эта Юркина сестренка, пора было кончать разговор.

- Точно не знаю, кому именно. Какая разница? - Он достал сигареты, вдавил прикуриватель в панель.

- Можно мне тоже? - Она потянулась к пачке, пришлось дать ей прикурить и немного опустить стекло. В салон полетели мелкие брызги дождя.

- Что вы хотели передать мне для Юры? - спросил он, глядя в окно и морщась от колючих брызг.

-Тут небольшой пакет. Продукты, носки, футболка. Да, я забыла вас предупредить. Ни в коем случае не покупайте ему спиртного и не давайте денег. Ни копейки. Слушайте, а можно мне прийти на встречу выпускников?

У Стаса пересохло во рту. Он раздавил в пепельнице только что закуренную сигарету и резко развернулся к Ирине, отчего шею пронзила острая боль.

- Да, конечно. Простите, мне пора. У меня очень мало времени.

- Ну вы же сказали, что у вас свободна вся вторая половина дня, - она недоуменно подняла брови. Она явно не собиралась вылезать из машины.

- У меня заболела мама. От Юры я сразу поеду к родителям. Хотелось бы пораньше, - отчеканил он и добавил с вежливым оскалом. - Было очень приятно вас повидать, Ирочка. Всего доброго.

Она обиженно молчала и не двигалась.

- Ирина, мне правда пора, - Стас вскинул руку и взглянул на часы.

- Скажите хотя бы, где и когда состоится встреча. Вам же будет лучше, если я там появлюсь и присмотрю за Юркой.

- Ну хорошо, - Стас раздраженно поморщился, - если вы так хотите... через две недели. Место мы еще не определили. Скорее всего, закажем зал в каком-нибудь ресторане. Я позвоню вам.

- Спасибо, Петенька. Теперь я вижу, что в душе вы так и остались лапочкой, закомплексованным милым толстячком. Да, и еще, пожалуйста, будьте так добры, когда приедете к Юрке, непременно снимите показания с электросчетчика, запишите и сообщите мне по телефону, очень вас прошу. - Внезапно она чмокнула его в щеку, тут же с мелодичным мягким смехом выскользнула из машины.

За окном, в мокрой темноте, мелькнул блестящий кремовый плащ. Смех долго еще продолжал звучать у Стаса в голове и казался все более знакомым.



Майору Сергею Логинову трудно было открывать глаза и говорить. Лицо распухло, он чувствовал вместо лица сплошной отек, тяжелый, плотный. Медсестра Катя кормила его с ложечки куриным бульоном, жидкой геркулесовой кашей, йогуртом. Среди немногих людей, заходивших к нему в палату, он выделил высокую худую женщину, ту самую, которая осматривала его лицо и про которую Аванесов сказал, что она ларинголог. Когда она пришла в первый раз, он еще не мог определить четкой границы между сном и явью. Он сначала решил, что видит сон, в котором плавает белый призрак с живыми глазами. Крупное стройное привидение смотрело на него с жалостью. Усилием воли он грубо выдернул самого себя из сна, и привидение оказалось живой женщиной в белом халате.

В просвете между маской и шапочкой светились большие светло-карие глаза, обрамленные длинными черными ресницами. Пахло тонкими духами. С трудом разлепив губы, хотел спросить, кто она и зачем пришла, но женщина произнесла из-под маски спокойным низким голосом:

- Пожалуйста, не надо разговаривать.

Он и так не мог. Незачем было лишний раз напоминать ему об этом.

- Меня зовут Юлия Николаевна. Я врач. Я осмотрю вас, потом вы будете спать.

Она повернула рычаг кровати так, что больной принял сидячее положение, и стала осторожно снимать бинты с его лица. Он почти ничего не чувствовал, только легкие нежные прикосновения ее холодных пальцев, но все у него внутри сжималось, он упрямо, зло глядел ей в глаза. Он сразу возненавидел ее. Именно она была тем самым хирургом-пластиком, который изменил ему внешность.

Когда она явилась снова, ему удалось разглядеть ее лучше. Она опять была в маске, но глаза ее показались ему настолько выразительными, что он без труда представил себе все остальное. Красавица, холодная, умная, беспощадная. Человек, не знающий сомнений. Он все еще не мог произнести ни слова и потянулся к тумбочке у койки. Она кивнула, сказала: да, конечно, и подала ему планшет и карандаш.

"Зачем вы это со мной сделали?" - написал он.

- Простите. Я не могу вам ответить на этот вопрос. Пожалуйста, не надо разговаривать. Вы мне мешаете, - ответила она.

"Вы мне тоже мешаете. Я спать хочу", - вывел он и поставил такую жирную точку, что обломился грифель карандаша.

- Я должна обработать швы, поменять повязку, - сказала она и попыталась забрать у него планшет.

"Пусть это сделает Катя".

- Это может делать только врач. А Катя - медсестра, так что придется вам потерпеть мое присутствие, - в голосе послышалась легкая обида, и Сергей злорадно усмехнулся про себя. Ему хотелось ее задеть, и это было, пожалуй, первое нормальное живое чувство за последнее время.

Юлия Николаевна забрала у него планшет, сняла повязку с его лица. Сергей скосил глаза и увидел на тумбочке открытый чемоданчик с каким-то незнакомым аппаратом.

- Это лазер, - спокойно объяснила она, - я буду обрабатывать швы лазерным лучом. Так они заживут значительно быстрее. Лазер снимает отеки, дезинфицирует. Вы ничего не почувствуете. Пожалуйста, закройте глаза и расслабьтесь.

Он подчинился и действительно ничего не почувствовал, кроме собственного частого сердцебиения. Подлая злодейка-хирург была с ним терпелива и ласкова. От нее пахло так нежно, и руки у нее были такие легкие, что у него возникло странное желание прикоснуться к ней. Ему совершенно не хотелось, чтобы она уходила, и от этого он разозлился еще больше.

"Я просто соскучился по краскам и запахам обычной жизни. На войне все подкрашено тошнотворным хаки. Даже кровь не бывает алой. Она мгновенно смешивается с грязью и становится бурой. На войне воняет карболкой, грязными телами, мочой, дерьмом. Я сам вонял на Войне и еще сильней вонял в плену, - думал он, жадно вдыхая тонкий французский аромат злодейки-хирурга, - крошечный флакончик таких духов стоит не меньше сотни долларов. Конечно, ей платят хорошие деньги за ее подлую работу. Интересно, за меня уже заплатили или нет еще? Впрочем, что же я так злюсь на нее? Она здесь единственный человек, который мне не врет. Ее возмутило вранье Аванесова и Кати, я отлично помню, как она вылетела из кабинета и что сказала Аванесову. Если такая благородная, отказалась бы резать мне рожу..."

- Ну вот и все. Сейчас я перевяжу вас и можете отдыхать, - донесся до него ее низкий, глубокий голос.

Сергей сердито замычал и сложил пальцы в щепоть, показывая, что ему нужен другой карандаш. Она кивнула, вытащила из кармана халата шариковую ручку, протянула ему планшет.

"Уйдите и больше не приходите. Я не просил вас менять мне внешность".

- Я знаю, что вы не просили. Простите меня.

Он был уверен, что она, в отличие от медсестры Кати, не побежит жаловаться, и в отличие от Аванесова, не станет орать. Он понимал, что ведет себя глупо, потому что она, конечно, сделала ему пластическую операцию не по собственной злой прихоти. Но могла отказаться. Всегда есть выбор. Впрочем, неправда. Вот сейчас у него, у майора Логинова, никого выбора нет. У него нет. А у нее был.

Сергею, как любому человеку в невыносимой ситуации, требовалось срочно найти виноватого, и он нашел. Его бесило ее интеллигентное спокойствие, неспешность движений, ее умные ясные глаза. Он самого себя бесил потому, что ему больше всего на свете хотелось, чтобы она посидела с ним еще немного, просто так, без всяких процедур, чтобы сняла свою маску и сказала что-нибудь, не относящееся к делу.

Ему хотелось знать, как она выглядит без маски и шапочки, какие у нее волосы, какие губы, есть ли муж и дети. Он ненавидел ее потому, что его к ней тянуло, и это было ненормально.

Крупно, печатными буквами он написал:

"Нет, доктор, я вас не прощаю!"

Глава двенадцатая

В шестьдесят четвертом году все носили короткие юбки. Даже старые, толстые, кривоногие. Даже профсоюзные чиновницы и заведующие идеологическими отделами райкомов. Даже беременные на последних месяцах.

Наташа Герасимова без конца одергивала подол короткого широкого платья, которое сшила себе еще в Москве специально для последних месяцев на старенькой зингеровской машинке. Она стеснялась огромного живота, худых коленок, развалистой бабьей походки. Впрочем, ходить было некуда и стесняться некого. Маленький гарнизонный городок напоминал общагу или коммуналку под открытым небом. Офицерские жены разгуливали по пыльным улочкам в халатах и бигуди, с кастрюльками и сковородками в руках. Стоило появиться в чем-то нарядном, с прической и макияжем, тут же на тебя смотрели косо, шептались за спиной: перед кем ты хочешь выпендриться, интересно?

Ближайшим городом был унылый голодный Кызыл, столица Тувы, и главным развлечением считалась поездка туда за покупками. Покупать было нечего, но офицерским женам к праздникам выдавались талоны закрытого распределителя. Каждая новая пара обуви, каждая шмотка долго еще обсуждалась, примерялась, ощупывалась, чтобы наконец улечься в комод идеи в огромный фанерный чемодан до лучших времен.

Жизнь в городке была тошнотворно скучна, всякая мелочь моментально обрастала фантастическими подробностями. Не было телевизоров, только радио. Оно орало целыми днями, и этот звуковой фон уже не замечался. Потом, через многие годы, Наташа ловила себя на том, что постоянно напевает песни Пьехи и Кристалинской.

Им с Володей предоставили комнату в офицерском общежитии. Она казалась просторной, потому что в ней почти не было мебели. Шаткая полуторная тахтенка, накрытая грубым одеялом цвета хаки, довоенный комод, этажерка, стол и два стула. Все казенное, с латунными бирками.

Наташа при первой поездке в Кызыл накупила сатина и ситца, одолжила у соседки-фельдшерицы швейную машинку, и через пару недель пустую казенную комнату нельзя было узнать. На окне трепетали веселые бело-голубые шторки, на тахте лежало стеганое покрывало, на столе скатерть. Осталось еще много ткани, и Наташа принялась шить детское одеяльце на ватине, кроила распашонки, пеленки.

Мама писала ей длинные грустные письма и каждое кончалось целой страницей вопросов. Как Наташа питается? Чем занимается целыми днями? Какая стоит погода? О чем они вечером разговаривают с Володей? И так далее. Наташа отвечала коротко и весело. Неустроенный быт забавлял ее. Саянское лето с его белесой жарой и черными пыльными бурями представлялось ей необыкновенно романтичным.

Иногда за работой она застывала на минуту, ее круглое детское лицо вытягивалось, становилось взрослым, сосредоточенным. Она прислушивалась к своему большому животу, и с каждым разом все отчетливей чувствовала упругие сильные движения.

Наташа очень серьезно относилась к своей беременности, старалась соблюдать режим, обязательно гуляла не меньше двух часов в день. На окраине городка был маленький аэродром; за летным полем начиналась жидкая березовая рощица, подступавшая к подножию лысой горы, Наташа собирала пушистые нежные букеты незабудок и багульника, приносила домой, ставила в литровую банку, и комната наполнялась горьковатым ароматом диких цветов.

Рожать ей предстояло в середине августа. Они с Володей решили, что заранее, примерно за неделю до предполагаемого срока, он отвезет жену в Абакан в военный госпиталь, где отличные условия и грамотные врачи.

Кончился июнь. В нижнем ящике казенного комода лежали аккуратные стопки пеленок и распашонок. Иногда заходила фельдшерица Кира Пантелеевна, рыхлая высокая баба шестидесяти лет. Она осматривала Наташин живот, прижимала к коже акушерский стетоскоп, похожий на игрушечную дудку, качала оранжевой пышной прической, поджимала тонкий рот и важно сообщала:

- Так и есть, в августе родишь, числа пятнадцатого. Сердцебиение вроде нормальное, только не пойму, как он у тебя лежит, где попа, где голова.

- Он? - уточняла Наташа.

- Да кто ж их разберет? - вздыхала Кира Пантелеевна. - У тебя, впрочем, скорее девочка будет. Больно шустрый плод, прямо так и прыгает.

Специально для фельдшерицы Наташа держала на посудной полке бутылочку крепленого сладкого вина. Кира Пантелеевна тянула вино, как чай, со свистом, потела и отдувалась, закусывала соевыми батончиками и липкой карамелью.

- Ты, главное, на открытый огонь не смотри, - учила она Наташу, - а то будет у ребеночка красное родимое пятно во все лицо. Вверх не тянись, когда белье развешиваешь, а то пуповина обовьется вокруг шейки. И не вздумай волосы подстригать, пока не родишь. Тут вот в позапрошлом году одна взяла и подстриглась за неделю до родов, - фельдшерица допила залпом все, что осталось в стакане, утерлась ладошкой, - ну и вот, значит, подстриглась майорская жена под Эдиту Пьеху, повезли ее на вертолете рожать в Абакан. Вроде третьи роды, женщина такая крепкая, однако родила мертвенького мальчика. - Пантелеевна налила себе еще вина, выпила, зевнула со стоном и, покачав пальцем у Наташи перед носом, произнесла со значением: - Апсиксия!

- Асфиксия,-поправила Наташа. Ей совсем не нравились всякие страшные истории о неудачных родах, но она терпела, поскольку никто, кроме Пантеелевны, не мог квалифицированно прослушать ее живот и сказать, что все в порядке. В гарнизоне был врач, хмурый молодой москвич по фамилии Усманов, но Наташа стеснялась его. К тому же до ее приезда между Усмановым и Володей случился тяжелый конфликт. Володя за незначительную провинность отправил на гауптвахту солдата, у которого было обострение какой-то почечной болезни. Доктор требовал парня освободить, Володя заявил, что он покрывает симулянта, а через три дня солдата пришлось отправить на вертолете в Абакан и там ему сделали операцию. Доктор накатал жалобу на старшего лейтенанта Герасимова, но начальство как-то замяло дело, Володя был на отличном счету. С тех пор они с доктором не здоровались.

К июлю жара стала невыносимой. Городок погрузился в пыльное серо-желтое марево. У Наташи распухали ноги и кружилась голова, но она заставляла себя гулять по тусклым раскаленным улицам. Прежние маршруты к рощице за летным полем были ей не по силам.

Однажды она столкнулась на улице с доктором Усмановым. Собиралась пыльная буря, небо налилось желтушной мутью, воздух как будто исчез. Возле больнички несколько солдат копали траншею. Они были голые по пояс и черные, как негры. Доктор в белоснежном халате сидел на крыльце и курил. Наташа тяжело плелась мимо, в руке у нее болталась авоська с хлебом.

- Наталья Марковна, вы не хотите ко мне заглянуть? - окликнул ее Усманов.

От неожиданности она вздрогнула и чуть не упала, поперек дороги валялась лопата. Доктор встал, взял ее под руку, повел в больничку. Там над рукомойником висело зеркало. Наташа увидела кошмарное лицо, серо-черное, с красными больными глазами. Пот смешался с пылью, глаза слезились.

- Вам, наверное, надо умыться, - сказал Усманов.

Наташа покорно кивнула. Вода в рукомойнике была теплой. В кабинете гудел вентилятор, от него шла волна обманчивой прохлады. Доктор протянул Наташе полотенце и спросил, как она себя чувствует.

- Нормально, - Наташа тяжело опустилась на банкетку.

- Давайте-ка я вас осмотрю, - предложил он.

- Спасибо, меня Кира Пантелеевна наблюдает, - слабо улыбнулась Наташа.

- Пантелеевна- это, конечно, хорошо, - кивнул доктор, - и что она говорит, когда вам рожать?

- В середине августа.

- А я думаю, раньше. Лягте, пожалуйста.

Наташа скинула туфли, вытянулась на банкетке. Усманов долго слушал и ощупывал живот, потом измерил давление, зачем-то посмотрел язык, горло, попросил повертеть глазами, неприятно оттянул нижние веки, наконец хмуро произнес:

- Вам надо срочно ехать в Абакан, нужны анализы, квалифицированный осмотр, возможно даже рентген.

- Что-то не так? - испугалась Наташа.

- Мне кажется, у вас двойня. Нет-нет, ничего страшного, просто родить вы можете раньше срока. Лучше не рисковать.

Буря еще не успела разгуляться, до дома было пять минут ходьбы, но Усманов отправился провожать Наташу, держал под руку, как больную, и уговаривал немедленно отправляться в абаканский госпиталь.

Когда Наташа поднялась в свою комнату, небо стало совсем черным, взвыл ветер, вздыбились бешеные воронки пыли и мусора. Наташа бросилась закрывать окно и увидела, как Усманов бежит сквозь вихрь назад, в больничку. Белый халат раздулся огромным пузырем и исчез в черном вихре.

Вечером Наташа рассказала мужу о встрече доктором. Володя слушал и злился:

- Тоже мне специалист! Никто его не просил тебя осматривать.

- Володенька, а если он прав? Может, ты отвезешь меня пораньше? Вдруг правда двойня?

-- Чепуха, - старший лейтенант хлопнул ладонью по столу, - Пантелеевна тебя каждую неделю смотрит и никакой двойни не обнаружила. А она, между прочим, профессиональный акушер.

- Володя, она темная баба, к тому же пьет как сапожник! - возмутилась Наташа. - То, что Усманов тебе не нравится, еще не означает, что он плохой врач.

- А тебе он нравится?! - сквозь зубы, с дурацкой улыбкой прохрипел Володя. - Нравится, да?

Такая реакция Наташу ошеломила. Она знала, что ее муж человек жесткий и болезненно самолюбивый, но сейчас речь шла о самом главном событии в их жизни, и можно было наплевать на глупый конфликт с доктором. Так взбесился, что даже не обратил внимания на потрясающую новость- у них может быть двойня!

- С ума сошел? - спросила она и нахмурилась.

- Он на меня донос написал, а ты с ним под ручку, на глазах у всех! - крикнул Володя. - Теперь об этом каждая собака в гарнизоне знает!

- Он врач, а я в положении, и ничего такого... - Она не успела докончить фразу, потому что Володя встал и вышел, шарахнув дверью так, что комната вздрогнула и банка с незабудками опрокинулась.

Наташа, глотая слезы, принялась собирать вялые мокрые цветы, вытирать воду.



Доктор Тихорецкая ехала по пустому ночному шоссе и чувствовала, что засыпает за рулем. Она почти жалела, что отказалась от предложения Райского заночевать на этой проклятой секретной базе и отправиться в Москву рано утром, на казенной машине, с шофером.

Ей уже приходилось ночевать здесь. В финском домике ей отвели маленькую, совершенно стерильную комнату с санузлом и спала она как убитая. В первый раз это было после операции, которая длилась пять с половиной часов.

Сейчас ее отпустили на двое суток и она не хотела терять ни часа. Она так устала, что жила на автопилоте. Ни о чем не могла думать, автоматически выполняла свою работу и не позволяла себе бояться, что в один прекрасный день начнут дрожать руки и испортится зрение.

Петр Аркадьевич освободил ее от приемов. Она вела только двух больных Анжелу и этого человека, о котором знала все и ничего. Ей были известны его возраст, рост, вес, артериальное давление, группа крови. Она могла с закрытыми глазами воспроизвести строение его лицевых костей и мышц, но кто он, откуда, что с ним произошло и почему потребовалось срочно сделать ему другое лицо, она понятия не имела.

Она догадывалась, что он офицер. По речи угадывала в нем москвича. Подозревала, что его ноги, которые спас доктор Аванесов, были повреждены не в результате спортивной или автомобильной травмы.

Гамлет Рубенович однажды при ней назвал его Сережей. Возможно, это было единственной правдой из всего, что говорил доктор Аванесов. Никогда она еще не слышала, чтобы врач, талантливый хирург, и в общем неплохой человек, так много и нагло врал. Юля знала, что он делает это вовсе не из любви к искусству. У него приказ. И все равно было противно.

"Чем ты лучше? Тебя слегка припугнули, потом уговорили дать подписку о неразглашении секретной информации государственной важности, и ты согласилась участвовать в какой-то странной жестокой авантюре или в эксперименте, который проводится над живым, сильным, но совершенно беспомощным человеком. Аванесов полковник медицинской службы, он вынужден подчиняться. А ты могла запросто отказаться, послать этого Райского подальше, и ничего с тобой не случилось бы".

Так она изводила себя в самом начале, но потом перестала. Во-первых, не было сил думать, во-вторых, зачем терзаться, когда дело сделано?

В первый ее приезд на базу Райский выложил перед ней снимки двух мужчин. Один выглядел вполне стандартным красавчиком мрачно-мужественного типа. Тяжелые надбровные дуги, крупный правильный нос, тонкие губы, жесткий подбородок. Райский с иронической улыбкой назвал его объектом "А". В Юлином распоряжении имелось двадцать его фотографий в разных ракурсах, крупные я общие планы. Он улыбался, думал, разговаривал, удивлялся, хмурился, зевал, просто смотрел в объектив или куда-то в сторону. Юля, разглядывая снимки, поняла о нем только то, что он человек благополучный, в меру тщеславный, а в общем никакой.

Лицо объекта "Б" произвело на нее более приятное впечатление. Объект "Б" красавцем не был, но выглядел куда благороднее объекта "А", несмотря на мягкий курносый нос и большие торчащие уши. У него были живые умные глаза и совершенно естественная мимика.

- Как вам кажется, эти люди похожи друг на друга? - спросил Райский, наблюдая, как она разглядывает снимки.

- Совсем не похожи. А что?

- Они одного возраста, одного роста, примерно одинакового телосложения, у них один размер одежды и обуви, у них обоих серые глаза и русые волосы. Оба коренные москвичи и имеют высшее образование. Оба никогда не были женаты, не имеют детей. Даже группа крови у них одна, достаточно редкая, четвертая, резус положительный.

- Они родственники?

- Нет. Они не родственники. Но у них много общего. Вы согласны со мной?

- Михаил Евгеньевич, что вы хотите от меня услышать?

- Я хочу, чтобы вы сказали мне, похожи эти два человека или нет, с вашей профессиональной точки зрения.

- Иными словами, возможно ли сделать их похожими с помощью пластической операции?

- Вот именно,- кивнул Райский.

- Вероятно, да, - ответила Юля после долгой паузы.

- Кого из них проще изменить, чтобы он стал копией другого?

- С точки зрения техники операции это не имеет значения. Но я не думаю, что объект "А" обрадуется торчащим ушам и курносому носу. Хотя объект "Б" кажется мне обаятельнее. Но тут уже вступают в силу вещи, не имеющие отношения к моей профессии.

- Очень интересно, - улыбнулся Райский, - почему же "Б" вам нравится больше? Ведь "А" просто красавец мужчина.

- Балованный, капризный, инфантильный, - быстро пробормотала Юля, - завышенная самооценка и болезненная потребность в самоутверждении, которую он реализует, постоянно меняя женщин. Занимается бизнесом, не вполне успешно, однако на жизнь хватает. Не умен, но хитер. Трусоват. В экстремальной ситуации сразу впадает в панику. Любит и умеет врать. А в общем вполне милый молодой человек.

- Вы что, знакомы с ним? - Райский нервно сверкнул очками.

Юля уловила тревогу в его голосе и с невинной улыбкой спросила:

- А почему вы так испугались, Михаил Евгеньевич? Если я знакома с объектом "А", разве это что-то меняет?

- Да!- рявкнул он, почти теряя самообладание, - Это многое меняет. Так знакомы иди нет?

- Успокойтесь. Я просто фантазирую. Сочиняю на ходу. Я впервые увидела его на этих снимках.

- Неправда,- покачал толовой Райский, - ничего вы не сочиняете, Юлия Николаевна. Скажите честно, откуда вы все это знаете?

- Ну ладно,- улыбнулась Юля.- Я так же, как и вы, учила в институте психологию и основы древней загадочной науки физиогномики. Все это написано у него на лбу, просто надо уметь прочитать.

- Да, Юлия Николаевна, вы умеете, - процедил он сквозь зубы после долгой паузы, - ну а что же написано на лбу у объекта "Б"?

- Умный, сильный, надежный. В нем есть некоторая жесткость, но это, вероятно, как-то связано с его образом жизни. Ему часто приходится принимать решения не только за себя, но и за других. Ну что еще? Он вынослив, нетребователен в быту, замкнут. Да, очень замкнут и, скорее всего, одинок. Он молчун, но не такой многозначительный, как вы, Михаил Евгеньевич. Он просто больше любит молчать, чем говорить, это для него более естественное состояние. А вы держите паузы в диалоге, чтобы озадачить, напрячь собеседника, вызвать у него растерянность и лишить воли к сопротивлению.

- Браво, - фальшиво хохотнул Райский и пару раз сдвинул ладони, изображая аплодисменты, - я бы взял вас к себе на работу психологом.

- Я бы к вам не пошла, - улыбнулась Юля.

- Почему?

- Во-первых, не люблю многозначительных пауз, во-вторых, у меня другая профессия. Подведем итог, Михаил Евгеньевич. Если я правильно поняла, вы хотите, чтобы я сделала из объекта "Б" двойника объекта "А"?

- Совершенно верно, Юлия Николаевна. Сколько это займет времени?

- Зависит от количества операций и особенностей организма пациента. Заживление проходит у всех по-разному.

- А в одну операцию нельзя уложиться?

- Пока не знаю. Мне надо просканировать эти фотографии и поработать с ними на компьютере.

Тогда ей не пришло в голову спросить, знает ли сам объект "Б", что с ним собираются делать. Она была уверена, что знает, и просто не предполагала других вариантов. Ее удивляло, что ей дали абсолютно все медицинские сведения о больном, но еще ни разу не пустили к нему в палату для предварительного осмотра. Однако когда Райский сообщил ей, что сам объект "Б" не должен знать, кто она и с какой целью осматривает его, Юля испытала шок.

Разговор произошел в уютном полутемном кабинете Райского за чашкой отличного кофе перед самой операцией. К этому моменту она уже подписала бумагу об ответственности за разглашение секретной информации государственной важности.

Полковник больше не угрожал ей мифическим чеченским террористом, любовником Анжелы. Теперь она была почти убеждена, что никакого чеченца вообще нет и ночной звонок явился чем-то вроде приглашения к сотрудничеству. Райский сам все это придумал. Сначала припугнул, потом нашел совсем другой, достаточно весомый и не унизительный для нее аргумент.

- Вы, Юлия Николаевна, специализировались в институте на экстренной хирургии. Вы хотели стать хирургом, чтобы спасать людям жизнь. Верно?

-Допустим,-кивнула она.

- Не допустим, а точно. Вы были весьма романтической барышней и ставили перед собой возвышенные цели. Не надо этого стесняться.

- С чего вы взяли, что я стесняюсь? Просто неохота с вами обсуждать, какой я была в юности.

- А мне очень даже охота, - он обаятельно улыбнулся.

Надо отдать ему должное, улыбаться он умел. Наверное, долго отрабатывал свой лучезарный оскал перед зеркалом. Губы собеседника поневоле растягивались в ответной улыбке.

- Видите ли, Юлия Николаевна, хирург-пластик делает большое хорошее дело, помогает людям стать красивыми, полюбить себя, избавиться от комплексов. Но он никогда не спасает жизнь. У вас сейчас появилась такая возможность. Вы не просто меняете внешность человеку. Вы спасаете ему жизнь.

- Объясните почему?

- Потому что со своим лицом он не может выйти за территорию базы. Для него единственный способ остаться в живых- изменить внешность.

- И стать двойником; объекта "А"? Иначе он не выживет?

- Совершенно верно.

- Почему?

- Потому!

- Это не ответ, - она покачала головой и заставила себя посмотреть Райскому в глаза. Он сидел так, что очки не бликовали. Она видела перед собой честный открытый взгляд хорошего, умного человека. Вероятно, это тоже было результатом длительных тренировок перед зеркалом.

- Больше я, к сожалению, ничего добавить не могу. Не имею права. Вам придется просто поверить мне на слово.

- Я бы с удовольствием, Михаил Евгеньевич, но не получается. Скажите, а что, объект "Б" самоубийца?

- Ни в коем случае! Почему вы так решили?

- Вы предупредили меня, что он ничего не знает и не должен знать о целях предстоящей операции. Из этого следует, что он, может, вообще не желает никакой операции и будет серьезно возражать против изменения своей внешности, то есть он либо не хочет жить, либо видит для себя иные варианты выживания.

- У него нет иных вариантов, - голос Райского прозвучал тихо и жутко, - и у нас с вами их тоже нет, Юлия Николаевна.

- У объекта "А" тоже нет вариантов? - спросила Юля и вытянула сигарету из пачки. - Он знает, что вы здесь собираетесь создать его двойника? Или для него готовится сюрприз?

Райский не спеша поднялся из кресла, подошел к ней вплотную, щелкнул зажигалкой и еле слышно проговорил:

- О существовании объекта "А" вам лучше вообще забыть, Юлия Николаевна. Считайте, что перед вами кукла, неодушевленная модель.

- Вы мне опять угрожаете, Михаил Евгеньевич? - Она машинально отвернулась, чтобы не выпускать дым ему в лицо, а когда опять на него взглянула, увидела все ту же обаятельную улыбку.

- Я не ожидал, что с вами будет так тяжело договориться, мы ведь вам деньги платим, и не маленькие,- произнес он и поцеловал ей руку.

Это было настолько неожиданно, что Юля отдернула кисть. Райский вернулся в свое кресло. Очки опять забликовали, вместо глаз были белые светящиеся круги.

- Деньги - это замечательно, - кивнула Юля, - но согласитесь, вы ведь мне их не дарите и не взаймы даете. Вы собираетесь оплатить мою работу, которая стоит дорого. А тяжело вам не со мной, Михаил Евгеньевич. Просто врать всегда нелегко и неприятно, даже имея сноровку и большой опыт.

Именно в этот момент прозвучал телефонный звонок.

- Да, - сказал Райский, выслушав невидимого собеседника, и, положив трубку, поднялся. - Все, пора, Юлия Николаевна.

Через двадцать минут она впервые увидела человека, которого должна была оперировать. А через час майор Логинов спал под глубоким наркозом.

Глава тринадцатая

Стас ненавидел районы новостроек. Он остановил машину у метро "Рязанский проспект" и долго, тупо глядел на карту, наконец сообразил, как ехать дальше, однако вскоре уперся в "кирпич". Улица была перекрыта. Вокруг что-то строили, ремонтировали, пришлось вернуться, встать возле автобусной остановки и ловить прохожих.

Прохожие попадались все какие-то неприветливые. Две бабки в капроновых ватниках с тихой бранью шарахнулись от иномарки, приличная на вид девушка вместо объяснения, как проехать, тут же предложила интимные услуги прямо в салоне машины за смехотворную цену. Пожилой интеллигент с профессорской бородкой вблизи вонял перегаром и мочой, сунул голову в окошко и стал клянчить денег, сколько не жалко. Стас выгреб из кармана мелочь, но мужику показалось мало, отогнать его было невозможно, пришлось отъехать. Оказавшись возле какого-то унылого пустыря. Стас нервно закурил и опять достал карту, нашел объездной путь и двинулся вперед.

Плохо одетые бестолковые люди с серыми лицами, одинаковые серые дома-коробки, все это убожество раздражало его, особенно в плохую погоду. Именно так он попытался объяснить самому себе сухость во рту и ноющую боль в желудке, когда наконец въехал на улицу с пролетарским названием Сормовская.

Искомый дом оказался грязной панельной пятиэтажкой. У Стаса защемило сердце, когда он покидал свою красавицу "Тойоту" и оставлял ее одну, без присмотра, в грязном сомнительном дворе. Мысль о взрывчатке мелькнула в голове, словно кто-то царапнул ножом по стеклу. Но это было скорее гадкое воспоминание, а вовсе не опасение. Он не сомневался, в ближайшее время фокус со взрывчаткой не повторится. Если бы его спросили, откуда такая уверенность, он вряд сумел бы ответить внятно.

Никакого домофона в подъезде не оказалось. Воняло помоями. Стены были исписаны, как в нью-йоркском сабвее. Заткнув нос, Стас поднялся на четвертый этаж по невозможно грязной лестнице, остановился у драной двери и ткнул пальцем в кнопку звонка. Никакого звука не последовало. Звонок был сломан, пришлось стучать. Долго никто не откликался. Стас осторожно дернул дверную ручку и вдруг ясно представил себе, как входит в крошечную вонючую квартирку, а там посреди комнаты лежит свежий труп.

Ситуация показалась ему странно знакомой. Он отдернул руку, и губы его сами собой растянулись в идиотской улыбке. Он вспомнил, что видел нечто подобное в каком-то старом боевике, может, даже и не в одном, а в нескольких, американских и наших. Это называется "подставить". Обычно в следующей сцене герой задумчиво произносит: "Черт, кто же меня так подставил?"

И все-таки он резко отдернул руку от дверной ручки, словно его ударило током, и принялся опять стучать. Наконец внутри послышалась какая-то возня, и хриплый скрипучий бас спросил:

- Ирка, ты, что ли? Входи, открыто!

Стас медленно потянул дверную ручку. Сначала он увидел темный мужской силуэт в глубине маленькой прихожей. Там стоял человек, даже отдаленно не похожий на опустившегося пьяницу. Он был слишком хорошо одет, слишком прямо держался. В полумраке глаза его казались черными провалами. Он стоял и смотрел так, будто собирался выхватить пистолет из кармана распахнутой кожаной куртки. Стас отпрянул и незнакомец тоже сделал шаг назад, в глубину прихожей. Он уже хотел захлопнуть дверь и бежать прочь, но тут послышался тяжелый булькающий кашель и в проеме появилась голова.

- Ты чего? - спросила голова хриплым басом великого Высоцкого.

Стас заметил ссадину на щеке и синяк под глазом. В прихожей вспыхнул свет. В глубине ее Стас увидел большое зеркало, расположенное как раз напротив двери. Грозный силуэт был всего лишь его собственным отражением. Прямо перед ним стоял маленький худой человек в мятой ковбойке и безобразных трикотажных штанах. От румяного Мультика Юрки Михеева остался только голос.

- Ну давай заходи, раз пришел. Дует.

- Привет, Юра. Ты узнал меня? - хрипло откашлявшись, спросил Стас и шагнул в прихожую.

- Герасимов, что ли? - Воспаленные глаза равнодушно скользнули по лицу Стаса. Мультик не выказал ни удивления, ни радости, как будто они расстались позавчера, а не шестнадцать лет назад. От порыва ветра дверь у него за спиной захлопнулась, отрезая путь к отступлению.

- Вот тут тебе сестра просила передать, - он протянул пакет.

- Ага, - кивнул Мультик и взял пакет у него из рук, - слышь, ты выпить принес?

- Пить вредно, - изрек Стас с идиотской усмешкой.

Мультик ничего не ответил, ушел вместе с пакетом на кухню, оттуда послышалась вялая матерная брань, адресованная сестре Ирине, которая прислала всякую ерунду вместо простой бутылки водки. Стас остался и не знал, как быть дальше. В зеркале отражалось его растерянное злое лицо. Чтобы не смотреть на самого себя, он оглядел прихожую. Обои, имитирующие голую кирпичную кладку. Облупленная дешевая вешалка, на ней одинокий черный ватник, внизу стоптанные старые кроссовки.

"Что я здесь делаю?-с тоской подумал Стас. - Зачем приехал? Что дальше?"

Мультик продолжал материться и, вероятно, закурил, потому что запахло дымом. Стас снял куртку, повесил рядом с ватником хозяина и решительно вошел на кухню. Михеев действительно курил, сидя на табуретке за голым пластиковым столом, уставившись в темное вечернее окно без занавесок. На Стаса он не обратил никакого внимания, только стряхнул пепел в консервную банку из-под шпрот.

- Как ты живешь, Михеев? - спросил Стас, глядя на смутное отражение Мультика в оконном стекле.

Ответа не последовало.

- Юра, ты слышишь меня? - Стас осторожно опустился на табуретку. Ему хотелось закурить, но сигареты остались в куртке. Вставать и идти за ними почему-то было неловко.

"Перед кем неловко? Почему? Какого хрена? - мысленно завопил он. - Я приехал в чертову даль, в омерзительный вонючий район, чтобы сделать доброе дело, навестить бывшего сокурсника, который отсидел десять лет, а теперь опустился и спивается. Я привез ему продукты. А он, сволочь, даже не смотрит в мою сторону!"

На столе лежала только что распечатанная пачка "Парламента". Стас потянулся за сигаретой, и вдруг Мультик прихлопнул пачку ладонью, резким движением подвинул к себе. Стас рефлекторно дернулся вперед, что-то треснуло, грохнуло, и через минуту он сидел на полу, а рядом валялась табуретка, у которой подломились сразу две ножки.

Пол был покрыт мягким линолеумом. Ударился он не сильно, правда, очень больно задел локтем угол стола.

- Ты зачем, Герасимов, мебель ломишь? - щуплая фигура выросла над ним, и показалась огромной, поскольку он смотрел снизу вверх. - Квартира съемная, мебель чужая. Вставай, фраерок, не бойся.

Ничего не оставалось, как ухватиться за протянутую руку. Вялая влажная кисть Стаса попала в ледяные железные тиски. Пальцы у Мультика были тонкие, гибкие как у женщины, но необычайно сильные. Слишком сильные для такого хлипкого алкаша.

Несколько секунд они стояли лицом к лицу очень близко. Голубые глаза выцвели, румянец давно истлел. Грубые глубокие морщины. Вместо буйных светлых локонов совершенно седой ежик, такой редкий, что просвечивает. Под одним глазом желто-синий синяк, на щеке ссадина. Красные припухшие веки. Очень тяжелый взгляд прямо в глаза.

"Нет. Не опустили его в зоне, не опустили, - внезапно понял Стас, - не может жалкий "петушок" так смотреть".

- Ладно, Герасимов, пошли в комнате посидим. Выпить, значит, не принес?

- Нет. Твоя сестра сказала, что тебе нельзя. А я за рулем.

- А хрена ты ее послушал? Я без водки ваще не человек, блин.

- Бросать не пытался?

- На фига? Все равно жизнь кончена.

Прежде чем войти в комнату, Стас достал из кармана куртки сигареты и зажигалку.

Единственная комната оказалась довольно просторной и почти пустой. У стены стояла жалкая тахтенка, у голого, без занавесок, окна - конторский письменный стол, два стула. Под потолком вместо люстры болталась голая, очень яркая лампочка на кривом проводе. На стене висела маленькая фотография в рамке. Стекло бликовало, и Стас сумел разглядеть лицо на фотографии, только когда уселся на тахтенку.

- Узнаешь? - кивнул Мультик, проследив его взгляд.

- А как же!-Стас судорожно сглотнул, отвернулся от фотографии и закурил. Руки у него заметно дрожали.

- Ты хорошо ее помнишь? - тихо, почти шепотом спросил Мультик.

Стас сделал вид, что не расслышал вопроса, обвел глазами комнату и произнес:

- Пепельницу дай.

Мультик встал, сходил на кухню, вернулся с банкой из-под шпрот, поставил ее на стол, уселся и тоже закурил. В комнате повисло тягостное, долгое молчание. Мультик смотрел на Стаса в упор, не моргая, и выпускал дым из ноздрей.

Стас уставился себе под ноги и сосредоточенно рассматривал рисунок на линолеуме. От мелких желтых квадратиков у него рябило в глазах. Пристальный взгляд Мультика жег его ледяным огнем, словно к коже прижимали куски искусственного льда. Он чувствовал, что если молчание продлится еще хотя бы несколько секунд, он не выдержит, бросится на жалкого пьянчугу и будет долго страшно бить его, возможно, забьет насмерть.

- Ты, Юрка, расскажи о себе. Как живешь? Чем занимаешься?- спросил он спокойным, ровным голосом, не поднимая головы.

- Ну как я живу? - тихо, жалобно заговорил Мультик. - Пью. Болею. Туберкулез у меня был в зоне. Открытая форма. Залечили кое-как, но все равно здоровья ни хрена нет. На работу не берут, кому я нужен после зоны? Вот, гнию помаленьку, сижу у сестренки на шее. А ты чего вдруг приехал?

- Да понимаешь, стал я тут листать старую записную книжку, нашел твой номер, дай, думаю, позвоню.

- На фига?

- Сам не знаю. Чего-то вдруг на меня накатило, вспомнил институт, тебя, Юрка, вспомнил, как ты классно на гитаре играл и пел, - ну точно, Высоцкий.

- Теперь уже не пою. Дыхалка никуда. И настроения нет. Все зона отбила, почки, легкие, настроение. Считай, труп я. Выпустили на год раньше, учитывая состояние здоровья. Подыхать выпустили, понимаешь?

- Ну, ну, старик, перестань, чего ты себя раньше времени хоронишь? Мы ведь с тобой ровесники. Тридцать шесть лет для мужика- это вообще не возраст. Сестренка у тебя классная, любит тебя. Кстати, кто она?

- В каком смысле - кто?

- Ну где работает, чем занимается? Выглядит она потрясающе, прямо топ-модель, одета очень дорого.

- Ирка? - Мультик криво усмехнулся, не разжимая рта. - Она ничем не занимается. Почему ты спросил?

- Так. Интересно. Всегда ведь интересно, откуда у людей деньги.

- У Ирки муж богатый. Бизнесмен. - Мультик скорчил важную гримасу и ткнул пальцем в потолок.

- Какой же у него бизнес? - равнодушно спросил Стас, подавляя искусственный зевок.

- Вроде фирма у него своя. Охранники там, телохранители, частные детективы, да фиг их знает.

- Частные детективы? - задумчиво протянул Стас. - И что, можно обратиться, если вдруг проблемы?

- У кого проблемы? У тебя?- Мультик опять усмехнулся, жалко, криво, по-блатному, и Стас додумал: "А может, все-таки опустили?"

- Типун тебе на язык, Юрка! - радостно засмеялся он. - У меня все нормально. Проста один мой приятель попал в очень странное дерьмо.

- А дерьмо бывает странным? - тихо спросил Мультик и впервые засмеялся. Смех звучал весело и заразительно. Стас заметил крепкие белые зубы без единого изъяна.

"Ну ладно. Допустим, муж сестры оплатил работу хорошего протезиста", - подумал он и произнес:

- Ты зря ржешь, Михеев. Человека замочить пытались, а ты ржешь.

- Кого же он так крепко обидел, твой приятель? - прищурился Мультик.

- В том-то и дело, что никого, - вздохнул Стас и заставил себя взглянуть Михееву в глаза. Это оказалось чудовищно трудно.

- Прямо так совершенно никого никогда? Ну, значит, он святой. - Мультик опять засмеялся, медленно встал, подошел к Стасу и положил ему руку на плечо. А может, твой приятель просто забыл? Ну знаешь, как это бывает? Особенно если кажется, что нет никаких свидетелей, никаких следов и никто ничего не знает, и много лет прошло, а, Герасимов? - Он подмигнул, опустился рядом на тахту. Есть вещи, которые нельзя забывать. Даже если очень хочется.

Стас передернул плечами, пытаясь скинуть руку Мультика, но тонкие железные пальцы впились в него еще крепче.

- Слушай, Юрка, мы сейчас не будем это обсуждать, - процедил он, сдерживаясь из последних сил, - я все равно ничего не знаю.

- Не знаешь? А зачем разговор завел?

- Ты сказал о частных детективах, я вспомнил, что один мой приятель спрашивал, нет ли у меня таких знакомых.

- Чего же он к ментам не пошел со своим странным дерьмом, этот твой приятель?

- Ну менты- это само собой, однако, на них надежды мало... - забормотал Стас, чувствуя неожиданную жуткую слабость во всем теле. - Чтобы они всерьез занялись этим делом, его сначала убить должны. Им нужен труп, а нет трупа, так и говорить не о чем. То есть шофера его убили, но у шофера могли быть и свои собственные проблемы.

- Могли быть, - важно согласился Мультик, - он ведь наверняка не просто шофер, а еще и охранник. Вертухай. Поганая порода.

- Почему вертухай? - растерянно мигнул Стас. - Телохранитель.

- Вот оно как бывает, - Мультик нравоучительно поднял вверх палец, - чужое тело охранял, а свое не сберег. Что же, менты разве этой мокрушкой не занимаются?

- Конечно... А вообще не знаю. Слушай, Юрка, вот ты сидел, да? Были такие охранники в вашей зоне, которым потом, после освобождения, кто-нибудь мстил?

- Чего? - презрительно сморщился Мультик. - Чего ты бормочешь, Герасимов? Этот твой телок, он в зоне, что ли, служил?

- Почему мой? Я вообще ни при чем, я просто спрашиваю, могло такое быть, что охранник так кого-нибудь допек, что потом, через много лет, его замочили за это?

- Ага, я понял, - Михеев важно кивнул, - ты просто так интересуешься, для общего развития. Консультация специалиста тебе нужна? Да? Могли замочить. А могли и помиловать. Всякое в жизни бывает. Только этот твой, который ничего не помнит, пусть особо не рассчитывает на случайные совпадения. Кажется мне, что его телка замочили не потому, что был когда-то вертухаем, а потому, что хотели показать этому твоему, беспамятному, как все просто и быстро делается.

- Юра, послушай, давай мы с тобой серьезно поговорим, ты, наверное, думаешь до сих пор, что у меня с ней что-то было и я как бы... - он поднял глаза, встретил такой ледяной, такой насмешливый взгляд Мультика, что замолчал, ослаб и весь взмок.

Михеев тоже молчал, и пауза все расползалась, накапливалась в атмосфере, как угарный газ. Наконец зазвучал спокойный бас Мультика:

- Когда я попал в крытку, мне очень хотелось умереть. Я бы наверняка себя как-нибудь кончил, однако это было не просто. Это было недоступной роскошью, как поездка за границу при Сталине или как любовь с голливудской звездой. Понимаешь, Герасимов, когда ты ни на секунду не можешь остаться один, трудно себя убить. Некоторые пытались, но у нас был очень умный и хитрый кум. Попытки самоубийства, как правило, предупреждались, а если все-таки кому-то удавалось повеситься или полоснуть по венам заточкой, то спасали. И потом приходилось очень, очень жалеть. Там умеют заставить каяться, поверь мне, Герасимов, умеют. А смерть остается сладкой заветной мечтой. Вот у тебя, Стас, есть мечта? Мультик обнял его за плечи и придвинулся к нему совсем близко. - Молчишь? Ну попробуй подумай, чего тебе сейчас хочется больше всего на свете?

"Чтобы тебя, Мультик, не было нигде и никогда!" - отрешенно подумал Стас и почувствовал на щеке теплое спокойное дыхание Юры Михеева. От него не пахло ни перегаром, ни болезнью, ни грязью. От него вообще ничем не пахло, словно он был призраком. У Стаса сильно кружилась голова, его тошнило. Он беспомощно хлопал глазами и опомнился только тогда, когда Херувим убрал руку с его плеча и отодвинулся.

- Потеешь ты сильно, Герасимов,- произнес он, брезгливо вытирая ладонь о свои трикотажные штаны, - вон, свитер у тебя насквозь мокрый. Знаешь, я думаю, очень скоро твоему приятелю смерть покажется недоступной роскошью. Он захочет ее, как самую прекрасную женщину на свете, он будет думать только о ней. Привстань-ка.

Стас послушно поднялся. Мультик скинул тапки, улегся на тахту, свернулся калачиком, положил руки под щеку.

- Слышь, Стас, там в прихожей ватничек висит, ты накрой меня, знобит что-то.

Стас на свинцовых ногах поплелся выполнять просьбу, снял с вешалки ватник, накрыл Мультика. Наклонившись, он услышал сонное бормотание:

- Иди домой, Герасимов. Устал я от тебя. Видишь, какой я весь насквозь больной, к едрене фене... А у приятеля твоего есть способ вылезти из странного дерьма. Есть один хороший способ, очень надежный. Веревочка да мыла кусок...

Глава четырнадцатая

- Мама, проснись, ну мамочка! - Юля открыла глаза и увидела над собой лицо Шуры.

- Который час? - спросила она, потягиваясь.

- Половина одиннадцатого.

- Ты почему не в школе?

- Ты что, мам? Сегодня суббота! Давай вставай, хотя бы раз в жизни позавтракаем вместе. Ты в котором часу приехала вчера?

- Кажется, в пять, - Юля села на кровати и погладила дочь по волосам, Шурище, маленькая моя, солнышко, я так соскучилась по тебе.

- Я по тебе тоже, мамочка, - хмуро кивнула Шура, - иди в душ.

- Все, иду. А где Вика?

- В клинике. Тебя ждет, - ответила Шура и вышла.

Конечно, никакой сотрудницы Райского в свой дом Юля не пустила. С Шурой она попросила пожить верную надежную медсестру Вику. Это был самый лучший вариант. Вика была девушкой свободной, одинокой, и ей ничего не стоило переехать на недельку к Юлии Николаевне. К тому же с Шурой они отлично ладили, разница в возрасте у них была всего десять лет. Веселая, энергичная Вика замечательно влияла на мрачноватую, сложную Шуру. Вместе с ней Шура бегала по утрам, ела на завтрак овсянку с фруктами и орехами, пила свежевыжатый апельсиновый сок и био-кефир, без всякого нытья и возражений приводила в порядок не только свой письменный стол, но и всю квартиру.

Выйдя из душа, Юля услышала рев соковыжималки и увидела на кухонном столе две миски с овсянкой.

- Мам, когда это кончится? - спросила Шура, разливая по стаканам сок.

- Скоро, солнышко. Уже скоро.

- Отец звонил. Я сказала, ты в командировке. Он просился в гости, я не пустила.

- Почему?

- Ну что ты задаешь дурацкие вопросы? - Шура выпятила губу, дунула, и длинная челка взлетела вверх, как птичье крыло. - Мы ведь это уже проходили. Сначала он будет скромно сидеть на краешке стула и смотреть на меня умоляющими глазами, потом начнет с театральным пафосом рассказывать, какой он хороший и какая ты плохая.

- Ничего, могла бы и потерпеть, - заметила Юля.

- Зачем? - Шура с аппетитом принялась за овсянку.- Жалко, грецкие орехи кончились. С ними еще вкусней. Мам, а тебя там кормят хотя бы?

- На убой, - кивнула Юля.

- По тебе не заметно, чтобы на убой. Ты похудела.

- Это от тоски по дому,- улыбнулась Юля. - Слушай, тебе его совсем не жалко?

- Кого? Папашку моего? - Шура со звоном отложила ложку и фальшиво расхохоталась. - Ой, мамочка, я умираю! Нам вот с тобой больше поговорить совершенно не о чем, да?

- Ты мне только ответь - совсем не жалко? И мы сразу сменим тему, хорошо?

- Нет, мамочка. Мне его не жалко ни капельки. Я, в отличие от тебя, не считаю его несчастным и больным. Если он и свихнулся слегка, то исключительно по собственной инициативе. Он не мог пережить, что ты талантливее его, что ты больше зарабатываешь, что ты сильная, красивая, самостоятельная.

- Перестань. Он тоже далеко не бездарь и не урод, - поморщилась Юля, просто его так воспитали с детства, ему внушили, что настоящая женщина должна сидеть дома и полностью зависеть от мужа.

- Ага, он не виноват. У него было трудное детство! - Шура почти кричала, щеки ее налились жарким румянцем. - Знаешь, мамочка, как это называется? Зависть! Самая обыкновенная, пошлая, мерзкая зависть. У него не получилось стать классным хирургом, а ты сумела, и он здесь орал, что на самом деле ты просто спишь с Мамоновым, поэтому тебя взяли в клинику и платят такую высокую зарплату.

- Так, Шура. Все. Пора действительно менять тему, - тихо произнесла Юля, расскажи, как у тебя дела в школе.

- Хорошо!- рявкнула Шура и опять схватила ложку. - В школе у меня все отлично. За контрошку по физике я получила четыре балла. Правда, успела схватить банан по литре, но я же не виновата, что эта идиотка заставила нас учить наизусть какой-то там сон Веры Павловны из "Что делать?" Чернышевского. Я честно призналась, что не могу.

- Вы что, Чернышевского проходите?- удивилась Юля.

- Нет, конечно! Но наша идиотка Чрезвычайка считает, что без Чернышевского нельзя понять эпоху и вообще всю дальнейшую историю России. Нет, в принципе я согласна. Этот козел здорово нагадил, знать его надо. Но ведь не учить же наизусть как образец высокой прозы! Для того чтобы иметь представление о Чернышевском, вполне достаточно прочитать "Дар" Набокова. Я не виновата, что Чрезвычайка ненавидит Набокова и обожает Чернышевского. Между прочим, она член Коммунистической партии, бегает на все митинги.

- Ну с литературой понятно. Еще какие оценки? - спросила Юля, надеясь, что разговор о бывшем муже закончен. Но она ошиблась.

- Пятерки по английскому и по информатике. Кстати, папашка просто достал меня по телефону с вопросами об оценках. Я сказала, что учусь на двойки, курю марихуану и состою на учете в детской комнате милиции. Спросила, не может ли он на бланке своей районной поликлиники выписать мне десяток рецептов на хорошие колеса и организовать аборт так, чтобы ты об этом ничего не узнала, потому что моего десятого аборта ты просто не переживешь и я могу остаться сиротой.

- С ума сошла? Зачем ты над ним издеваешься?

- Знаешь, а он вовсе не заметил, что я издеваюсь. Он поверил. Представляешь, какой добрый и благородный человек? Поверил! - Шура опять засмеялась, дунула на челку и тут же лицо ее стало серьезным. - Меня тошнит от него. Он поверил потому, что ему так приятней. Для него настоящий кайф это слышать. Бальзам на раны.

- Господи, Шура, ну что ты говоришь!

- Я правду говорю, мама. А ты врешь самой себе и мне тоже. Не за что его жалеть. Ты вспомни, какие он тебе закатывал сцены, как следил за тобой, шантажировал, как вел себя на суде, когда вы разводились! Тоже мне, мужчина, царь природы!

- Он просто любил меня, Шура. И тебя любил. Очень сильно. Но по-своему. И вообще ты была маленькая и ничего не понимала.

- Восемь лет- это не такая уж маленькая. Я все отлично понимала.

Шура доела кашу, залпом допила сок, откинулась на спинку стула и продолжала говорить уже вполне спокойно:

- Если бы он тебя любил, он бы радовался твоим успехам, он бы гордился тобой и не говорил на суде, что ты неполноценная женщина, потому что родила ему только одного ребенка, да и то девочку, которую к тому же не в состоянии воспитывать, потому что занята исключительно своей профессиональной карьерой.

- Он сказал это в запале, не подумав. Он сам потом очень жалел об этом, - тихо возразила Юля, - мало ли какие глупости выкрикивает человек, когда очень сильно нервничает? Нельзя судить за слова.

- Ой, ладно, мама, - Шура поморщилась и махнула рукой. - Хватит, надоело. Ну его к черту! Ты ничего не заметила? - глаза ее сверкнули и хитро прищурились.

- Нет, - Юля растерянно огляделась по сторонам, - да, конечно, я заметила, как у нас чисто. Вы с Викой привинтили держатель для бумажных полотенец...

- Ну что еще?

- Новая шторка в ванной?

- Мама! Эта шторка с рыбками висит у нас сто лет. Вика просто постирала ее в машине. Ты совершенно невозможный человек. Я сегодня впервые в жизни приготовила тебе завтрак и, между прочим, сварила кофе. Но он уже, наверное, остыл. Сейчас подогрею.

- Ох, да, правда, Шурище, ты приготовила завтрак, - засмеялась Юля, потрясенная до глубины души.

- Вот так, мамочка! - Шура скорчила смешную торжественную гримасу. - Ты будешь есть или нет? Тебе уже скоро на работу. Между прочим, пока ты была в душе, Вика звонила, сказала, тебя Анжела очень ждет, никому не дает покоя.

Юля терпеть не могла овсянку, но пришлось запихнуть в себя несколько ложек, чтобы не обидеть ребенка. Кофе у Шуры получился жидкий и приторно-сладкий, но Юля честно выпила всю чашку и не поморщилась.

В машине по дороге на работу она старалась не думать о своем бывшем муже, но после разговора с Шурой ей было не по себе и в голове стали опять прокручиваться самые неприятные подробности.

Она вышла замуж в двадцать лет, когда училась на третьем курсе. Олег Романов был старше нее на десять лет и работал хирургом в Боткинской больнице. Юля проходила там практику. Все началось и продолжалось, как положено. Быстрые осторожные взгляды, чей-то день рождения с чаепитием в ординаторской, случайное соседство на узенькой банкетке, вплотную друг к другу, какие-то бестолковые, но полные тайного смысла разговоры, и наконец, как ядерный взрыв, страстный роман. Ночные прогулки по Бульварному кольцу, поцелуи в подъездах, бесконечные звонки по телефону и нежный треп по два часа, под справедливое ворчание родителей. Романтическая поездка на Валдай с палаткой, костер, комары, печеная картошка, купание голышом на рассвете.

Нигде не был так хорош Олег, как на природе. Он умел за пять минут разложить палатку, достать парной свинины в ближайшей деревне, разжечь костер от одной спички и зажарить на этом костре потрясающий шашлык. В резиновых сапогах и штормовке, небритый, пропахший дымом, он был куда привлекательнее, чем в строгом костюме или в белом докторском халате. Ему надо было стать лесником или геологом. Хирург из него получился скверный. Но никому в голову не могло это прийти, потому что семья у него была медицинская. Отец - профессор урологии, мать офтальмолог, дедушки и бабушки тоже медики.

Если бы он выбрал терапию или эндокринологию, мог бы работать вполне успешно. Однако он с мрачным упорством убеждал себя и других, что родился хирургом и никто, кроме Юли, не догадывался, что он панически боится крови. Юля впервые стала подозревать это еще там, на Валдае, когда пропорола себе ступню осколком бутылки. Но тогда она решила, что мертвенная бледность и дрожащие руки просто потому, что это ее кровь, рваная глубокая рана на ее ноге и если бы Олег обрабатывал рану чужому человеку, просто пациенту, то ему не пришлось бы перед этим хлебать водку прямо из горлышка, большими глотками.

Позже оказалось, что точно так же он пил перед каждой операцией, чтобы заглушить свою фобию, боязнь вида крови, нарушение психики довольно частое и безобидное, но совершенно несовместимое с профессией хирурга. Впрочем, фобия возникла не сразу. Сначала, в институте, была брезгливость, чуть более сильная, чем у других студентов. А преподаватели упорно повторяли, что врач не может быть брезгливым, лучше сразу выбрать другую профессию. Олег хотел, чтобы его ставили в пример, хвалили и повторяли: вот прирожденный доктор! Сначала боялся выдать себя, потом стал бояться собственного страха, в итоге у него развилась настоящая фобия, которую успешно заглушало спиртное.

Выпив, он чистил зубы, сосал "холодок", к тому же маска заглушала запах перегара изо рта. Олегу удавалось обманывать коллег и самого себя. Но обмануть организм человека, который лежал перед ним на столе, он не мог.

О том, что Олег пьет перед операциями так никто, кроме Юли, не узнал. Но настал момент, когда количество его ошибок перешло в качество и стало ясно, что он плохой хирург. Ему перестали доверять сначала коллеги, потом больные. Он тут же воспользовался классическим и глупейшим механизмом психологической защиты теорией заговора. Он говорил, что коллеги завидуют ему и настраивают против него больных.

В восемьдесят шестом году, когда родилась Шура, ему предложили уволиться из больницы по собственному желанию. Олег принялся скандалить, качать права, писать жалобы в министерство, и его уволили в связи с сокращением штатов. Он устроился в районную поликлинику и завяз в тухлых интригах обиженного женского коллектива.

И тут, конечно, потребовался новый механизм защиты, такой же классический и такой же глупый - поиск виноватого. Он не утруждал себя долгой охотой на исполнителя этой ответственной роли и выбрал Юлю.

Она была виновата в том, что он не сумел реализоваться как хирург, поскольку не создала ему достойных бытовых условий и надежного тыла. Вместо того чтобы заботиться о муже, она занималась исключительно собой любимой, своей карьерой и пропадала в институте с утра до ночи. Далее она оскорбила его до глубины души, когда в самый тяжелый момент его жизни родила ему не сына, которого он так ждал, а девочку, то есть ребенка второго сорта.

Вероятно, тогда и надо было уйти, не оглядываясь, однако Юля была приучена своими мудрыми родителями не относиться серьезно к словам, особенно к тем, которые выкрикиваются сгоряча. "Ну он же не идиот, - думала она, - просто ему сейчас очень плохо. Это пройдет".

И действительно прошло. Юля сидела с Шурой дома год, занималась ребенком и домашним хозяйством, варила для мужа борщи и рассольники и только поздними вечерами могла читать свою медицинскую литературу, чтобы не забыть профессию напрочь. Читать она могла, между прочим, иногда до утра, потому что Олег довольно часто стал возвращаться из своей районной поликлиники на рассвете, розовый, разморенный, как после бани, и пахнущий чужими духами.

Юля целовала его и аккуратно снимала с лацкана пиджака золотистый или пепельный волосок. Олег победно улыбался, снисходительно трепал ее по щеке, с аппетитом съедал тарелку борща или рассольника, даже в шесть утра. Потом она замачивала в тазике его рубашку и сыпала стиральный порошок на розово-бежевые пятна от чужого макияжа. И все у них было замечательно.

Но год прошел, Юля с помощью родителей и старшей сестры стала оплачивать няню для Шуры и вернулась в ординатуру. Сначала Олег не возражал и как будто даже радовался за нее, однако домой возвращался все раньше и мрачнел с каждым днем.

Юля решила специализироваться на пластической хирургии и оказалась права. Ее мозги, глаза и руки были как будто специально созданы для этой профессии. Сначала она ассистировала своему руководителю Петру Аркадьевичу Мамонову, потом стала сама оперировать.

Когда Мамонов взял ее с собой в одну из первых в России коммерческих клиник эстетической хирургии и ее зарплата раз в десять превысила месячный оклад мужа, Олег устроил ей тихий, но невероятно злобный скандал, заявив, что она ради карьеры спит с пожилым толстым профессором. Никаких иных объяснений ее успехам он не допускал, ибо он не идиот, он отлично знает жизнь. Просто так ничего не бывает, за все надо платить, моя дорогая. Самое скверное, что разговор этот стал повторяться почти ежедневно, в разных вариантах, с разными интонациями и почти всегда при маленькой Шуре.

Однажды Юля спросила:

- Скажи, почему, когда я сидела дома и полностью от тебя зависела, ты мне так весело изменял и почему теперь, когда я работаю и у меня все хорошо, ты вечерами упрямо сидишь дома и не заведешь себе подружку-утешительницу?

Вопрос оказался поистине философским. Олег вместо ответа устроил долгий нудный бойкот, неделю с ней не разговаривал и для этого специально взял на работе больничный, целыми днями лежал на диване, уставившись в телевизор, и на приглашение к ужину не откликался. Няня Марина, молчаливая свидетельница, потихоньку рассказала Юле, что волноваться не стоит, Олег Михайлович с голоду не умрет, потому что днем, когда Юля на работе, а они с Шурой уходят гулять, он очень хорошо кушает.

Когда бойкот как воспитательная мера себя исчерпал, Олег решил использовать тяжелую артиллерию. После нежного трогательного примирения он сказал, что теперь ему ясно, в чем состоит их главная проблема. Надо срочно завести второго ребенка и на этот раз непременно мальчика, потому что мужчина не может считать ребенка-девочку своим истинным продолжением.

- Олег, на что мы будем жить, если я брошу работу? - спросила Юля.

- Ты хочешь сказать, что мы сейчас живем на твои деньги? - спросил он в ответ.

Она совсем не хотела этого говорить, она не собиралась ранить его нежное мужское самолюбие и произносить вслух то, что являлось грубой правдой: его зарплаты в поликлинике едва хватало ему лично на сигареты, потому что он предпочитал курить дорогие. На сигареты хватало, но ни на что больше.

- Если я уйду из клиники на полтора года, меня могут и не принять назад, осторожно заметила она.

- А ты и не вернешься туда, - утешил он, ласково погладив ее по голове, ты станешь наконец нормальной женой и мамой, будешь сидеть дома, и все у нас будет хорошо. Я очень тебя люблю, Юляша, ты моя единственная и главная в жизни женщина.

- Олег, я тебя тоже очень люблю, но я не смогу жить без своей работы, если буду сидеть дома и стирать пеленки, я просто свихнусь.

- Какие пеленки, Юляша? - засмеялся он. - Теперь все пользуются памперсами.

"Какие памперсы, Олег? Если я не буду работать, нам не хватит на самую простую еду и на квартплату", - подумала Юля, но не стала говорить этого.

- Значит, второго ребенка ты не хочешь? - подвел он трагический итог. - Значит, ты и дальше намерена жить исключительно для себя, любимой?

Она опять промолчала и ушла спать к Шуре. Потом они прожили еще три года, в течение которых Юля не раз предлагала Олегу найти себе другую, более достойную женщину, способную жертвовать собой и рожать сколько угодно мальчиков. Но он категорически не соглашался, он упрямо приходил домой каждый вечер, и слушал Юлины разговоры по параллельному телефону, и страшно внимательно заглядывал ей в глаза, когда она возвращалась поздно, караулил у дома, прячась за угол, чтобы подсмотреть, кто провожает ее домой.

Иногда они мирились и он рассказывал ей, какая злыдня главный врач в его поликлинике, какая стерва сидит в регистратуре, какие идиотки-бабки донимают его со своими радикулитами, в какое кошмарное время мы живем, каас чудовищно растут цены, страной правят бандиты и взяточники, а их дочь Шура растет совершенно неправильным человеком и наверняка плохо кончит, потому что уже сейчас вообще не уважает отца. Вот если бы она родилась мальчиком, то все было бы иначе, однако это ничего, как говорится, первый блин всегда комом.

Настал момент, когда разводу мешал исключительно квартирный вопрос. Жить вместе стало невыносимо, но, чтобы разойтись, надо было разменивать двухкомнатную квартиру. Олег этим заниматься не желал. Юля была готова но ведь не сегодня, не сию минуту и не завтра потому что сегодня сразу две операции, завтра придется весь день просидеть на приеме, в четверг у нее практиканты и опять операция, а в пятницу она читает лекции на курсах повышения квалификации, и просветов не видно. Но главное, Юля все еще обманывала себя, что когда-нибудь Олег опомнится, что по самому большому счету он хороший человек, любит ее и Шуру, просто выбрал не ту специальность и вся жизнь кувырком.

Прошел еще год. Юлина старшая сестра Александра, человек предприимчивый и решительный, нашла толкового агента, дала Юле в долг недостающую сумму, и вскоре Олег стал владельцем приличной однокомнатной квартиры на "Войковской", а Юля с Шурой остались в своей родной, двухкомнатной.

- Конечно, получается бред, - говорила сестра Александра, -для того чтобы избавиться от мужика, ты купила ему квартиру. Но спокойствие дороже денег.

Юля была с ней совершенно согласна.

Осталось только официально оформить развод и пережить суд. На суде Олега прорвало так, что вспоминать тошно. Но за все надо платить, моя дорогая, и за свободу тоже, причем не только деньгами.

После суда, казалось, все кончено. Но Юля жестоко ошиблась. Олег вдруг воспылал необычайной отцовской любовью к ребенку второго сорта, к "блину", который получился "комом". Он приходил к Шуре в школу, обращался прямо к директору и требовал, чтобы ему предоставили возможность видеться с его дочерью. Вместо того чтобы жениться на "правильной" женщине и поскорей нарожать мальчиков, он с мрачным упрямством таскал головешки с пожарища своей прошлой семьи. Ладно бы, если бы он их просто таскал и складывал в кучку. Нет, он швырял их в Юлю и Шуру, окончательно уничтожая остатки жалости и уважения к себе.

Не стоило, совсем не стоило ворошить все это сейчас, но так получилось. Юля подъехала к стоянке перед клиникой окончательно раздраженная и уставшая с утра от одних только воспоминаний. А впереди был целый день.

Глава пятнадцатая

"Меня преследует маньяк, - повторял про себя Стас, выезжая из отвратительного серого района, - ну конечно, все очень просто. Юрка Михеев маньяк. Он отсидел за убийство, и вполне логично, что у него поехала крыша. К тому же алкоголь. Белая горячка".

Оказавшись в ярком ночном центре Москвы, на знакомых чистых улицах, он почти успокоился. В голове у него выстроилась определенная схема. Он знал, что отец попросил заняться расследованием своего бывшего подчиненного полковника ФСБ Михаила Евгеньевича Райского. Дело об убийстве шофера Гоши перейдет к нему, потому что, конечно же, это звенья одной цепи - покушение на жизнь Стаса и убийство его шофера. Вот пусть полковник и обезвредит маньяка, опасного не только для него, Стаса, лично, но и для общества в целом. Стас готов оказать ему в этом посильную помощь.

Он уже заранее отрепетировал первую фразу, которую скажет отцу, когда мама ляжет спать и они останутся наедине. Сурово сдвинув брови, он тихо и деловито произнесет: "Значит так, папа, я все понял. Мне надо встретиться с Михаилом Евгеньевичем".

Отец убедится, что все это время он не просто слонялся по Москве, вырубив телефон и прячась у своих баб. Он действовал как настоящий мужчина. Он провел самостоятельное расследование. Теперь ему известно, кто хочет его убить, кто убил Гошу и заблокировал карточки. Как умный человек, он сразу усмотрел в действиях преступника полное отсутствие логики и сделал единственно верный вывод.

"Папа, теперь я знаю, что это маньяк. Ты не согласен со мной? Ты считаешь, что одному человеку такое не по силам, а маньяк всегда действует в одиночку и не нанимает кого-либо, чтобы к машине жертвы прицепили взрывчатку? Вот тут ты ошибаешься. Во-первых, взрывчатку он пытался прицепить сам лично. Откуда ты взял, что их было двое? Нет, я отлично помню, что я говорил следователю. Но я также помню, в каком я был состоянии. Да, представь, у меня двоилось в глазах. А во-вторых... Мать твою, что же во-вторых?"

Стас въехал в тоннель, ведущий к Смоленской площади, попал из темноты в сизый мертвенный свет, увидел в зеркальце свои безумные, красные глаза, и вдруг понял, что все не так. Стоит только его отцу, а вслед за ним полковнику Райскому задать ему несколько конкретных вопросов и вся его версия о Юрке-маньяке развалится.

От Смоленской площади до дома его родителей было пять минут езды. Он обещал приехать в двенадцать, но получилось раньше.

Наталья Марковна кинулась сыну на шею и долго не отпускала, не давала раздеться, гладила по голове, целовала и повторяла плачущим слабым голосом:

- Мальчик мой, сыночек...

Из гостиной вышел отец и молча прислонился плечом к дверному косяку.

- Привет, папа,- сказал Стас, осторожно отстраняя Наталью Марковну.

- Тебе звонила Эвелина, - равнодушно сообщил отец, - она просила, чтобы ты перезвонил ей сразу же, как появишься.

- Обойдется! - рявкнул Стас, скинул куртку и повесил на вешалку. - Мам, ты говорила, есть борщ.

- Нет, не обойдется, - Владимир Марленович подошел к сыну вплотную и взял его за руку выше локтя, как делал это в детстве, когда собирался наказать, Эвелина - женщина, у которой ты ночевал, с которой был в ресторане в тот вечер, когда убили Гошу. Напряги свои куриные мозги и пойми наконец, что происходит.

- Откуда ты знаешь, кто такая Эвелина? - хрипло прошептал Стас, с ненавистью глядя на отца.

- Знаю и все. Сейчас ты ей позвонишь, а потом мы вместе к ней поедем.

- Куда вы поедете, Володя? Поздно, двенадцатый час, - запричитала Наталья Марковна, но генерал даже не взглянул в ее сторону.

- Вот телефон. Звони, - он достал из кармана домашней фланелевой куртки радиотелефон и протянул Стасу.

- Я не помню номер наизусть. А записную книжку я оставил дома. Папа, не сходи с ума. Эвелина дура, истеричка, ей пришла в голову какая-нибудь глупость...

Но отец уже нажимал кнопки. Стас понял, что номер Эвелины он предусмотрительно внес в память аппарата.

- Эвелина Геннадьевна? Еще раз добрый вечер. Это Герасимов. Да, он здесь, но он не в состоянии разговаривать. Он попросил, чтобы вы все сообщили мне. Да, конечно, такой разговор нельзя вести по телефону. Мы приедем вместе. Где вы живете? Да, я записываю, - он кивнул Наталье Марковне, она тут же взяла карандаш. Генерал повторил вслух адрес, генеральша записала в блокнот, который лежал на столике в прихожей. - Думаю, мы будем у вас через полчаса, не позже. Спасибо. До встречи. - Владимир Марленович отложил телефон и, не взглянув на Стаса, ушел в комнату. Стас ринулся за ним.

- Папа, в чем дело?

- Ты разве не понял? - Генерал вошел в спальню, снял домашнюю куртку, бросил на спинку кровати, достал из шкафа свитер, натянул его на старую ковбойку. - Я еду к твоей Эвелине. А ты как хочешь. Можешь оставаться и жрать борщ.

- Володя, хотя бы переодень брюки,- сказала генеральша.

Генерал стал снимать спортивные трикотажные штаны, запутался, чуть не упал. Лицо его налилось бурой краской, он громко, тяжело дышал и вдруг мучительно скорчился.

- Володенька, что с тобой?- генеральша подхватила его под локоть, усадила на кровать, присела перед ним на корточки и помогла избавиться от штанов. Генерал сидел, согнувшись пополам, сдавленно стонал и держался за живот. Он выглядел беспомощным и жутко старым. На нем были широкие сатиновые трусы в горошек, из-под свитера торчала клетчатая ковбойка.

- Наташа, что-нибудь от живота... очень болит живот, - жалобно прохрипел он.

Генеральша бросилась на кухню за лекарствами.

- Папа, может, врача вызвать? - спросил Стас, глядя сверху на потную лысину отца.

- Нет... Сейчас пройдет, и мы поедем...

- Никуда ты не поедешь, Володя. Прими лекарство и ложись, - Наталья Марковна влила ему в рот столовую ложку белой, густой, как сливки, жидкости, а ты, - обратилась она к сыну, - давай отправляйся к своей Эвелине, и сразу назад, понял?

- Мама, надо срочно вызвать врача, так нельзя, посмотри, как ему плохо. Я никуда не поеду, я не могу оставить отца в таком состоянии, - нервно забормотал Стас.

- Ты поедешь, сынок,- Наталья Марковна бережно уложила генерала и накрыла его пледом,- ты поедешь, вернешься и расскажешь, что произошло на этот раз.

- Он опять исчезнет, - пробормотал генерал, - я ему не верю. Мне уже лучше. Это просто гастрит. Я полежу немного и поеду с ним.

- Никуда он не денется, лежи спокойно, Володя, отдыхай. - Она подошла к Стасу и посмотрела ему в глаза, но уже без всякого умиления, жестко и холодно. - Ты понял, сынок? Ты поедешь, выяснишь, что произошло, вернешься и все расскажешь. А чтобы у тебя не было соблазна опять исчезнуть, тебя повезет Николай.

- Мама, что за бред! - закричал Стас. - Я поеду на своей машине. Я никуда не собираюсь исчезать!

- Не ори, - Наталья Марковна нахмурилась, - тебя повезет Николай, туда и обратно,- она взяла телефон, набрала номер и совсем другим, мягким приветливым голосом произнесла: - Коля, поднимитесь, пожалуйста.

Николай был одним из генеральских шоферов-телохранителей. Стас понял, что ему не отвертеться. Шофер появился через пару минут, мрачный тупой амбал с выбритым затылком и свинцовым взглядом. Наталья Марковна вручила ему листок с адресом и что-то прошептала на ухо.

Оказавшись на заднем сиденье отцовского "Мерседеса", Стас закурил и произнес небрежно в бритый бычий затылок:

- Ну что, Коля, тебе приказано меня охранять или за мной следить?

- По обстоятельствам, - ответил.механический бас.

Через двадцать минут они подъехали к дому Эвелины. Коля вышел из машины, открыл заднюю дверь, достал из кармана крошечный пульт-брелок, заблокировал двери и включил сигнализацию.

- Эй, алло, что за дела? - крикнул Стас. - Я сам дойду до квартиры. Ты лучше следи, чтобы к машине не прицепили какую-нибудь дрянь.

Николай ничего не ответил и мягко взял его за локоть. Стас вырвался и тут же угодил ногой в глубокую лужу.

- Аккуратней!-хладнокровно прорычал шофер.

Они подошли к подъезду. Стас набрал код, проскользнул внутрь и попытался захлопнуть дверь у Николая перед носом. Не тут-то было. Железная рука придержала дверь, и бугай оказался внутри.

- Эй, ты куда?

- До квартиры.

Возмущаться и качать права перед этим быдлом Стас считал невозможным. Он только спросил с небрежной усмешкой:

- Надеюсь, внутрь тебе не приказали зайти?

- По обстоятельствам.

Эвелина долго не открывала. Стас обрадовался. Ну конечно, она успела смыться куда-то, и значит, ее звонок полнейшая чушь. Но тут послышались шаги за дверью, потом тишина. Он понял, что она смотрит в дверной глазок. Наконец дверь открылась.

Эвелина стояла перед ним, длинная, прямая, в джинсах и узком черном свитере.

- Привет, - Стас потянулся, чтобы поцеловать ее в щеку, но она резко отстранилась и, окинув взглядом Николая, застывшего у него спиной, спросила:

- Кто это?

-Телохранитель. Он подождет за дверью.

- Где твой отец?

- Ему стало плохо. Слушай, Линка, в чем дело? Какого хрена ты стала звонить моим родителям? Откуда вообще у тебя их телефон?

- Как вас зовут?- обратилась она к шоферу, неприятно игнорируя Стаса.

- Николай, - представился хладнокровный громила.

- Вы работаете на него или на Владимира Марленовича?

- Я охраняю генерала.

- Отлично. Какие-нибудь документы есть у вас?

Коля протянул ей удостоверение службы безопасности банка. Она внимательно взглянула на фотографию, потом на Колю, кивнула и отдала ему документ.

- Спасибо. Войдите, пожалуйста, и закройте дверь.

- Линка, что за спектакль? Ты можешь объяснить по-человечески, в чем дело?

- Пойдемте в комнату. Вы оба. Обувь можете не снимать.

Оказавшись в гостиной, Стас тут же плюхнулся в кресло и достал сигареты, показывая всем своим видом, что совершенно не волнуется и чувствует себя здесь как дома. Коля встал посреди комнаты, широко расставив ноги и цепким взглядом осматривая все вокруг. Эвелина подошла к книжным полкам, присела на корточки.

- Слушай, у тебя что, тиражи упали? -обратился Стас к ее худой спине. Или тебе опять нахамили в твоем издательстве? Да в чем дело? Ты можешь наконец объяснить?

Она молча шарила на нижней полке за книгами и не повернула головы. Стас поперхнулся дымом и тяжело закашлялся. Из глаз потекли слезы.

- Линка, дай воды, - прохрипел он, - скорее дай воды!

Она распрямилась, резко, как отпущенная пружина, и повернулась. В руках у нее был полиэтиленовый пакет. Внутри лежало что-то тяжелое, темное. Не обращая внимания на Стаса, который буквально захлебывался кашлем, она шагнула к Николаю.

- Вот это я нашла сегодня за книгами, когда пылесосила квартиру.

В пакете был пистолет.



Петр Аркадьевич Мамонов рассказал Юле, что по просьбе Железного Феликса в клинике устроили импровизированный филиал Лубянки. Анжелу под видом дежурного врача посетила милая, чрезвычайно любезная женщина, капитан ФСБ. Впрочем, у нее было высшее медицинское образование, она вполне грамотно сыграла свою роль. Кроме того, палату Анжелы утыкали "жучками", и все, что там говорится, тут же становится известно полковнику Райскому.

- Откуда вы знаете? - прошептала Юля в лохматое ухо Петра Аркадьевича.

- Слава Богу, знаю. У нас все-таки частная клиника, надежная охрана и случайного человека в стационар не пустят. Полковнику пришлось поставить меня в известность. Он показал мне санкцию прокурора. Они ищут особо опасного преступника, террориста, который как-то связан с этой несчастной певичкой Анжелой. Я, старый идиот, сам лично привез ее к нам в клинику, попросил, чтобы вы ее оперировали, а она, оказывается, дружит с бандитами.

- Ничего, Петр Аркадьевич, полковник Райский нас защитит. А видеокамеры нет? - спросила Юля чуть громче, с глупой усмешкой.

Мамонов отчаянно замахал на нее руками, сделал страшные глаза, прижал палец к губам и зашептал:

- Умоляю, деточка, тише! Я не знаю, вероятно, есть.

"Стало быть, чеченец существует, - подумала Юля, - ну что ж, одним враньем меньше. Уже приятно".

Каждого охранника доктор Тихорецкая знала в лицо и по имени, и все они знали ее. Спустившись на первый этаж, она не спеша подошла к стойке, за которой сидел крепкий молодой человек в камуфляже. Справа от него был большой мерцающий экран, поделенный на шесть секций по количеству коридоров. Первые три этажа амбулаторное отделение, остальные-стационар.

Охранник был незнакомый. Он сидел, отвернувшись от экрана и глядя куда-то вниз. Куда именно, Юля понять не могла, мешал барьер стойки.

- Добрый день. Вы у нас новенький?

- Здрас-сте, - мрачно кивнул он в ответ.

- Моя фамилия Тихорецкая. Для меня тут должен лежать конверт.

- Сегодня никто ничего не оставлял.

- Посмотрите, пожалуйста. Его могли оставить вчера, позавчера, три дня назад. Я была в командировке.

- Хорошо, я посмотрю.

Пока он копался на столе, Юля наблюдала за экраном. Во всех шести коридорах шла обычная субботняя жизнь. Приема по выходным не было, но в амбулаторию приходили больные на процедуры, почти все кабинеты работали. На третьем она увидела дверь своего кабинета. Оттуда вышла Вика и танцующей походкой направилась в конец коридора, в ординаторскую. На полпути остановилась, подняла халат и подтянула колготки. На втором, возле кабинета Мамонова, сидели трое мужчин, не похожих ни на больных, ни на врачей. По коридору четвертого этажа везли больного на каталке из операционной.

- Для вас ничего нет,- мрачно сообщил охранник.

- Не может быть. Вы плохо смотрели. Давайте-ка я сама, - Юля решительно зашла за стойку.

- Эй, сюда нельзя - Охранник вскочил и преградил, ей путь.

- Не волнуйтесь, молодой человек, я только на секундочку, мне должны были прислать конверт с рентгеновским снимком одной больной из института стоматологии, это очень срочно, - улыбнулась ему Юля и осторожно скосила глаза на стол. Там стоял маленький телевизор с антенной. Она не видела экрана, но на полированную поверхность стола падал четкий голубой блик. А звука не было. Если бы он просто смотрел телевизор, звук обязательно был бы.

- Выйдите, пожалуйста, - охранник слегка подался вперед, вытесняя ее.

- Ну я же сказала, только на секундочку, - она ловко проскользнула внутрь и принялась перебирать бумаги на столе. Собственно, перебирать было нечего. Конторские книги, графики дежурств врачей, рекламные буклеты, памятка по пожарной безопасности.

На экране маленького телевизора была палата Анжелы. Юля увидела, как девочка сидит на койке, поджав ноги и слегка покачиваясь. Лицо закрыто повязкой. На голове ободок наушников. Все пространство просматривается довольно четко. На полу, на тумбочке, на койке рядом с Анжелой раскиданы фотографии, диски, какие-то журналы.

Юля поняла, что глазок расположен в углу, над окном.

- Я прошу вас выйти отсюда, - железным голосом повторил охранник. Он явно растерялся. Лицо стало багровым. На лбу заблестели капельки пота. Он был совсем молоденький, наверное лейтенант, и не знал, как себя вести с назойливой докторшей. Вероятно, ему приказали разговаривать с сотрудниками и посетителями вежливо, но маленький телевизор на его столе видеть никто не должен был категорически.

- Да, действительно, конверта для меня нет. Вы совершенно правы. Все, все, не волнуйтесь, я уже ухожу, извините за беспокойство, - нежно проворковала Юля.

С колотящимся сердцем и с ощущением наждака во рту она плавной неспешной походкой направилась к лифту, поднялась на третий этаж и вошла в свой кабинет.

Вика успела вернуться из ординаторской.

- Скажи, пожалуйста, кто у нас вчера сидел на вахте? - спросила Юля, достала из холодильника бутылку воды и жадно отхлебнула прямо из горлышка.

- Ой, Юлия Николаевна, вы почему такая бледная? Что-нибудь случилось? Вика протянула ей пластиковый стаканчик.

- Ничего, Викуша, просто не выспалась. Ты же знаешь, в котором часу я приехала домой. А сейчас спускалась на вахту, мне должны были передать конверт с рентгеновским снимком одной больной из института стоматологии, а там какой-то новенький сидит. Давно он у нас?

- По-моему, первый день.

- А вчера кто сидел, не помнишь?

- Кто-то из наших.

- Елки-палки, я боюсь, этот мальчик мог запросто потерять или вообще не взять конверт. Одна надежда, что его принесли вчера или позавчера. Ладно, разберусь позже. Спасибо, Викуша. Я сейчас ненадолго схожу в стационар, минут на сорок, не больше. Вернусь, и пойдем с тобой обедать.

- Хорошо, Юлия Николаевна. Вы у Анжелы были?

- Как раз сейчас собираюсь.

- Моя помощь нужна?

- Нет, спасибо. Сама справлюсь.

"Я обмолвилась Райскому, что в субботу должна быть в клинике и осмотреть Анжелу. Именно в субботу на вахте появился его человек, который открыто наблюдает за палатой через видеокамеру. Неужели полковник допускает возможность, что террорист влезет на пятый этаж по веревочной лестнице, запрыгнет в окно палаты и перережет мне горло? Или просто так положено по инструкции и я напрасно напрягаюсь? Камеру установили вместе с "жучками", а мальчика своего посадили на вахту только сегодня просто потому, что вчера у них не нашлось свободного человека или не была готова какая-нибудь дополнительная официальная бумажка".

- Где вы так долго пропадали?- глухо спросила Анжела, небрежно сгребла все, что валялось на койке, и переложила на тумбочку. - Мне тут сказали, вы в командировку уехали, ко мне приходила какая-то дура, всякие глупые вопросы задавала. Я даже Петру Аркадьевичу на нее пожаловалась.

Она не могла открыть рот, но ей удавалось громко и внятно чревовещать, не шевеля губами. Этому она научилась в цирковом училище и, как оказалось, не напрасно.

- Привет, - сказала Юля, усаживаясь рядом с Анжелой на койку. Глаза ее при этом скользнули по верхушке окна, и в углу, за шторой, она увидела то, что искала. Глазок камеры был установлен грамотно. Если не знать, ни за что не заметишь.

- Так вы правда были в командировке?

- Правда. Как ты себя чувствуешь?

- Так себе. Чешется, будто там муравьи ползают. Спать совершенно не могу. Хочется прямо разодрать ногтями.

- Чешется - значит заживает, - Юля присела на край ее кровати,-давай посмотрим, как там у нас дела.

- А можно зеркало?

- Ни в коем случае. Пока рано.

- Почему? Ведь это не страшнее, чем было до операции?

- Не страшнее.

Юля стала осторожно снимать повязку. Заживление у Анжелы шло действительно хорошо.

- Через неделю отправишься домой, дней десять отдохнешь, потом начнем готовиться к следующей операции.

- А можно мне съездить домой сегодня?

- Я же сказала, ты отправишься домой через неделю.

- Но мне нужно сегодня. Завтра я вернусь.

- Пока рано,- покачала головой Юля, - ты не можешь себя обслуживать. Тебе нельзя делать резких движений, нельзя наклоняться. Кто-то постоянно должен быть рядом. Насколько я знаю, ты живешь одна.

- Это не проблема. Есть подруга Милка, она же домработница. Я позвоню, она приедет.

- А родители?

- Мать в Свердловске.

- Так вызови ее.

- Зачем?

- Ты странный человек. В такой ситуации просто необходимо, чтобы рядом был кто-то близкий и мама лучше всего.

- Ох, видели бы вы мою маму! Танк, а не женщина. Если она сюда припрется, она меня расплющит своими гусеницами. Она, кстати, вообще ничего не знает.

- Ну ладно, это твое дело. Скажи, чем же ты здесь занимаешься целыми днями? Тебе не скучно?

- Мне здесь классно. Я наконец-то телевизор могу смотреть, сколько угодно. Раньше на это времени не было. Генка мне компьютер привез, кучу дисков с играми и фильмами. Я музыку слушаю, через мобильник к Интернету подключаюсь.

Юля все время ловила себя на том, что невольно косится на глазок видеокамеры и это ужасно напрягает. Наверное, лучше не знать о невидимом оке, так значительно спокойнее.

- Ну ладно. Все у тебя хорошо, - она напряженно улыбнулась, - старайся больше спать. Во сне лучше заживает.

- Ага. Вы уже уходите?

- Да. Мне пора.

- Юлия Николаевна, подождите, - промычала Анжела, - покажите мне, пожалуйста, как здесь окошко открывается. Очень душно.

- Ты могла попросить кого угодно, любую сестру, нянечку.

- Я просила. Они говорят, от сквозняка можно простудиться, это для меня очень опасно, потому что мне категорически нельзя чихать и сморкаться.

- В общем, они правы. Но если не открывать дверь, сквозняка не будет, - Юля шагнула к окну, чуть не наступила на фотографии, раскиданные по полу, наклонилась, подняла несколько штук, хотела бросить на подоконник, но вдруг застыла. На нее в упор смотрели серые безразличные глаза объекта "А".

"Оба-на! Приехали! Теперь этот тип мерещится мне в каждой мужской физиономии, - подумала она почти весело, - высыпаться надо, вот что".

Чтобы развеять галлюцинацию, она вгляделась внимательнее и тут же поняла, что со зрением у нее все в порядке. Это действительно был он, объект "А". Он стоял рядом с Анжелой. Оба смотрели в объектив. Она улыбалась, щедро демонстрируя все тридцать два зуба. Он был мрачен. Оба держали в руках бокалы. На заднем плане виднелся ресторанный столик, за которым сидели какие-то смутные силуэты и пустая эстрада, украшенная разноцветными огоньками.

- Генка приволок мне кучу фотографий, - кашлянув, произнесла Анжела, - это на всяких тусовках снимали.

- Да-да, - кивнула Юля, - вот смотри, здесь такой рычажок, надо потянуть. - Продолжая держать снимки в руке, она подняла голову и встретила живой заинтересованный взгляд крошечного глазка видеокамеры. Сердце у нее неприятно стукнуло. Вместо того чтобы бросить снимки на подоконник, она быстро подошла к койке, как бы машинально положила их рядом с Анжелой и только потом попыталась открыть окно. Рычажок не поддавался.

- Я вызову слесаря.

- Ага, - кивнула Анжела, - обязательно.

- Ну все? Больше никаких просьб и пожеланий? - с натянутой улыбкой спросила Юля.

- Нет, спасибо, - спокойно ответила Анжела, взяла верхний снимок и с тихим треском разорвала его, отложила одну половину, на которой была она, а вторую, на которой был объект "А", принялась рвать в мелкие клочья.

- Эй, ты что делаешь?

- Подонок. Гадина. Ненавижу, - прохрипела Анжела.



Бугай Николай оказался вовсе не таким тупым, как думал Стас. Бережно взяв в руки пакет с пистолетом, он сквозь полиэтилен проверил предохранитель, внимательно разглядел оружие и, отодвинув полиэтилен, тщательно и с удовольствием обнюхал ствол.

- Хорошее железо,- пробормотал он, - новенький восьмизарядный ПСМ, калибр 5,45. Обстрелянный, стреляли недавно.

- Линка, откуда у тебя такие игрушки?- спросил Стас севшим после долгого кашля голосом.

Вопрос так и завис без ответа. Казалось, Эвелина и охранник вообще забыли о нем.

- Что такое ПСМ? - спросила Эвелина.

- Пистолет Стечкина модернизированный. Отличная модель, дорогая, - задумчиво ответил охранник, - братки редко пользуются такими пушками, на черном рынке их почти нет. Пистолет маленький, легкий, удобен для скрытого ношения. Это оружие для сотрудников спецслужб.

- Зачем вы его нюхали?

- По запаху можно многое определить. Например, как давно стреляли в последний раз.

- Любите оружие? - криво усмехнулась Эвелина.

- Люблю, - кивнул охранник, - когда вы его обнаружили?

- Сегодня днем, когда убирала квартиру.

- Он был в пакете?

- Да. Он так и лежал там, за книгами.

- Вы его вынимали из пакета? Прикасались к нему?

- Нет, конечно.

- Это правильно, это вы молодец.

- Сначала я хотела сразу позвонить в милицию, но потом вспомнила, что за это время в моем доме был только один человек. Стас Герасимов. Он на долгое время оставался здесь один. После истории с убийством его шофера...

- Что ты болтаешь, Линка?! - закричал Стас. - Подумай, что ты болтаешь?!

- Станислав Владимирович, пожалуйста, не перебивайте, - повернулся к нему охранник.

- Мне что, вообще слова нельзя сказать? Эта идиотка решила, что я спрятал у нее пистолет. Для того чтобы дальше обсуждать ситуацию, надо понять одну простую вещь. Это не мой пистолет. Я никогда в жизни не держал в руках оружия. Пистолет сюда подкинули.

- Послушай, Герасимов, - Эвелина резко, всем корпусом, повернулась к нему, - тебе не кажется, что ты должен этой идиотке, то есть мне, прежде всего сказать спасибо за то, что она, то есть я, позвонила не в милицию, а твоему отцу. Если бы ты не вырубал свой паршивый мобильник, я позвонила бы тебе.

- Не-ет, солнышко, - Стас противно сощурился и помотал головой, - не-ет, девочка моя. Ты не стала звонить в милицию потому, что испугалась.

- Тьфу, черт! Какая же ты, Герасимов, редкостная скотина! Ты что, не понимаешь, я просто не хотела, чтобы у тебя были дополнительные неприятности, а ты... Ну скажи, скажи, чего я могла испугаться?

- Вдруг все сложится так, что тебе не поверят, подумают, будто это твоя собственная пушка и после убийства моего шофера ты просто испугалась, что она у тебя есть и решила таким вот оригинальным способом от нее избавиться.

- Умный,- оскалилась Эвелина,- смотрите, Николай, какой у вашего шефа генерала получился умный и сообразительный сынок, - она засмеялась. Смех у нее был приятный, низкий и мелодичный. - Но ты знаешь, дорогой, еще не вечер. Я могу позвонить в милицию прямо сейчас.

- Так, давайте-ка мы все успокоимся, - встрял охранник. - Станислав Владимирович, как я понимаю, вы сегодня ночевали в этом доме?

- Да, - рявкнул Стас.

- В котором часу вы уехали отсюда?

- Не помню. Около трех. Слушай, Коля, а при чем здесь ты? Что ты мне допрос устраиваешь? По какому праву?

- Я сотрудник службы безопасности банка, Станислав Владимирович, терпеливо объяснил Коля и обратился к Эвелине: - А когда вы вернулись домой?

- В четыре.

- То есть вы разминулись примерно на час. И в течение этого часа в квартире никого не было. Вы пришли и сразу занялись уборкой?

- Совершенно верно, - кивнула Эвелина.

- И потом уже из дома не выходили?

- Выходила. Мусор выносила.

- Его сто раз могли подбросить, - произнес Стас уже спокойнее, - а то, что я ночевал здесь, им было отлично известно. Они мне сюда звонили,

- Погодите, кто они? - спросил охранник.

- Люди, которые охотятся за мной. Вернее, один человек. Он маньяк. Он отсидел за убийство. Он сумасшедший пьяница, он...

- Одну минуточку, Станислав Владимирович, давайте по порядку. Кто именно вам сюда звонил?

- Убийца.

- Он что, так и представился? - с нежной улыбкой спросила Эвелина.

- Нет. Он молчал.

- Как же вы поняли, кто это? - осторожно поинтересовался охранник.

Стас огляделся невидящим взглядом. Лицо его приобрело синеватый мертвенный оттенок, глаза запали.

- Слушайте, что вам всем от меня нужно?- он уронил голову и закрыл лицо руками. - Я устал. Я больше не могу. Мне очень плохо.



Обрывки фотографии Анжела сгребла в кучку и сунула под подушку, приговаривая:

- Гадина похабная, подонок!

Юля молча на нее смотрела. Надо было попрощаться и уйти, ничего не спрашивая, но в этот момент дверь открылась и в палату влетела Вика:

- Юлия Николаевна, вам звонил какой-то Михаил Евгеньевич, просил вас срочно ему перезвонить.

- Странно, у него есть мой мобильный.

- Он сказал, мобильный у вас отключен. Юля достала из кармана телефон. Он был включен. Правда, батарейка садилась.

- Ну и бардак у тебя, - Вика оглядела палату и покачала головой, - неужели нельзя все сложить в одно место?

- Да, я сложу, - пообещала Анжела. Вика взяла огромный рекламный снимок певицы, который валялся на тумбочке, прислонила его к стене, отошла на шаг и задумчиво произнесла:

- Надо же, прямо картина. Произведение искусства.

Снимок действительно был превосходный. Фотограф знал свое дело. Он обыграл образ так, что отсутствие волос не уродовало Анжелу, наоборот, придавало ей нечто таинственное, инопланетное. Огромные ярко-зеленые глаза, крупный рот с пухлыми, яркими, как будто воспаленными губами, длинная тонкая шея, острые худые плечи.

- Классный фотограф. Но и модель тоже ничего,-продолжала Вика, - форма черепа у тебя хорошая, правильная. Скажи, перед съемкой ты сама гримировалась или с тобой работал стилист?

- Стилист, я сама так не умею.

- Да, отличная работа. Только один прокол. Вот эти зеленые стекляшки все портят, выбиваются из общего стиля. Здесь все очень тонко, изысканно, и такая дешевая бижутерия совершенно не к месту.

- Они настоящие, - сухо сообщила Анжела.

- Уа-у!- простонала Вика.- Неужели изумруды? Сколько же карат?

- По два карата в каждой серьге. Оправа из платины. Вокруг бриллианты. Тоже настоящие. У меня еще перстень такой есть. Это комплект.

- Наследство бабушкино?

- Нет. Один нежный мальчик подарил.

- Да, действительно нежный, - мечтательно улыбнулась Вика, - мне бы такого мальчика. Слушай, все забываю тебя спросить, зачем ты побрилась наголо?

- Мы клип снимали. Стилист, который меня обрабатывал перед съемкой, был под кайфом. Вытягивал волосы горячими щипцами, что-то там напутал с температурой и сжег половину волос до корней. Юлия Николаевна, вы не могли бы отвезти меня домой сегодня?

Просьба была неожиданной и странной. Юля хотела тут же отказаться, но заметила несколько клочков от порванной фотографии на одеяле и молча кивнула.

- А что, больше некому?- ехидно спросила Вика.

- Именно сегодня некому, - промычала Анжела, - но очень нужно. Я бы не просила...

- Ладно, не оправдывайся, отвезу, - вздохнула Юля, - начинай потихоньку собираться, я зайду за тобой через час.

Она вышла из палаты, подняла голову и увидела на потолке, в углу, небольшую толстенькую трубку с глазком видеокамеры. Камеры были установлены во всех коридорах, она привыкла к ним, давно перестала замечать, как и все прочие сотрудники клиники, но сейчас стало не по себе. Глазок был позади, и казалось, в спину глядит дуло с красным лазерным прицелом.

- Мальчик подарил, - проворчала Вика, - вот почему мне не попадаются такие нежные мальчики? Это несправедливо. А может, мне побриться налысо, как вы думаете, Юлия Николаевна?

- Прости, Викуша, что?

- Представляете, я сбрею волосы, выйду в свет, вся из себя лысая, загадочная, не такая, как все, и в меня сразу влюбится какой-нибудь мальчик, тоже загадочный и не такой, как все, и подарит мне изумруды по два карата каждый. Или лучше сапфиры. Ужасно люблю сапфиры, особенно светлые.

- Да, - кивнула Юля, - а потом изобьет до полусмерти и изуродует лицо, чтобы ты стала ну совсем уж загадочной и не такой, как все.

Вика остановилась и уставилась на Юлю круглыми, ясными голубыми глазами.

- Вы думаете, это сделал один и тот же человек?

- Ничего я не думаю, - пожала плечами Юля.

- Между прочим, я читала в каком-то журнале, что у нее любовник чеченец, какой-то бандит-террорист, он деньги вкладывал в ее раскрутку.

- Ну мало ли что пишут в журналах, тем более про эстрадную звезду, молодую и скандальную.

- А вы помните, как вам ночью позвонили и угрожали? Вы еще хотели отказаться ее оперировать? Помните? Может, это чеченец и звонил?

- Ой, не напоминай, - поморщилась Юля,- звонки не повторялись, никто меня больше не трогал. Был это чеченец, осетин, вор в законе, черт из табакерки или просто псих какой-нибудь, теперь совершенно не важно.

- Знаете, я думаю, надо было вам все-таки от нее отказаться, - тихо сказала Вика, глядя в сторону, - не из-за того звонка, просто мне, например, не нравятся люди, которые садятся на шею. Вот почему вы должны ее отвозить? Она что, не может позвонить своему продюсеру или вызвать такси?

- Да ладно тебе, не ворчи.

- А вы бы отказались. По-моему, это просто хамство - использовать вас как шофера.

- Не знаю, наверное, ты права. В следующий раз откажусь. Но сейчас я обещала.

- И напрасно. Мы с вами обедать пойдем сегодня или нет? Я умираю с голоду.

- Конечно, Викуша. Я позвоню, и сразу пойдем.

- Вы сегодня дома ночуете?

- Должна была дома, но теперь все будет зависеть от разговора с Михаилом Евгеньевичем.

"Еще пара поездок на базу, и все. Через неделю я сниму швы объекту "Б", получу деньги и стану жить своей нормальной жизнью. А вскоре вообще забуду эту историю",- промелькнуло у нее в голове, пока она доставала из сумки записную книжку и искала номер Райского.

- Михаил Евгеньевич, что-нибудь случилось?

- Ничего, Юлия Николаевна, совершенно ничего. Просто я волновался, как вы доехали ночью, утром позвонить не мог, был занят.

- Спасибо, все нормально.

- А как вообще дела? Как себя чувствуете?

- Неплохо, а вы?

- Тоже неплохо. Может, прислать за вами машину в понедельник утром? Все-таки три часа за рулем - это большая нервная нагрузка, а так вас повезут, вы отдохнете.

- Пожалуй, пришлите, Михаил Евгеньевич. Спасибо за заботу, всего доброго.

Она не успела положить трубку, как в кармане у нее заверещал мобильный. Звонила Шура, чтобы спросить, скоро ли она приедет домой.

Глава шестнадцатая

Баллистическая экспертиза подтвердила, что выстрел, убивший шофера Гошу, был произведен из пистолета ПСМ калибра 5,45, обнаруженного в квартире Дерябиной Эвелины Геннадьевны. Никаких отпечатков на пистолете не было.

В Выхино, на Сормовской улице, в квартире на четвертом этаже никто не проживал. Панельная пятиэтажка находилась в аварийном состоянии, жильцы потихоньку выезжали, и квартира, названная Стасом, освободилась три месяца назад. Оперативники полковника Райского нашли там только старые газеты, клочья содранных обоев, грязную банку из-под шпрот и пыльный черный ватник.

Оставшиеся в доме жильцы, а также сотрудники жилконторы ни о каком Михееве Юрии Павловиче не слышали и человека с такими приметами никогда не видели. Номер телефона, по которому звонил Стас, принадлежал ЗАО "Светлая печаль" (все виды ритуальных услуг по умеренным ценам). Ни о какой Ирине, высокой пепельной блондинке двадцати семи лет, там никто не знал.

На вопрос оперативника, могла ли эта женщина зайти в качестве заказчицы и как бы случайно ответить на телефонный звонок, сотрудники ЗАО дружно мотали головами и объясняли, что аппарат с этим номером стоит в кабинете директора и посетители никогда туда не заходят.

Из архива извлекли дело Михеева Юрия Павловича, 1964 года рождения, русского. В 1985 году Михеев был осужден по статье 105-1, умышленное убийство и приговорен к десяти годам заключения в колонии общего режима.

Весной восемьдесят пятого Михеев, студент четвертого курса института Международных отношений, находясь в состоянии легкого алкогольного опьянения, нанес смертельное ранение колющим предметом гражданке Демидовой Марии Артуровне, 1965 года рождения, которая училась с ним на одном курсе. Картина преступления была очевидной, вина Михеева полностью доказана. При аресте Михеев оказал упорное сопротивление, на суде вел себя вызывающе. Не выказал ни малейшего раскаяния в содеянном, упрямо не желал признать себя виновным, несмотря на предъявленные бесспорные доказательства.

В характеристике, подписанной начальником колонии общего режима, отмечалось, что заключенный Михеев злостно нарушал дисциплину, вступал в конфликты с администрацией, пользуясь своим незаслуженным авторитетом среди заключенных, провоцировал массовые беспорядки, часто подвергался наказанию в виде заключения в карцер, устраивал голодовки, в общем проявил себя с самой худшей стороны и не встал на путь исправления.

Через пять лет его перевели в другую колонию, строгого режима, и тамошний начальник почему-то отзывался о нем совсем иначе. В характеристике говорилось, что заключенный Михеев проявил себя как человек ответственный и дисциплинированный, пользовался заслуженным авторитетом и твердо встал на путь исправления.

Освобожден он был условно-досрочно, в связи с резким ухудшением состояния здоровья. В приложенном медицинском заключении стоял диагноз: открытая форма туберкулеза. В той же папке находилась копия свидетельства о смерти. Михеев Юрий Павлович скончался через три месяца после освобождения в инфекционном отделении архангельской горбольницы.

Что касается родителей и младшей сестры Михеева Ирины, то все они четыре года назад переехали на постоянное место жительства в США.



Анжела ждала в коридоре, полностью одетая, с небольшим рюкзачком у ног и компьютером, запакованным в сумку, на коленях.

- Я вас не очень напрягаю? - спросила она.

В полумраке коридора, сквозь прорези повязки, ее глаза светились как болотные огни.

- Да нет, ничего.

- Вы не думайте, я не такая наглая и мне на самом деле жутко неудобно. Но так получилось, у Генки: ангина, температура высокая. А денег он мне опять не оставил и копейки. Вас, наверное, дома ждут, сегодня выходной, к тому же вы только что вернулись из командировки. А вы вообще-то замужем?

- Нет.

- Но были?

- Была.

- А дети есть?

- Дочь. Четырнадцать лет.

- О, как раз средний возраст моих фанатов и фанаток. Как зовут?

- Шура. Александра.

- Интересно, она мои записи слушает?

- Иногда слушает. Но не фанатка.

- Вы обиделись?

- С чего ты взяла? Просто устала.

Юлия Николаевна чувствовала себя скверно. "Зачем я это делаю?- Повторяла она, вышагивая рядом с Анжелой по пустому просторному холлу, проходя мимо охранника-лейтенанта. - Мне интересно знать, кто такой объект "А", каким образом он связан с Анжелой и почему она с ненавистью рвала его фотографию. Она не сделала этого раньше и не отложила на потом, не дождалась, когда я уйду. Рвать фотографию - довольно интимно занятие. У Анжелы хроническое эмоциональное недержание. Она делает в каждый конкретный момент, что хочет, и совершенно не думает о реакции окружающих. Это просто такой тип темперамента. Вернее, это имидж "анфант терибль", который сначала стал привычной формой поведения, а потом незаметно превратился в ее суть. А полковник, оказывается, смотрел и слушал нас все это время. Иначе зачем звонить мне в кабинет? Мобильник работал, и никакой срочности не было. Просто полковник не мог допустить, чтобы Анжела назвала имя объекта "А". Действительно, зачем мне знать его имя?"

Охранник поднял голову и проводил их внимательным взглядом.

- Всего доброго, - кивнула ему Юля. Он вежливо кивнул в ответ. Юля твердо пообещала себе, что ни за что не станет задавать вопросов о порванной фотографии.

В машине она включила музыку. В магнитофоне уже стояла кассета Вертинского. Анжела тут же стала подпевать, не разжимая губ. Мычала она весьма выразительно. Когда кончилась первая песня, она произнесла:

- Обожаю Вертинского! Он прикольный. Нервы успокаивает. Меня, знаете, до сих пор трясет.

- Почему?

- Да все из-за этого придурка.

- Ты о ком? - рассеянно спросила Юля.

- Не важно. А Генка получит по ушам, это точно. Спрашивается, какого хрена он мне эту сволочь приволок? Неужели нельзя было заранее просмотреть фотографии? Знает ведь, как у меня сейчас с нервами плохо!

Это было похоже на мысли вслух. Но такой монолог вполне можно было произнести и дома, в одиночестве. Юля поняла, что девочке нужен слушатель. Эмоциональное недержание - вещь неприятная. Юля чуть усилила звук.


Ваш лиловый аббат
Будет искренне рад
И отпустит грехи наугад,

 - сладко грассировал волшебный тенор.

- Вот, вот, из этой песни мы хотели сделать клип, - заявила Анжела, - но не успели. Все из-за этой скотины. Знаете, есть такие подлые мужики, которые к тебе тупо клеятся, и, если их посылаешь, они начинают всем свистеть, что это ты клеилась, ты его прямо достала, на шею вешалась.

- Знаю, - напряженно улыбнулась Юля и быстро, чуть фальшиво продолжила. -Это как в анекдоте про Васю и Брижит Бардо.

- Расскажите.

- Да ну, он старый, с бородой.

- Все равно расскажите.

- Ладно. Слушай, но если будет смешно, не смейся. Тебе нельзя. Впрочем, он не особенно смешной. Приезжает Брижит Бардо в Москву. Охрана еле отбивается от поклонников. Приемы, Кремль, Большой театр, все -как положено. В последнюю ночь перед отлетом к ней в номер влезает маленький такой, всклокоченный мужчинка. Она хочет позвать охрану, но мужчинка падает на колени и говорит: "Умоляю, успокойтесь, я совершенно безопасный. Меня Вася зовут. Я обожаю вас, все ваши фильмы смотрел по двадцать раз. У меня к вам огромная просьба. Вы когда подниметесь на трап самолета, обернитесь к толпе, крикните: "Вася!" И помашите, рукой. Больше мне ничего не нужно". На следующий день она улетает. В аэропорту толпа поклонников. В толпе Вася. Она поднимается на трап и делает как он просил. А он громко, на всю толпу кричит: "Отстань, дура! Надоела!"

- Я бы таких Вась душила собственными руками,- пробормотала Анжела.

-Что, поклонники замучили? - сочувственно улыбнулась Юля.

- При чем здесь поклонники? Их почти не осталось. Скоро вообще не будет. Просто один такой придурок очень сильно испортил мне жизнь. Очень сильно. Только зовут его не Вася, а Станислав Владимирович Герасимов. Вы видели, как я фотографию порвала?

- Видела,-кивнула Юля и подумала: "Интересно, продолжает ли нас сейчас слушать господин полковник и если да, то что он на это скажет?"

- Вот. Это он. Стас Герасимов, - с ненавистью прогудела Анжела,- его поганая рожа. Ненавижу. Как он ко мне клеился, это надо было видеть! Я сначала отнеслась к нему вполне спокойно. Он внешне вроде бы нормальный. Но потом поняла: придурок. Полнейшее дерьмо. Ну и послала его подальше. А он, мало того что пошел всем свистеть, будто это я липла к нему как банный лист. Он еще распустил слух, что я на колеса подсела и пыталась его подсадить, так сильно хотела его, секс-гиганта, затащить в койку.

- Мерзавец,-согласилась Юля,- и что, нашлись дураки, которые ему поверили?

- А то как же! -Она завелась всерьез, но не могла кричать, у нее получался утробный рык. - Он умеет очень убедительно врать. Ненавижу!

- У тебя были из-за его вранья неприятности?

- Неприятности? Ну да, мне немножко личико попортили. Только лишь.

- Прости, не поняла.

- Все из-за него, понимаете? Вот это все, - она ткнула пальцем в повязку на лице, - из-за Стаса Герасимова! Только из-за него!

Юля резко затормозила. Они ехали по темному узкому переулку, и проезжую часть не спеша переходила собака.

Анжела вскрикнула, нечаянно раскрыла рот и тут же застонала:

-Ой, мамочки, как больно!

- Господи, ну что такое? - Юля медленно развернулась к обочине. - Где больно?

Сзади завизжали тормоза, вспыхнули фары.

Юля вдруг поняла, что все это время за ними следовала скромная аккуратная иномарка темно-синего цвета с антенной и запоминающимся номером- 123.

"Что же в этом странного? Мальчик с вахты сообщил, что мы вышли из клиники вместе, и за моей машиной пустили "хвост", как в шпионском кино. Что же странного, наоборот, хорошо. Если Анжела дружит с террористом, если это он избил ее, а потом взялся оплачивать лечение и звонил мне ночью, то я сейчас везу маленькую бедненькую бомбочку замедленного действия".

- Посмотрите, что там у меня? Ужасно болит, - стонала "бомбочка" и сверкала в полумраке зелеными, полными слез глазами.

- Чтобы посмотреть я должна снять повязку.

- Ну так снимайте же скорее!

- Я не могу сделать это в машине. Во-первых, у меня руки грязные, во-вторых, здесь плохой свет, я ничего не увижу. Придется ехать назад, в больницу.

- Может, мы просто доедем до моего дома, вы подниметесь и посмотрите? - гулко промычала Анжела.

- Нет. В больницу прядется вернуться. И, вероятно, ты останешься там еще на два дня.

- Но почему?

- Потому что ты не можешь соблюдать послеоперационный режим без посторонней помощи. Тебе нельзя разговаривать, нельзя открывать рот. Питаться ты можешь только жидкой пищей через трубочку. А если у тебя там шов разойдется? Имплантат сместится? Мало ли? Нет, Анжела, видно, не судьба тебе сегодня попасть домой.

Темно-синяя иномарка 123 стояла позади и ждала с погашенными фарами.

- Да? Вы так думаете? - В голосе ее прозвучало странное облегчение. - Наверное, это к лучшему. Мне надо позвонить, - она принялась рыться в своем рюкзачке, нашла свой крошечный телефон, включила и стала набирать номер. Она так нервничала, что пару раз сбилась.

Юля тронулась вперед. В переулке было одностороннее движение, пришлось сделать небольшой крюк. Анжела действительно была "бомбочкой", от нее исходили волны тяжелой нервозности. Юля не в первый раз обратила внимание, что стоило оказаться с ней рядом вне стен клиники, и тут же воздух наполнялся какой-то вибрирующей суетой, бестолковой и опасной.

Иномарка 123 следовала за ними почти открыто, и Юля поймала себя на том, что необычайно рада этому соседству.

- Да, это я. Все отменяется. Я еду назад в больницу. Ну да, так получилось. Ты что, совсем сдурел, блин? Не знаю. Мне нельзя долго разговаривать, мне это вредно. В общем, я тебя предупредила, - она отключила и убрала телефон.

Оставшуюся часть пути до клиники ехали молча. Анжела откинулась на подголовник и, кажется, задремала. Юля, сама того не желая, произносила совершенно дурацкий внутренний монолог и еле сдерживалась, чтобы не сказать ничего этого вслух:

"Значит, все произошло из-за человека, которого зовут Стас Герасимов. Он пытался за тобой ухаживать, ты не ответила взаимностью и он, чтобы утешить свое уязвленное самолюбие, распустил слух, будто все было наоборот. У тебя есть некий таинственный друг. Нежный мальчик, который подарил тебе огромные изумруды, а еще раньше вложил большие деньги в то, что на вашем языке называется раскруткой. Он богат, щедр, но кроме того, что он чеченский террорист, у него есть еще один маленький недостаток. Он ревнив до безумия. Когда до него дошли клеветнические слухи, он впал в ярость и страшно избил тебя, а твою маленькую собачку, которая при этом невыносимо визжала, он просто убил. Позже он пожалел об этом, взялся оплатить твое лечение. В итоге вы почти помирились. Ты не хочешь выдавать его милиции и выдумала историю о ночных хулиганах. Только что ты звонила ему. Вы собирались встретиться у тебя дома и никто не должен был об этом знать. Когда я подвозила тебя в первый раз, ты тоже беседовала с ним, а вовсе не с Геной. И звонил мне ночью тоже он, у него есть дурная привычка контролировать любую область жизни, в которую он вкладывает свои деньги. Иными словами, я нахожусь под контролем чеченского террориста?"

Юля так увлеклась, что чуть не въехала в фонарный столб на повороте. Иномарка 123 погудела с легким упреком. Анжела спокойно спала и даже стала тихонько посапывать. Она выпустила пары, скинула порцию негативных эмоций и успокоилась. Действительно "анфант терибль".

"Что дальше? - думала Юля, выруливая на стоянку перед клиникой. Террорист узнал правду и охотится за подлым клеветником? А тот, не дурак, обратился за помощью к ФСБ, и теперь ему из подручного материала изготовили двойника? Кто же он такой, этот Стас Герасимов? Чем он заслужил столь трогательную заботу полковника Райского? Или дело в деньгах? Он оплатил свою безопасность столь щедро, что его решили охранять по полной программе? Но как бы ни был он богат и ценен, он все-таки не Иосиф Сталин, не Адольф Гитлер, не Саддам Хусейн. Райскому нужен чеченец, вот в чем дело. А Герасимов, судя по всему, человек слабый, ненадежный, непредсказуемый. Он не может стать достойной наживкой. Райский решил использовать Сергея. Он военный. Возможно, воевал в Чечне, знаком с террористом и имеет с ним свои личные счеты. Но почему такая секретность? Почему нельзя было предупредить Сергея заранее? И почему так сложно взять чеченца, если Анжела говорит с ним по телефону, набирает номер, собирается встретиться у себя дома?"

Наружная дверь клиники оказалась запертой. В субботу клиника работала до шести. Юля позвонила, в голубоватом полумраке выросла фигура мальчика-лейтенанта, он открыл дверь. Глаза у него припухли, наверное, он уже лег спать на диване в комнате отдыха.

Как и предполагала Юля, ничего страшного у Анжелы не произошло. Пока она снимала повязку, осматривала швы, обе молчали. Когда Юля закончила, подошла к двери и пожелала спокойной ночи, Анжела жалобно застонала.

- Ну в чем дело?

- Подойдите ко мне, пожалуйста. - Юля вернулась к койке, наклонилась и услышала. - Все, что я орала в машине, ерунда. Забудьте.

- А что ты орала в машине? Ты просто испугалась, когда я чуть не сбила собаку. Это вполне естественно.



- Миша, делай, делай же что-нибудь!- тихо повторял генерал Герасимов. Он явился в свой бывший кабинет в известном здании на Лубянке в парадном мундире, нацепив все свои орденские планки.

Теперь хозяином кабинета стал полковник Райский. Вместо портрета Дзержинского полковник повесил великолепную репродукцию "Ночного дозора" Рембрандта, официальный подарок отделу от голландских коллег. На большом старинном сейфе в углу несколько десятилетий стоял мраморный бюст Ленина. Райский решился заменить его аквариумом с золотыми рыбками. Вместо красной ковровой дорожки был постелен афганский ковер с абстрактным рисунком в мягких бежевых тонах, а допотопные плюшевые шторы с кистями сменились легкими современными жалюзи.

Райский отметил про себя, что бывший шеф за прошедшие несколько дней сдал еще больше. Он побледнел, осунулся и как будто даже стал ниже ростом.

- Как вы себя чувствуете, Владимир Mapленович? - мягко спросил полковник.

- Прекрати! - рявкнул генерал.- Ты знаешь, я ненавижу этот вопрос! Никак я себя не чувствую. Патологически здоров! Скажи мне, ты что-нибудь понимаешь? Есть у тебя хоть какие-то предположения?

- Ну какие предположения?-Райский крутил длинную серебряную авторучку из подарочного настольного набора и загадочно посверкивал очками. - Смотрите, что мы имеем на сегодня. Заказное покушение. Затем заказное убийство, но не Стаса, а его шофера. Одновременно - фокус с блокировкой кредитных карточек. Дальше орудие убийства подкидывается в квартиру подруги Стаса. То есть сначала его пытаются убить, а затем напугать и подставить, причем действует не один человек, а организованная группа. Так?

- Так, так, - пробурчал генерал и согласно кивнул, но тут же, словно опомнившись, стремительно шагнул к столу, навис над Райским и прокричал хриплым, срывающимся голосом. - Но ты не говоришь мне главного! Ты не доложил о принятых мерах! О мерах по обеспечению безопасности моего сына! Ты считаешь, что я не вправе знать? Или ты вообще ни хрена не делаешь?

Изо рта у генерала плохо пахло. Райский невольно отпрянул, откинулся на спинку кресла.

- Ну что вы, Владимир Марленович, мне даже несколько обидно, - произнес он бархатно, мягко и чуть прикрыл глаза, - я не докладываю просто потому, что все происходит у вас на глазах. Мне кажется, мои действия абсолютно прозрачны для вас.

- Не пори ерунды, Миша. Оставь это для твоего нынешнего начальства, - усмехнулся Герасимов, отошел от стола, уселся в кресло. Райский заметил, что генерал не так плох, как кажется, и если срывается, то моментально берет себя в руки.

- Давай-ка, брат, отчитайся мне о проделанной работе, как в старые добрые времена, - тут он даже подмигнул и как будто совсем приободрился. Райскому вдруг показалось, что все вернулось лет на пять назад, и он, тогда еще подполковник, застигнут врасплох в вожделенном кресле своего начальника генерала Герасимова и ждет крепкой генеральской выволочки, словно мальчишка. Он отбросил ручку, она покатилась по столу и бесшумно упала на ковер. Райский не стал ее поднимать.

- Владимир Марленович, - сказал он медленно, с легким укором,- у меня есть вполне конкретный план операции. Однако то, что я задумал, требует времени. Я не стал посвящать вас в свои замыслы просто потому, что на сегодня у меня нет абсолютной уверенности в результатах. Но поверьте, план хороший, надежный.

-Слова! Все это слова, Миша,- покачал головой Герасимов, - подумай, что ты сейчас сказал. Ты не уверен в результатах, но план надежный. У тебя стало плохо с логикой. Устал, что ли?

- Дело не в моей усталости, - вздохнул Райский, - просто вы, товарищ генерал, не хотите понимать главного. Если бы я не взял ситуацию под контроль, ваш сын стал бы первым и единственным фигурантом. Его уже допрашивали бы не как свидетеля, а как подозреваемого. Вы не согласны?

- Нет! - рявкнул Герасимов, вновь теряя самообладание. - Не согласен! Ежу понятно, что мой Стас шофера не убивал.

- Ежу-то, может, и понятно, - улыбнулся Райский, - а вот у следствия есть масса вопросов. Официант в ресторане отлично запомнил Стаса и утверждает, что он почти не пил за ужином. Дама пила много, а он нет. Между тем Стас продолжает настаивать, будто был пьян до потери памяти и забыл, что его ожидает шофер. Потащил свою подругу к Тверской и поймал такси. Дальше - орудие убийства, этот несчастный ПСМ. Отпечатков на нем никаких. Но опять вранье. Стас клянется, что не умеет стрелять, никогда не держал в руках оружия, однако мы с вами знаем, он проходил в институте военные сборы и занимался спортивной стрельбой два года. Правда, не слишком успешно, но с оружием он в принципе знаком. А чтобы выстрелить в упор, никаких особенных навыков не требуется.

- Мотив,- спокойно произнес генерал,- где мотив, Миша? Зачем Стасу было убивать шофера?

Райский долго молчал, посверкивал очками, сосредоточенно счищал холеным ногтем пятнышко с лакированной столешницы. Генерал терпеливо ждал, уставясь ему в переносицу. Наконец полковник задумчиво произнес:

- Вы поручили шоферу Георгию вести наблюдение за вашим сыном и докладывать. Верно?

- Я поручил ему охранять Стаса, - железным голосом уточнил генерал, - мой сын отказывался от услуг телохранителей. Между тем образ жизни, который он ведет, мне всегда казался небезопасным.

- Владимир Марленович, а чего конкретно вы опасались?

- Как будто ты не знаешь! - усмехнулся генерал. - Все эти дикие оргии или как они теперь говорят, тусовки, казино, шоу с голыми девками, всякие сомнительные презентации, бесконечные кабаки. Да, он не пьет. Но кроме алкоголя есть еще наркотики. Есть СПИД. Есть просто стихийные разборки со стрельбой, которые в подобных местах происходят довольно часто.

- Да, - смиренно кивнул Райский, - я понимаю. А теперь попробуйте и вы понять меня правильно. При таком образе жизни с человеком может случиться много всего неприятного. Шансы стать жертвой или нарушить закон примерно одинаковы. Вы совершенно исключаете, что на глазах у шофера могло произойти нечто такое, что Стас хотел скрыть от вас и не только от вас? Вы на сто процентов уверены, что Георгий оставался порядочным человеком и не пытался, скажем, шантажировать Стаса? Только не нервничайте, не спешите отвечать. Подумайте.

- Не исключаю, - быстро, еле слышно произнес генерал и закрыл глаза, - но при чем здесь взрывчатка, карточки и подкинутый пистолет?

- Ну если человек совершил преступление, то, как правило, есть пострадавшая сторона. Грубо говоря, Стас кого-то сильно обидел и за это его попытались убить. А вот что касается карточек - тут вполне мог поработать шантажист. Разве шофер не имел возможности выяснить номера банковских счетов и прочие данные?

- Да, конечно, однако Стас узнал, что карточки заблокированы, когда шофер уже был мертв, - заметил генерал.

- Ну и что? Звонки в оба банка в любом случае были сделаны до убийства.

- Но пистолет подкинули после...

- А если не подкинули? -Полковник снял очки и принялся протирать стекла носовым платком.- Стас ведь не профессионал и если допустить, что в шофера выстрелил он, то вполне логично, что пистолет был спрятан в квартире, где он провел ночь и половину дня после убийства. Выкинуть оружие совсем не просто, держать при себе после совершения убийства - еще сложнее. Он просто взял и сунул его за книги в чужом доме, надеясь, что там не найдут, а потом будет возможность перепрятать или избавиться.

- Одну минуту, Миша, мы с тобой все-таки фантазируем или ты сейчас выкладываешь мне свою реальную версию? - В голосе генерала не было ничего, кроме усталости.

Райский чувствовал, что бывшему начальнику просто не хватает сил осмыслить происходящее. Еще недавно генерал мог не спать несколько ночей подряд, по пять-шесть часов без перерыва прыгать на теннисном корте, вести бесконечные напряженные совещания. Но сейчас, когда дело коснулось самого дорогого, что у него есть, единственного сына, он сначала потерял самообладание, потом ненадолго сумел взять себя в руки и вдруг просто - устал. Слишком велика оказалась эмоциональная нагрузка.

- Конечно, фантазируем, - ласково утешил его Райский, - версия у меня совсем другая и вы ее отлично знаете.

- Исмаилов?

- Кто же еще? Вы совершенно справедливо опасались, что Стас допрыгается со своими тусовками и со своей страстью к молоденьким девочкам.

- Не понимаю, - генерал покачал лысой головой, - неужели из-за того, что мой сын приволокнулся за этой певичкой, чеченец так рискует? Ведь он рискует, правда?

- Правда. Но дело не в том, что он, как Вы сказали, приволокнулся.

- А в чем же? Слушай, Миша, ты кончай темнить. Мы тут с тобой не в игры играем. Изволь выражаться конкретней.

- Ну хорошо. Давайте попробуем конкретней, - кивнул Райский, - осенью восемьдесят пятого был арестован Секретарь Обкома Чечено-Ингушской АССР Хасан Исмаилов. Вы руководили расследованием, вы...

-Брось,- раздраженно перебил генерал, - прошло пятнадцать лет. Операция была полностью засекречена. Исмаилов-старший мертв. Если бы Исмаилов-младший узнал, кто посадил его отца, он давно бы начал действовать и пытался бы убить меня, а не Стаса.

- Владимир Марленович, в таких делах срока давности нет. Это во-первых, а во-вторых, мы с вами никогда не угадаем, знает он или нет.

- Если бы это была кровная месть, он убил бы меня, - мрачно повторил генерал, - меня, а не Стаса. При чем здесь Стас?

- Ну смерть единственного сына - это достаточно серьезная неприятность, - чуть слышно пробормотал Райский, - однако, скорее всего, кровная месть и правда ни при чем. Все дело в певичке. Исмаилов совершил ошибку. Он жестоко наказал Анжелу, изувечил ее, а потом узнал, что был не прав.

- Погоди, что значит - не прав? Я не понял,- генерал нахмурился и помотал головой, - что ты все крутишь, Миша?

- Анжела Болдянко не откликнулась на ухаживания Стаса. Никакого романа не было, - грустно улыбнулся Райский, - от обиды Стас принялся болтать на каждом углу, будто Анжела вешалась ему на шею, будто она наркоманка. Слухи дошли до Исмаилова, он взбесился и сгоряча изувечил свою любовницу, а позже узнал, что это вранье. Разве может восточный человек простить такое? Он заказал Стаса. Но не вышло.

- Идиот! - жалобно простонал генерал.- Господи, ну почему он такой идиот?

- Кто?

- Сын мой единственный, вот кто! Ладно, со Стасом будет особый разговор. Допустим, твоя информация достоверна, все так и есть. Допустим. Но почему в таком случае не было повторного покушения? На хрена Исмаилову вся эта петрушка с карточками, с убийством шофера, с пистолетом?

- Честно говоря, я сам постоянно об этом думаю, - вздохнул Райский, точного ответа у меня нет. Есть только некоторые предположения.

- Так поделись! - начальственно рявкнул Герасимов.

- Ладно. Попробую. Исмаилов склонен в каждом событии видеть некий тайный смысл, волю Аллаха. И если Аллах оставил его обидчика в живых, значит, следует выбрать другую кару. Например, свести с ума, посадить. Но, возможно, все значительно проще. Девчонка могла сказать: не убивай его. Пусть живет и мучается. Для нас с Вами это хороший вариант, хотя потому, что сейчас жизни Стаса ничто не угрожает. Чеченец будет преследовать его, но не убьет. Это главное.

- Но ты не можешь поймать чеченца уже год, - горько усмехнулся генерал, - не по зубам он тебе, Миша. Ты, конечно, не обижайся, но людьми ты руководишь плохо. Моя бригада пятнадцать лет назад работала куда успешней.

- Ну, Владимир Марленович, времена были другие, - улыбнулся Райский, - и задачи, и средства другие. Ваши люди поймали на таджикской границе наркокурьера, хорошо на него нажали и он назвал хозяина. А от хозяина пошла цепочка. В итоге вы арестовали Секретаря Обкома Чечено-Ингушской АССР Хасана Исмаилова. Вы чувствуете, сколько в этой истории ностальгии и как нереально звучит она сегодня?

- Ну, ладно, Миша, - поморщился генерал, -тогда было тоже не сладко. Меня вызывали на ковер без конца, мне намекали в самых высших инстанциях, что дело должно быть закрыто, мне даже угрожали в завуалированной форме. Исмаилов был кавалером орденов Ленина и Дружбы народов, его бюсты красовались не только в родном селе, но по всей Чечне, на него как на перспективного лидера республики делали ставку на самом верху. А его старший сын Шамиль как раз закончил Высшую школу КГБ, причем закончил весьма успешно. Он был отличником боевой и политической подготовки, чемпионом школы по бегу на короткие дистанции и прыжкам в высоту. Уже тогда было ясно, что Шамиль Исмаилов быстро бегает и высоко прыгает. Уже тогда, Миша. Если сегодня Аллах или эта певичка убедили его не убивать Стаса, то где гарантия, что завтра они все трое не передумают?

- Они может и передумают,-кивнул Райский,- но это не важно.

- То есть как - не важно?! - Генерал оживился, вскочил и подбежал к столу. - Ты соображаешь, что говоришь? У меня единственный ребенок, понимаешь? У тебя их двое, а у меня - единственный!

- Я знаю, Владимир Марленович.

- Плевать, что ты там знаешь или не знаешь! Не делай из меня идиота. Скажи наконец, что ты намерен предпринять?

- Скажу и даже покажу. Но не сегодня, -Райский загадочно улыбнулся, - немного терпения, товарищ генерал. Разве я когда-нибудь подводил вас? Я гарантирую вашему сыну безопасность и отвечаю за свои слова.

Райский наконец решился закурить. Встал, приоткрыл окно, уселся на подоконник и с удовольствием затянулся.

- Владимир Марленович, вам не жаль, что простаивает ваша замечательная вилла на острове Корфу? Стасу необходимо просто отдохнуть и сменить обстановку. Да и вам с Натальей Марковной это сейчас не помешает.

- Перестань. Это невозможно, - поморщился генерал, - там другое государство и я не могу взять с собой достаточное количество охраны, и вообще сейчас не время...

- Это необходимо. Причем именно сейчас.

- Но ведь решат, будто Стас сбежал. Улик против него полно и подозрения существуют, от них никуда не денешься.

- Это моя забота. Но вот что касается его психического здоровья, тут я, извините, бессилен.

- Что ты имеешь в виду?- возмущенно пропыхтел генерал и уставился на Райского. Взгляд его опухших красных глаз был неприятен.

- Владимир Марленович, вы сами отлично понимаете, что я имею в виду. Когда я беседовал со Стасом и он рассказывал мне о своей встрече с покойным Михеевым в несуществующей квартире, я чувствовал, он не врет мне. Ему просто незачем так врать. Что это? Реактивный психоз? Галлюцинации?

Генерал тяжело дышал. На лбу выступили крупные капли пота.

- Я не знаю, Миша,- прошептал он - вот этого я не знаю.



Высокая докторша Юлия Николаевна вошла в палату и Сергей вдруг с удивлением обнаружил, что рад ей. Ее не было двое суток. За это время он научился говорить, то есть слегка шевелить губами.

- Доброе утро, - сказал он, приподнявшись на койке, - где вы пропадали так долго?

- Здравствуйте. Меня отпустили домой на пару дней. Ну как у нас дела?

Поверх маски он увидел ее улыбающиеся глаза и вспомнил, что на самом деле решил ее возненавидеть и даже поверил, будто от этого ему станет легче.

- Вы не могли бы снять повязку? - внезапно попросил он.

- Именно это я и собираюсь сделать,- она села рядом и протянула к нему руки, обдавая знакомым ароматом.

- Нет. Не мою. Вашу. Хочется посмотреть на ваше лицо.

Он почувствовал, как слегка напряглись ее руки. Она возилась с бинтами, закрепленными у него на затылке, и вдруг тихонько, смешным тонким голосом, пропела:

- Гюльчатай, открой личико!

- Нет. Я серьезно. Здесь все-таки не реанимация. Никто, кроме вас, не заходит ко мне в маске.

- В том-то и дело, - прошептала она еле слышно и осторожно освободила его голову от сложной конструкции из бинтов и марлевых салфеток.

- Понятно, - он прикрыл глаза, - я не должен видеть ваше лицо. Вдруг, когда все кончится и я окажусь на свободе, мне придет в голову искать с вами встречи? Это будет не по правилам. Получится несанкционированный контакт.

- А вам правда может прийти в голову такая глупость? - спросила она все так же шепотом на ухо, и он почувствовал едва уловимое тепло ее дыхания сквозь маску.

- Конечно, нет, - промычал он как можно громче, - когда я выйду отсюда, я постараюсь поскорее забыть вас.

- Разумно, - кивнула она и открыла чемоданчик с лазерным аппаратом, - правда, через месяц нам придется встретиться еще раз. Я должна буду убрать рубцы, которые останутся после полного заживления. Все. Закройте глаза и расслабьтесь.

Что-то с ним происходило, когда он сидел перед ней с закрытыми глазами. Едва заметно учащалось дыхание и ужасно хотелось притронуться к ней. Просто так. Или не просто так. Вероятно, он начал выздоравливать. Он вспомнил, что не приближался к женщине больше двух лет. Были случайные подружки-шалавы. Мужицкий мат через слово, полная боевая готовность любить кого угодно и где угодно сию минуту. От них несло потом и перегаром. У них не хватало зубов. С ними не нужны были никакие церемонии. Следовало только соблюдать осторожность, чтобы не заразиться. Их любили, ими не брезговали. О них забывали даже не на следующий день, а через полчаса. Их убивали точно так же, как солдат-мужиков.

"Нет, дело не в докторше. Она красивая, но дело не в ней. Просто я забыл, что существуют такие, как она. Это даже не другая порода. Это другая галактика. Таинственная и недоступная, окутанная сияющим облаком всевозможных достоинств. Если совсем уж честно, я никогда не смел к таким приблизиться. А тут она совсем рядом. Возится со мной, этак нежно, заботливо. Сначала изрезала мне физиономию, отняла мою родную внешность, а теперь ее, наверное, совесть мучает. Они совестливые, эти дамочки, им хочется выглядеть красиво не только снаружи, но и внутри".

Юлия Николаевна закончила лазерную процедуру и стала закреплять свежую повязку.

- Так удобно? Не давит?

- Нормально, - мрачно промычал он.

"Заботливая. В белых халатах все кажутся заботливыми. Я для нее подопытный кролик. Все скоро закончится, она вернется к своей обычной жизни. Какая у нее жизнь? Чистенькая, сверкающая клиника, оборудованная по последнему слову медицинской техники, большая уютная квартира. Муж... Кстати, интересно, есть у нее муж или нет? А дети? Спросить, что ли?"

- У вас муж есть? - выдавил он как можно невнятней, трусливо надеясь, что не поймет вопроса. Но она поняла и быстро ответила:

- Был. Мы развелись. У меня есть дочь Шура четырнадцати лет.

- Трудный возраст. Переходный. А бывший муж тоже врач?

- Да. Знаете, вам пока не стоит так много разговаривать.

"Ну вот. Я ей уже надоел. Конечно, кому же интересно беседовать с подопытным кроликом?"

- Последний вопрос, - произнес он тихо и мрачно, - вы меня делали по какому-то определенному образцу или это была импровизация?

Она молча, еле заметно покачала головой и посмотрела на него так выразительно, что он вспомнил то, о чем не должен был забывать. Палата была оборудована не только подслушивающими устройствами, но и видеокамерой. Собственно, этого никто не скрывал. Черный блестящий глазок вполне открыто торчал из стены, аккурат напротив койки.

- Поздравляю, келлоидов у вас не будет, - сказала она громко и радостно.

- Что такое келлоиды?

- Выпуклые рубцы. Одна из главных бед пластической хирургии. От врача здесь ничего не зависит. Просто особенности организма...

Она стала объяснять ему нечто научно-медицинское. Он не слушал. От ее близости защекотало в груди. Сердце вспухло и тяжело, часто застучало.

- Вам пора выходить на воздух, - донесся до него ее низкий спокойный голос, - надо гулять, дышать. Сейчас уже тепло. Весна. Я поговорю с полковником.

- Полковник... полковник, - тягуче пробормотал Сергей, - знаете, как я устал от него? Наверное, больше, чем от всего прочего.

- Честно говоря, я тоже, - Юлия Николаевна вдруг стянула маску и широко, весело улыбнулась прямо в глазок видеокамеры.

Она оказалась еще красивее, чем он представлял себе. Тонкое правильное лицо, как на каком-нибудь старинном портрете.

"А может, это постарались ее коллеги? - ехидно подумал Сергей. - Если человек работает в пластической хирургии, конечно, ему сделают такое вот идеальное личико. Впрочем, я дурак. Просто она мне жутко нравится и я этого боюсь".

Юлия Николаевна между тем вытащила из кармана маленький мобильный телефон и набрала номер.

- Михаил Евгеньевич? Добрый день. Спасибо, все нормально. Будьте добры, распорядитесь, чтобы моего больного выводили на прогулки. Ему нужен свежий воздух. Да, именно пока он в повязке. Потом ему придется некоторое время прятаться от солнца. Спасибо. И вам того же. - Она убрала телефон и повернулась к Сергею. - Все в порядке. Если хотите, можете отправляться на прогулку прямо сейчас.

- А вы не составите мне компанию? - выпалил он.

- С удовольствием.

На улице у него закружилась голова. Словно почувствовав это, Юлия Николаевна взяла его под руку. Она была без шапочки и без халата, в легком светлом плаще. Ее короткие каштановые волосы блестели и трепетали на ветру.

День был теплый и пасмурный. Пахло мокрой землей. Они медленно шли по тропинке вдоль голых кустов сирени. Под ногами скрипел мокрый гравий.

- У вас есть семья?-спросила она внезапно, после долгого напряженного молчания.

- Нет.

- Что, ни жены, ни детей?

- Была мама. Теперь никого.

- Как же так получилось? Вам тридцать шесть лет...

- Я лопоухий.

- Это уже в прошлом, - она остановилась, достала из кармана плаща сигареты. Огонь никак не вспыхивал на ветру. Он взял у нее зажигалку, сложил шалашик из ладоней и дал ей прикурить.

- Ну да, конечно. В прошлом. Теперь я стал красавцем, впору сниматься в кино! Премного вам благодарен. Можно мне сигарету?

- Нельзя. Вы вышли дышать воздухом. И вообще вам сейчас не следует курить. При каждой затяжке происходит маленький спазм сосудов, кровь хуже циркулирует и, следовательно, все медленнее заживает.

- Да ладно вам, Юлия Николаевна. Во-первых, мне дела нет, как скоро я выйду отсюда. Не мои проблемы. А во-вторых, на мне все заживает как на собаке.

- Ну ладно. Если очень хочется, одну можно, - она протянула ему пачку,скажите, вы до сих пор меня не простили?

- Я? Вас? - Он бы засмеялся, но опять вместо смеха получилась икота. Она, в отличие от доктора Аванесова, не приняла эти утробные звуки за сдавленные рыдания и улыбнулась.

- Ничего, очень скоро вы сможете смеяться, как все нормальные люди. Правда, я не знаю, что смешного в моем вопросе.

- Неужели вам, Юлия Николаевна, есть дело до того, простил я вас или нет? Какая вам разница? Я ведь никто. Меня усыпили, как лабораторную крысу, ничего не объясняя, а потом, когда я проснулся с забинтованным лицом, стали плести невесть что. Они даже не потрудились придумать более или менее достоверную ложь.

Он говорил невнятно, но достаточно громко. Они не заметили, как приблизились к футбольной площадке. Там гоняли мяч несколько офицеров. Двое сидели, отдыхали и обернулись на его странный голос. Увидев мужчину с забинтованной головой и высокую женщину в светилом распахнутом плаще, поздоровались громко, вежливо и опять принялись следить за матчем.

- А что, полковник Райский вам до сих пор ничего не объяснил? - тихо спросила Юля.

- Я не видел его после операции ни разу. Ко мне приходили только Аванесов, Катя и вы. Он ломает меня. Я знаю. Это старый, проверенный прием.

- Да, наверное, - кивнула она, - ничто так не мучает, как неизвестность. Вам хотят внушить, что вы самому себе не принадлежите. Впрочем, вы человек военный и привыкли подчиняться приказу. Честно говоря, я не понимаю, зачем он это с вами делает. Можно было предупредить, объяснить. Никогда не чувствовала себя так гнусно...

- Ну и что же вам помешало отказаться от этой гнусности, доктор? Ведь вы человек штатский. Или я ошибаюсь?

- Вы не ошибаетесь, Сергей... Простите, как ваше отчество? - Она провела ладонью по влажным кустам, потом по лицу и посмотрела на него исподлобья.

- Можно без отчества, тем более у меня оно вряд ли теперь есть, - он отвел взгляд и пнул ногой гравий, - вы можете не отвечать на мой вопрос. Вам заплатили. Вы одна растите ребенка, и нужны деньги.

- Спасибо на добром слове, - усмехнулась она, - могу вам сказать, что заплатили мне не больше, чем я получила бы за операцию такого объема у себя в клинике. А вообще я зарабатываю достаточно, чтобы прокормить себя и своего ребенка.

- Ну ладно. Я же сказал, можете не отвечать. Извините.

Позади громко зашуршал гравий. Они оглянулись. К ним почти бегом приближалась медсестра Катя. Она разрумянилась, тяжело дышала.

- Юлия Николаевна! Полковник приехал, просил вас зайти к нему, сказал, срочно. Вы идите, я провожу больного.

Глава семнадцатая

К ночи небо над Саянами расчистилось. В городке отключили электричество. Розовая полная луна глядела в окно и не давала ни капли света. В кромешной тьме Наташа на ощупь сгребла мокрые незабудки. Они льнули к ладоням, как живые. Жаль было их выбрасывать и ужасно хотелось плакать.

Она отыскала керосинку, долго пыталась разжечь. Спички оказались сырыми, фитиль тлел и вонял, огонь все не вспыхивал. Наташа отшвырнула коробок, легла, отвернулась к стене, заплакала и незаметно уснула. Она не слышала, как вернулся Володя, разжег керосинку, и проснулась оттого, что он присел на тахту, погладил ее по голове и поцеловал в шею.

- А что, может, все-таки отвезти тебя в Абакан пораньше? - спросил он уютным шепотом. - Мало ли, вдруг правда двойня. Живот у тебя огромный, вполне могут уместиться двое.

Наташа села и уткнулась лицом в его плечо.

- Мне иногда кажется, там у меня так много ручек, ножек. Сороконожка, а не ребенок. Давай, Володенька, не будем рисковать, поедем пораньше.

- Сегодня у нас что? Четверг? Вроде в воскресенье будет транспорт.

- Вертолет? - обрадовалась Наташа.

- На конец недели очень плохой прогноз. Обещают сильный ветер, бури. Да и не дадут мне вертолет. Был бы я майором, тогда конечно. А так - "газик". Мы на нем отлично доберемся, я сам сяду за руль. Хочешь, Пантелеевну с собой возьмем на всякий случай?

- Зачем?

- Ну мало ли? Все-таки ехать двенадцать часов, вдруг тебе станет нехорошо? Я ее потом назад доставлю. С ней все-таки спокойнее.

На следующее утро Наташа заглянула к Пантелеевне, после недолгих уговоров фельдшерица согласилась.

Два дня тянулись бесконечно. Давно были уложены вещи, закуплена еда в дорогу, вылизана комната, чтобы Володя, когда останется один, подольше жил в чистоте. Наташа волновалась так, словно поездка в абаканский госпиталь обозначала новую эпоху в ее жизни. Вот, она уже отправляется рожать. То есть, конечно, Пантелеевна права, когда говорит, что ехать слишком рано и скорее всего ей придется пролежать в госпитале до родов еще недели две, а то и больше. Но лучше не рисковать.

Отправляться решили на рассвете, чтобы засветло миновать опасные участки горной дороги. Володя заранее проверил машину, залил полный бак бензина. Назад положили два одеяла и две подушки, чтобы поспать по дороге. Утро было тихим и солнечным. Наташа села вперед, рядом с Володей. Пантелеевна устроилась сзади и довольно скоро оттуда послышался раскатистый храп.

Старое шоссе было почти пустым, но Володя все равно вел машину очень медленно, осторожно, и когда Наташа о чем-то спрашивала, просил не отвлекать его. Она чувствовала, как он волнуется и это ей было приятно. За окнами дымились призрачные Саяны, вдоль шоссе, по подножию гор, ослепительно сверкали заросли незабудок, еще влажные после туманной ночи. У Наташи стали слипаться глаза, она не заметила, как заснула.

Проснулась она от громкого стука и оттого, что машина стояла. Володи рядом не оказалось. Наташа увидела ветровое стекло, залитое водой. По брезентовой крыше "газика" стучал крупный, частый дождь. Было мрачно и холодно.

- Что случилось? - спросила она, обернувшись к Пантелеевне. - Где Володя?

- Вот, видишь, какая беда, - невнятно забормотала фельдшерица, - колесо прокололось, Володя меняет на запасное.

Наташа открыла дверцу, высунулась, и ее сразу окатило водой. За пеленой ливня она увидела Володю, он сидел на корточках у заднего колеса.

- Не вылезай, простудишься! - крикнул он.-Скоро поедем, ничего страшного.

Наташа послушно спряталась, закрыла дверцу. С волос капало, в летнем платье и тонкой вязаной кофточке было холодно, после неудобного сна сильно ныла поясница. Она попросила Пантелеевну передать одеяло. Та долго возилась, наконец протянула ей маленький плед из толстой байки. Наташа закуталась, но все равно ее трясло, то ли от холода, то ли от волнения. Боль в пояснице никак не проходила. Накатывала волнами, да такими сильными, что хотелось застонать.

Володя залез в машину. Он был мокрый насквозь.

- Сейчас передохну немного, погреюсь, и вперед, - сказал он чересчур бодрым голосом, - ты как себя чувствуешь? Ничего?

- Нормально, - так же бодро ответила Наташа, - ты смотри не простудись. Тебе бы сейчас переодеться... Ой, какая же я дура, совершенно ничего запасного для тебя не взяла. Там в сумке только мой халат, бельишко всякое. Хочешь, сними гимнастерку, надень халат.

- Ну конечно!

- Тебя все равно никто не видит. Противно ведь в мокром. И вредно. Ой, дура я какая! Набрала кучу барахла, а о тебе не подумала.

- Ну кто же знал? - улыбнулся Володя. - Ладно, успокойся. Халат тебе самой пригодится. Давай-ка мы, пока стоим, спокойно перекусим. Ты ведь набрала целую гору еды. Нина Пантелеевна, вы есть хотите?

- А то! - радостно отозвалась фельдшерица и тут же зашуршала, завозилась. Сумка с продуктами стояла рядом с ней.

- Ну, кому че доставать? Тут вот яички, бутерброды с колбасой, с сыром, она передала им термос с горячим чаем, бумажный пакет с бутербродами и сама принялась громко жевать. - Эй, Наталь, а соль у тебя где?

- Там, посмотрите, баночка из-под валидола.

- Ага, нашла.

Наташа обхватила ладонями раскаленный жестяной стаканчик с чаем, поднесла его к губам, но чуть не пролила. Новая волна боли заставила сжаться и стиснуть зубы.

- Что с тобой?- тихо спросил Володя.

- Ничего. Спина почему-то болит. Продуло наверное.

После еды Володе захотелось курить, но при Наташе, в закупоренном салоне, он не мог. А на улице, под ливнем, это было невозможно. Он знал, что стоять им придется долго. Он не сумеет поменять дырявую покрышку, потому что не домкрата. Придется ждать, когда мимо проедет какая-нибудь машина. Но это произойдет не раньше, чем кончится ливень и подсохнет шоссе. Нормальный шофер без крайней нужды по мокрому серпантину не поедет, переждет. Стоять пришлось, даже если бы не полетела по крышка. Другое дело, что потом, когда дождь кончится, может пройти и час, и два, пока появится кто-нибудь на дороге.

- Ты такой мокрый, что даже на меня на текло, - с нервной усмешкой сообщила Наташа, - я почему-то сижу в луже. Ой, мамочки!

- Докторская-то колбаска хороша,- пропела сзади Пантелеевна,- смотри-ка, тут еще охотничьи сосиски есть, целая коробка. Это, что ли, из офицерского заказа? У нас в продмаге такой радости отродясь не бывало.

- Володя! - отчаянно крикнула Наташа. - Очень больно, не могу больше терпеть! Поехали скорей!

- Что, Наташа, где больно? - Володя от неожиданности уронил на пол кусок газеты с яичной скорлупой и резко развернулся.

- Везде... Спина, живот, все болит у меня, будто пополам режут, - простонала Наташа.

- Эй, ты чего, девка, ты это погоди, нельзя! - испуганно запричитала Пантелеевна. - Рано тебе, еще недели две, а то и больше.

В ответ Наташа страшно вскрикнула, потом задышала тяжело, часто, и наконец произнесла чужим, сдавленным голосом:

- Подо мной все мокро. Это не от дождя. Я знаю. Это воды отошли.

- Какие воды, Наташа? - шепотом спросил Володя. Он вдруг заметил, как за несколько минут ее лицо осунулось, заострилось, и ему показалось, что она бредит.

- Какие-какие, - подала голос фельдшерица, - околоплодные, вот какие. Черт бы побрал вас обоих, и зачем только я с вами связалась? Давай уж, ехай, может, успеем? Первые роды все-таки, часов пять у нас есть.

- Не могу я ехать! - крикнул Володя. - Домкрата у меня нет, поняла?!

- Ой, твою ма-ать! Ну и чего теперь?

Дождь все хлестал, барабанил по крыше, брезент просел. Одинокий военный "газик" под черным небом, посреди огромных диких, пронизанных ливнем Саян казался крошечным и легким, как детская игрушка. Порывы ветра трясли его, надували мокрый брезент. С одной стороны была пропасть, с другой подножие горы, и на многие километры ни души вокруг. Пантелеевна, матерясь, вылезла из машины. Володя на руках перенес Наташу на заднее сиденье, кое-как они вдвоем ее уложили, и Володя почувствовал, что изо рта фельдшерицы крепко разит перегаром.

- Ну говори, что делать? - крикнул он ей в самое ухо.

- Не ори! - огрызнулась Пантелеевна. - Спирт или водка есть у тебя? Для дезинфекции надо!

- Была водка, да ты ее всю вылакала, старая алкоголичка! - тихо и зло прохрипел Володя.

- Кто, я алкоголичка? Я?! Да еще старая?! Ну спасибо, век тебе этих слов не забуду! - Пантелеевна покраснела до слез. - Ну хлебнула немного, чтоб не простудиться, там и было-то всего в поллитровке на пару глотков.

- Там была полная бутылка! - рявкнул в ответ Володя.

- А тебе жалко, да?

- Дура, что делать, говори? Ты фельдшер! Хоть и пьяная в дым, но все-таки фельдшер. Соображай, пожалуйста, Пантелеевна, миленькая, очень тебя прошу, помоги!

От Наташиных криков у Володи все сжималось и болело внутри, ему хотелось зажать уши и убежать.

- На дне сумки одеколон "Красный мак", - успела произнести Наташа и опять зашлась жалобным звериным стоном.

Она знала, что рожать больно и все равно ждала этого события как праздника. Восемь месяцев беременности, таинственный, уютный кусок жизни, когда особенно крепок и сладок сон, совсем другой вкус у еды, у воздуха, и все запахи вокруг становятся гуще, а краски ярче, эти восемь месяцев счастливого ожидания никак не могли закончиться такой чудовищной болью. Она уже не слышала грохота ливня и воя ветра, боль захватила ее целиком, и ничего другого не осталось.

- Что теперь? - донесся до нее испуганный голос Володи, когда отпустила очередная схватка.

- Ничего. Теперь только ждать, - ответила ему Пантелеевна, - или вот, возьми пока, посмотри там, какие есть чистые тряпки. Она говорила, там халат, бельишко. Наталья! Ты давай не кричи так, воздух у ребенка отнимаешь. Дыши, как собака на жаре, неглубоко и часто. Отдыхай, когда схватка отпускает. Расслабляйся.

- Володя... там сумка клеенчатая синяя, в ней одеяльце, пеленки, чепчик... - невнятно простонала Наташа.

- Чепчик! - рявкнула Пантелеевна. - Ты лучше подумай, чем пуповину перевязывать...

Но Наташа уже ни о чем не могла думать. Было так больно, что сыпались искры из глаз.

Неизвестно, сколько прошло времени. Ливень кончился, выглянуло солнце. Так и не проехала мимо ни одна машина. Наташа то слышала Пантелеевну и Володю, то не слышала, оглушенная очередным приливом боли. Когда она ясно поняла, что сейчас совсем умрет, ей прямо в мозг врезался очередной приказ фельдшерицы. Сначала нельзя было тужиться. Потом, наоборот, надо, изо всех сил.

Боль стихла. До нее доносился слабый, жалобный монотонный писк.

- Мальчик! - прокричала над ней Пантелеевна. - Синенький, маленький, недоношенный, два с половиной кило, не больше. Но ничего, потом доберет свой вес. На вот, посмотри.

Это было крошечное чернильно-синее существо, покрытое белесой смазкой, беззащитное, трогательное и самое восхитительное на свете. Наташа мгновенно забыла о пережитой боли и слушала слабенький писк, как волшебную музыку, не могла оторвать глаз от сморщенного личика.

Пантелеевна взяла у нее ребенка, отдала Володе, а сама принялась возиться с Наташей. Светило солнце, уже вечернее, мягкое. Отчаянно щебетали птицы. Наташа не чувствовала ничего, кроме блаженной счастливой слабости. Ей хотелось поскорее еще раз взять на руки своего мальчика, разглядеть личико, погладить темные слипшиеся волосики, приложить к груди и покормить.

- Твою ма-ать! - взревела Пантелеевна. Наташа не сразу поняла, что произошло. Ей показалось, фельдшерица сделала что-то не то. Тело опять наполнилось кошмарной болью, и опять пришлось тужиться.

- Мама! - закричала Наташа из последних сил.

Боль кончилась так же внезапно, как началась. Но вместо живого писка повисла тишина. Казалось, даже птицы замолчали. И только мужественная пьяная Пантелеевна, горестно матерясь, пыталась спасти второго младенца.

Глава восемнадцатая

Анжела не могла уснуть, хотя выпила на ночь отвар валерьянки с пустырником. Дело было, конечно, не в том, что у нее зудело лицо.

Анжела начала думать. За последние полтора месяца это произошло с ней впервые. Раньше она только чувствовала. Всего три чувства - отчаяние, страх и тоска. Ничего больше. Теперь самое страшное было позади. Она знала, что выйдет из этой клиники с таким лицом, с которым можно жить дальше. Теперь ей не хотелось вкалывать себе смертельную дозу морфия. Ей хотелось жить и даже петь на сцене.

Лежа с открытыми глазами в уютной чистой палате, глядя сквозь прорези повязки в потолок, Анжела думала о том, что вся ее жизнь была одним долгим интервью. Ей задавали вопросы, она отвечала. Вопросы были глупые и умные, злобные и восторженные, наглые и робкие. Главное - правильно отвечать.

У ее дяди был дом в тайге, под Свердловском. На все каникулы ее отправляли туда. Одинокого дядю, молчуна и выпивоху, она любила больше всех на свете, больше мамы с папой. Он был единственным человеком, который не задавал ей вопросов. Он научил ее, семилетнюю, играть на аккордеоне. При нем она могла орать свои песенки как угодно громко, часами вертеться перед большим мутным зеркалом, напяливать на себя всякие тряпки из бабкиного сундука и воображать грядущую славу, толпы поклонников, жгуче-ледяной огонь софитов, полутемные залы дорогих ресторанов, вулканический песок пляжей на Канарах, яхты, виллы, "ягуары".

Ночью она выбегала из теплой избы босиком на снег в старом дядькином тельнике, присаживалась пописать подальше от крыльца. Задрав голову, она смотрела на звезды и представляла, как будет рассказывать об этом толпе журналистов на пресс-конференции и как искреннее как трогательно это прозвучит. Маленькая девочка в старом тельнике писает в зимней тайге под Свердловском в снег и смотрит на звезды. Они такие холодные, лохматые, далекие, а она такая нежная, такая особенная. Не как все.

Первым существенным вопросом, который задала ей жизнь, было поступление в эстрадно-цирковое училище. Туда принимали после восьмого класса. Конкурс был огромный. Циркач, как правило, профессия наследственная, дети артистов, выросшие на арене, шли вне конкурса. Анжела схитрила. Девочки хотели учиться на акробатов, жонглеров, эквилибристов или на эстрадных певиц. Таких было страшно много. Анжела Болдянко оказалась особенной, не как все. Она поступала на клоунаду. Туда девочки шли редко. Она поступила с первой же попытки.

Клоуном Анжела не стала. Из четырех выпускниц училища сколотился девичий квартет "Мяу!". Девочки пели тонкими жалобными голосами. Одеты они были в розовые платьица, панталончики, туфельки-балетки. В волосах капроновые ленты, кукольный макияж. Они мяукали, как мартовские кошки, в конце каждой песни поворачивались задом к публике и задирали кружевные подолы с дружным визгом.

Группе удалось записать пару клипов на местном телевидении и завоевать приз зрительских симпатий на региональном конкурсе молодых исполнителей. Потом был сделан диск и продавался он неплохо, и один из клипов прокрутили по шестому каналу Центрального телевидения, и предстояла первая серьезная гастрольная поездка по Сибири. Надо было разнообразить репертуар.

Гена Ситников, композитор, он же поэт, он же продюсер группы, за ночь написал суперхит. Песня была лирическая, задушевная и требовала сольного исполнения. Петь должна была одна девушка. А остальные три - только подпевать на заднем плане. Бедняга продюсер не ведал, что натворил, предложив девушкам самим выбрать солистку.

К этому времени в дружном коллективе накопилось столько взаимных претензий, что спор о солистке закончился не просто ссорой. Девушки подрались, как уголовницы в зоне. Драка получилась нешуточной. Две из четырех попали в больницу. Третья, хоть и не сильно пострадала, но пережила такой шок, что решила помочь себе ударной дозой героина и тоже попала в больницу. Гастроли срывались. Продюсер Гена напился с горя. Кому-то следовало его утешить, и этим занялась Анжела, печальная, но уцелевшая в драке. Она, в отличие от остальных трех, не претендовала на роль солистки. Пока три кошки пытались выцарапать друг другу глаза, она скромно стояла в сторонке и повторяла: девочки, ну не надо, успокойтесь!

Гена Ситников рыдал у нее на плече. Анжела робко предложила ему выход из положения. Она, так и быть, готова отправиться на гастроли в одиночестве и исполнить все песни сама. Продюсер ожил, протрезвел, принялся звонить по телефону, бегать, договариваться, чтобы срочно перепечатывали афиши и рекламные тексты. В сибирских городах будет выступать солистка всеми любимой группы "Мяу!" АНЖЕЛА. На новых афишах на фоне бледных маленьких изображений трех бывших кисок красовался ее яркий, очень удачный портрет.

Гастроли прошли успешно. Потом были еще одни и еще. Постепенно бледные тени прошлого испарились с афиш. Исчезло и само слово "Мяу!". Осталась одна АНЖЕЛА.

Это и было вторым существенным вопросом, который задала ей жизнь и на который она ответила с блеском.

Третьим вопросом оказалась поездка в Москву. У Анжелы к этому времени имелись собственные два клипа на свердловском телевидении, один "компакт", тонкая стопка газетных и журнальных вырезок, где упоминалось ее имя. В Москву ее пригласил владелец сети бизнес-клубов. Он был родом из Свердловска, заехал на свою малую родину, встретил свою первую любовь, которая оказалась горячей поклонницей творчества Анжелы и притащила богатого друга на скромный концерт местной знаменитости.

Гена категорически возражал. Говорил, что в Москву ей отправляться рано, сначала надо выйти на определенный уровень здесь, в Свердловске, и только потом появляться в Москве, и не в каких-то сомнительных клубах, а в приличных местах. Анжела не послушалась, они поссорились.

Гена оказался прав, клубы были довольно задрипанные, и никакая не сеть, а всего два подвала. Один в Сокольниках, второй на окраине, в Выхино. Публика собиралась самая неподходящая. Уголовные "шестерки", мини-бизнесмены, торгаши ларечного масштаба и соответствующие им недорогие шлюшки. За столиками жрали, пили, никто Анжелу не слушал. Ей казалось, что, выпусти перед этим быдлом кого угодно - Эдит Пиаф, Элвиса Пресли или Аллу Пугачеву - они будут точно так же тупо жрать, пить, рыгать, материться и лапать друг друга.

Владелец клубов поселил ее в какой-то колхозной гостинице на окраине, где не было горячей воды и не меняли постельное белье. На первые два выступления за ней присылали машину, жалкий "жигуль", потом пришлось ездить самой на общественном транспорте. Когда месяц закончился, ей заплатили в три раза меньше, чем обещали. Оставалось вернуться в Свердловск.

За день до отъезда она, злая, обиженная, шлялась по центру Москвы. Шел мокрый снег. Она замерзла, устала, на Арбате забрела в парикмахерскую, просто так, от тоски, покрасила свои светло-русые волосы в лиловый цвет и сделала себе прическу из восьмидесяти тонких косичек, украшенных разноцветными пластмассовыми бусинами, но никакой радости не почувствовала и вышла из парикмахерской чуть не плача. Побрела дальше и попала в какое-то грязное подвальное, оклеенное порно-картинками заведение, где длинноволосое существо неопределенного пола за сто рублей накололо ей на плече цветную розочку.

- Ты вообще-то чем занимаешься? - спросило существо.

- Я пою, - грустно ответила Анжела.

- Ну давай, спой что-нибудь. Она уныло напела пару куплетов.

- Слушай, здорово! - сказал художник тату. - Ты вечером свободна?

- Ага. Как ветер,- вздохнула Анжела.

- Тут в соседнем переулке есть клуб. Ты можешь сегодня там спеть. Бесплатно. Но зато там бывают знающие люди. Тебя заметят, точно говорю. Ты здорово поешь.

Она пришла, спела живьем, без фанеры, под аккомпанемент живого фано, за которым сидел лохматый хмурый дядька лет сорока пяти. Именно он ее заметил и после бурной ночи в его квартире взял с собой в более приличное место, в джазовое кафе.

После двух удачных выступлений она позвонила продюсеру Гене в Свердловск, помирилась с ним по телефону и просила прилететь, потому что появились кое-какие перспективы.

Продюсер прилетел, огляделся, засуетился, прошелся по своим московским связям, и через полгода у Анжелы появился еще один диск, записанный уже в Москве, и маленькая, но известность. Она пела в дорогих ресторанах и престижных клубах. Коротко постриглась и покрасилась в черный цвет. Похудела на восемь кило, стала использовать очень светлый тон для лица, темную помаду и темные тени вокруг глаз. Выступала в узких открытых платьях в стиле декаданс. Пела романсы, иногда джаз и научилась профессионально свинговать. Благо голос у нее был настоящий, глубокий и сильный. Вечера, свободные от выступлений, проводила на всевозможных тусовках, старалась постоянно мелькать перед фотообъективами, перезнакомилась с массой полезных людей, стала почти своей в мире шоу-бизнеса. Во всяком случае уже никто не спрашивал, заметив ее в пестрой тусовочной толпе, "кто это?".

Но несмотря на все усилия она никак не могла пробиться хоть немного вперед и выше. Иногда на какой-нибудь модной вечеринке ей казалось, что ее окружают стеклянные стены. Вроде бы вот они, известные музыкальные обозреватели, теле- и радиожурналисты, клип-мейкеры, вот они, рядом, она целуется с ними при встрече и прощании, обменивается сплетнями и анекдотами, и что им стоит пригласить ее на ток-шоу, взять у нее интервью, предложить что-нибудь более существенное, чем бокал мартини. Но нет. Нет, черт их всех побери!

Она смотрела на тех, кто уже пробился. Среди звезд шоу-бизнеса не было ни одного москвича. Девочки и мальчики из провинции рассказывали в интервью, как приехали в Москву, не имея ничего, кроме таланта и мечты, и добились сегодняшних высот исключительно благодаря этому эфемерному капиталу. Анжела старалась разгадать жгучую, главную их тайну: где, каким образом им удалось достать денег для настоящей раскрутки? В сказки про добрых и чутких дядей-продюсеров, которые разглядели в жадной тщеславной толпе будущую звезду и бескорыстно вложили в нее деньги, Анжела не верила. Как-то все происходило иначе. Но как, она понять не могла.

И это был уже четвертый вопрос, который поставила перед ней жизнь. Грубо говоря, нужны были деньги. Много денег.

Однажды в дорогом ресторане ее пригласили в отдельный кабинет. Там за столом сидели четыре лица кавказской национальности. Ее пригласили познакомиться. Такое уже случалось, но всякий раз продюсер испуганно мотал головой и орал: не смей! Вляпаешься в криминал!

На этот раз она не сумела вежливо ретироваться, как делала прежде. Она села за стол рядом с самым молодым из них. Его звали Шамиль. Он не был похож на кавказца. Светлые вьющиеся волосы, голубые глаза и в общем ничего особенного. Но лицо, фигура, линия рта разрез глаз таили в себе нечто роковое лично для Анжелы. Она искренне не понимала, почему вдруг, бывалая, циничная, стала дрожать и таять от его взглядов и прикосновений, как вишневое желе в теплом помещении. Позже она пыталась объяснить это самой себе и своему продюсеру, но никаких вразумительных слов, кроме "мой фасончик, мой размерчик", не нашла.

Из ресторана они уехали вместе, на его белом шестисотом "Мерседесе", но не к нему домой. Он просто ее подвез, на прощание поцеловал руку. А на следующее утро ее разбудил звонок в дверь. На пороге стоял посыльный с корзиной японских лилий.

За этим последовал шикарный, бурный роман, романтическая поездка в Испанию, пятизвездочные отели, совместные походы по бутикам в Мадриде и Барселоне. Стоило Анжеле остановить взгляд на какой-нибудь шмотке или на ювелирном украшении, Шамиль поднимал густую бровь, шевелил аккуратным усом и произносил всего два слова: "Хочешь? Бери!"

Анжела познакомила его с продюсером. Тот был так очарован щедростью восточного принца, что забыл о страхе "вляпаться в криминал", стал сетовать на циничные законы шоу-бизнеса, услышал в ответ короткое и благородное: "Сколько надо?" - и скромно назвал сумму с пятью нулями. Принц достал свой мобильник, поговорил с кем-то на своем гортанном языке, и через полчаса на пороге появился какой-то маленький, в кепке, с длинным носом, и почтительно выложил перед Шамилем пять толстых бумажных свертков, перетянутых резиночками. Затем прозвучало волшебное: "Хочешь? Бери!"

Все пошло как по маслу. Записывались телевизионные клипы, песни звучали по радио, выходили один за другим и хорошо продавались компакт-диски, мелькали фотографии в прессе, начались настоящие серьезные концерты, толпы поклонников, ток-шоу, назойливые журналисты.

Кто такой ее сказочный принц, она узнала случайно из теленовостей и была потрясена, но вовсе не тем, что он оказался чеченским террористом. Что-то в этом роде она подозревала. Поразило ее другое. Шамиль Исмаилов числился в федеральном розыске и при этом спокойно разъезжал по Москве в белом "Мерседесе", гулял в дорогих ресторанах, жил в каких-то шикарных подмосковных виллах, правда, постоянно менял их. Иногда он исчезал надолго, потом появлялся и вел себя в Москве как хозяин, а вовсе не как бандит, которого разыскивают спецслужбы.

Еще в самом начале их романа он сказал: если тебя обо мне кто-нибудь спросит, скажи - не знаю такого. Не знаю, и все. О том же был предупрежден и продюсер. Он, конечно, наложил в штаны, но когда к ним действительно стали приходить любезные молодые люди спортивного вида и задавать осторожные вопросы о Шамиле, продюсер Гена держался молодцом. Анжела тем более.

Она с честью отбивала любые провокационные вопросы журналистов, в том числе и те, которые касались ее милого Шамочки. Ее спрашивали, правда ли, что в ее раскрутку вложил деньги известный чеченский террорист Исмаилов, который находится в федеральном розыске. О, какие при этом были рожи! Она ловила кайф покруче наркотического, глядя на эти рожи.

"Эка мы тебя! Ну давай, выкручивайся!"

- Я понимаю, - смиренно отвечала она после долгой паузы, - мой быстрый успех вызывает недоумение. Как, почему мне удалось всего за три года стать суперзвездой? И многие думают: почему она, а не я? Не терпится найти какую-нибудь грязненькую, гаденькую причину. Ну кто мне скажет, на хрена террористу вкладывать в меня деньги? Что он с этого будет иметь? И почему именно в меня? - Обычно в этот момент она довольно резко повышала голос и слегка подавалась вперед. Внешне все выглядело как искренний всплеск эмоций, но на самом деле каждая нотка в ее голосе, каждый жест были тщательно продуманы, отработаны перед зеркалом и с включенным магнитофоном. Она всегда должна была знать, как выглядит и как звучит со стороны.

Приставалы-журналисты и публика в зале, как правило, терялись, и не могли сходу ответить на ее вопросы. А если она видела, что кто-то готов высказаться, то не давала, сокращала паузу, говорила сама, уже спокойнее и мягче:

- Ребята, я, может, кого-то здесь огорчу, но я стала звездой потому, что у меня талант. Дар Божий. А кто не хочет, пусть мои песни не слушает.

Однажды Шамиль исчез на полгода. А когда появился, выложил перед ней несколько плотных пластиковых пакетов с белым порошком и сказал: ты завтра едешь на гастроли в Красноярск. Ты должна вот это спрятать куда-нибудь в свой багаж. Там тебя найдет человек, и ты отдашь ему. Посмотри внимательно на фотографии и запомни. Ты должна знать его в лицо.

- С ума сошел? - прошептала Анжела. Я не хочу, не могу, боюсь...

- Ты должна это сделать. Для меня.

- А если нет?

- Тебе будет очень плохо.

У нее началась истерика, она рыдала, задыхалась, он принялся ее утешать, взял на руки, закрыл ее рот своими твердыми горячими губами, быстро снял с нее одежду, разделся сам, и все произошло сначала на ковре в гостиной, потом в спальне, потом на кухне, куда они вроде бы отправились сварить кофе. Она поняла, как дико по нему соскучилась за эти полгода. Пусть он бандит, пусть он заставляет ее перевозить наркотики, но все равно второго такого нет и не будет.

Пакеты с героином она сложила в чемодан, спрятала кое-как между шмотками и сдала в багаж вместе с аппаратурой. Конечно, ее трясло, во рту было страшно сухо, но все прошло благополучно. Девушка, принимавшая багаж, застенчиво попросила у нее автограф. В Красноярске рано утром к ней в гостиницу, прямо в номер, постучался человек, которого она видела на фотографиях и тут же узнала. Он вежливо поздоровался, упаковал пакеты в спортивную сумку. И все.

С тех пор почти в каждую гастрольную поездку ей приходилось что-то брать и передавать. Не обязательно наркотики. Иногда это были крупные суммы денег, иногда папки с документами, видеокассеты, компьютерные диски. Она почти привыкла. Случалось, что она давала незапланированные концерты в отвязных молодежных клубах ради того, чтобы ее милый Шамиль получил возможность сбыть очередную партию синтетической "дури" мальчикам и девочкам, разгоряченным ее песнями.

Мальчиков и девочек ей не было жаль. У каждого есть выбор. Никто насильно не заставляет ширяться и принимать "колеса". Информации о вреде наркотиков достаточно, и если есть мозги, то ты знаешь, на что идешь, что с тобой потом будет. А если мозгов нет, так тебя тем более не жалко. Кому нужны придурки? Мир и так тесен, народу слишком много.

У нее, например, у Анжелы Болдянко, хватило воли не подсесть на иглу, хотя кому-кому, а уж ей, с ее бешеным ритмом, с нервными перегрузками, взлетами и падениями, невероятно трудно было держаться. Куда труднее, чем простым смертным. Она с самого начала запретила себе даже пробовать.

"Я у себя одна, любимая, - говорила Анжела, когда ехидные журналисты задавали ей вопросы о наркотиках, - я себя не на помойке нашла и совершенно не собираюсь там оказаться". Однажды ей надо было перевезти пятьсот тысяч долларов. Она опять воспользовалась чемоданом, и только в автобусе, который вез группу в аэропорт, увидела, что у ее ударника Игорька чемодан точно такой же. Слегка заволновалась, но тут же нашла выход. Просто прикрепила к ручке свой брелок от ключей с крошечным плюшевым медвежонком, чтобы не перепутать.

Но в аэропорту Игорьку понадобилось что-то достать из своего чемодана перед тем как сдать его в багаж, и он, конечно же, перепутал. Она увидела, что происходит, только когда раскрытый чемодан лежал на полу неподалеку от таможенников и Игорек, присев перед ним на корточки, держал в руках толстые голые пачки долларов, перетянутые резинками.

У Анжелы так сильно закружилась голова, что она чуть не упала. На ватных ногах шагнула к Игорьку и громко засмеялась:

- Ну что варежку разинул? Не радуйся, они фальшивые.

Она кожей ощутила, какая жуткая, ледяная тишина повисла вокруг. Все таможенники, пассажиры, ребята из ее группы, смотрели на нее и молчали.

- О Господи, да вы что, забыли мой лучший клип, где идет долларовый дождик?! - весело крикнула она. - Это те самые бумажки, я хочу повторить клип вживую на концерте!

Все обошлось. Двое молодых таможенников попросили у нее автографы. Потом пришлось объясняться с ребятами. Клип с долларовым дождем действительно был, но никому в голову не могло прийти, что она собирается сделать его концертным номером. Впрочем, идея показалась неплохой, и чуть позже пришлось выдумать историю о том, что чемодан с фальшивыми бумажками сперли прямо из гостиничного номера.

Шамилю она все рассказала на Кипре, когда прилетела к нему после гастролей. На день рождения он подарил ей изумрудный комплект, стоивший не многим меньше той суммы, которую она перевезла в чемодане. В маленьком неприметном банке он открыл счет на ее имя, но предупредил, что это его деньги. Те, которые не должны нигде светиться. В Москву она прилетела одна, он остался и куда делся потом на следующие три месяца, она не знала.

Когда он появился, она заметила в нем нехорошие перемены. Он стал груб. Он нервничал. Однажды он вызвал ее на свидание в загородный дом, который находился в недостроенном поселке для новых русских. Она приехала на своей машине и прихватила свою собачку, пекенеса Клуни, с которой почти никогда не расставалась.

Шамиль запер дверь, грубо втащил ее в гостиную, ткнул в лицо журнальный снимок, где она просто беседовала со стареющим тусовщиком Стасом Герасимовым, и тихо спросил:

- Что у тебя с ним было?

У нее с ним ничего не было и быть не могло. Она так и сказала Шамилю при этом даже рассмеялась.

- Ты знаешь, кто он? -еще тише спросил Шамиль.

- Придурок. Липкий сальный тип. Слушай, ну что ты завелся? Мало ли какая мразь ко мне клеится?

- Тебе известно, кто его отец? - вопрос прозвучал совсем спокойно и даже ласково. По лицу Шамиля скользнула тень улыбки и Анжела окончательно расслабилась.

- О Боже, солнце мое, откуда мне знать, кто его отец? Я даже не помню, как его зовут.

- Врешь, - Шамиль покачал головой и оскалился, - его отец работал в КГБ и посадил моего отца.

Анжела поняла, что отнеслась к вопросу слишком легкомысленно. Откуда ей было знать, кто у Герасимова папа? Таких липких вокруг нее крутилось много, наиболее противных и бесполезных она отшивала, с прочими поддерживала легкие, ни к чему не обязывающие отношения. Стас Герасимов достал ее своими ухаживаниями довольно серьезно, и отшила она его грубо, обидно. Позже до нее докатились слухи, что он болтает, будто это она его достала. Более того, подлец Герасимов в качестве одного из доказательств их близкого знакомства рассказывал, будто Анжела давно сидит на "колесах".

Легенда о "колесах", конечно же, взбесила Шамиля. Анжела очень много о нем знала и сама мысль о том, что она может употреблять наркотики, сводила его с ума. Но то, что отец Герасимова служил в КГБ и причастен к аресту отца Шамиля, было действительно ужасно. Когда речь шла о близких родственниках, об отце, матери, братьях и сестрах, Исмаилов мог перегрызть глотку, не разбираясь, кто виноват, кто прав.

Анжела так испугалась, что стала путаться в объяснениях. Он озверел и уже ничего не слышал, на ее возражения ответил ударом в лицо, завелся еще больше и стал жутко, методично избивать. Бил по лицу ногами. Клуни отчаянно затявкал и вцепился ему в штанину. Он отшвырнул его с такой силой, что пес разбил голову об угол мраморного кофейного столика.

Орать и звать на помощь было бесполезно. Она знала, вокруг ни души. Лицо ее превратилось в кровавую массу. Клуни затих в углу. Анжела потеряла сознание.

Очнулась она в своей машине, на заднем сиденье. За рулем сидел незнакомый кавказец. Мертвая собака лежала на полу. Анжела не могла говорить, тихо простонала, и человек за рулем произнес, не оборачиваясь:

- Я оставлю тебя в твоем дворе. Приедет "скорая". Ты скажешь, что это сделали трое неизвестных пацанов. Если скажешь что-то другое, тебе не жить. А будешь умницей, Шамиль поможет, оплатит лечение. Ты все поняла?

Анжела поняла. И сделала так, как было приказано. Правда, позволила себе одну мелочь. Когда немного пришла в себя, отправила факс в кипрский банк, сообщила, что у нее украли кредитную карточку и она просит поменять кодовый номер.

Дело было в том, что после открытия счета Шамиль забрал у нее карточку и маленький запечатанный конвертик с номером. Она не могла снять ни копейки с этого счета, а он мог через банкомат в любой точке мира получить любую сумму.

Через десять дней она достала из почтового ящика плотный конверт, в котором лежала золотая "Виза", а еще через неделю ей отдельно прислали конвертик с новым кодом. Она накрепко запомнила четыре цифры кода, конвертик сожгла в пепельнице, а карточку спрятала за платяным шкафом, в щели под плинтусом.

Шамиль не сразу оплатил лечение. Сначала он исчез на полтора месяца. Потом появился, позвонил ей, стал просить прощения и через очередного маленького человечка в кепке передал продюсеру сумму на лечение в клинике пластической хирургии. О том, что она сделала с испанским счетом, он пока не знал.

Анжела смотрела в потолок. По потолку двигались бледные блики от огней далеких ночных автомобилей. Она думала о том, что с новым лицом она начнет все с начала. Уже без Шамиля. У нее хватит сил. В конце концов это просто очередной вопрос в бесконечном интервью, которое ведет с ней жизнь. На все предыдущие она отвечала блестяще. Ответит и на этот.

Глава девятнадцатая

Майору Логинову приснилась Юлия Николаевна. Они вдвоем шли по мокрому гравию. Кусок пространства, огороженный высоким забором с колючкой, был заполнен теплым мягким туманом. Бледное солнце скользило за голыми деревьями. Все тонуло в тумане, как будто плеснули воды на лист бумаги, на плоский акварельный пейзаж. Только Юлия Николаевна оставалась отчетливой, и хотелось прикоснуться к ней как к единственной реальности. Но он не мог. У него не было рук. У него вообще ничего было. Он, как человек-невидимка из романа Уэллса, состоял из пустоты, обмотанной бинтами.

Утром пришла медсестра Катя, принесла завтрак. Чай с молоком, геркулесовую кашу, йогурт. Сергей принялся за еду, Катя уселась на стул напротив. Вопреки обыкновению, она сидела молча. Глаза ее таинственно блестели.

Когда он допивал чай, она поднялась и встала над ним, загадочно улыбаясь.

- Наелся? - спросила она и отодвинула столик.

- Да, спасибо,- кивнул Сергей. Из кармана халата она достала маникюрные ножницы, с ловкостью фокусника разрезала бинт на затылке и сняла повязку.

- Только, пожалуйста, не падай в обморок, - быстро произнесла она и протянула ему небольшое круглое зеркало.

В первый момент ему показалось, что вместо лица у него сине-розовая подгнившая картофелина. Зрелище было отвратительное.

- Ну что скажешь? - спросила Катя и посмотрела него так, словно преподнесла ему какой-то потрясающий подарок, дорогой и совершенно незаслуженный.

- Если бы я был женщиной, то, наверное, сейчас умер от разрыва сердца, ответил Сергей и бросил зеркало на койку.

- Погоди, ты ничего не понял, это все заживет очень скоро, сойдут отеки. Ты обрати внимание, какой у тебя стал правильный, мужественный нос. А уши? Ты же был лопоухий и, наверное, поэтому не женился до тридцати шести лет.

- Вот оно что, у вас тут, оказывается, подпольная брачная контора. Так бы сразу и сказали, - Сергей отвернулся и уставился в окно.

- Не валяй дурака, - рассердилась Катя, - ты же отлично знаешь, что скоро будешь выглядеть совершенно нормально. Никаких рубцов не останется. Доктор, которая тебя оперировала, классный специалист. Возьми зеркало. Посмотри, какая тонкая работа!

- Да, - кивнул он, продолжая глядеть в окно. - Я оценил. Я в восторге. Выйди, пожалуйста. Мне надо побыть одному.

- Как скажешь, - она обиженно поджала губы, - но только учти, скоро явится ее светлость Юлия Николаевна. Мне-то все равно, понравилась тебе ее работа или нет. А мадам доктор может и обидеться. Она очень старалась.

- Почему же в такой ответственный момент ее нет с нами? - спросил он, рефлекторно искривил в усмешке то, что должно быть губами, почувствовал неприятное натяжение кожи и тут же представил, как безобразно это выглядит со стороны.

- Ну мало ли, вдруг ты неадекватно среагируешь? А так к ее приезду первый шок будет позади. Ты налюбуешься собой, успокоишься и встретишь мадам без агрессии.

- Как у вас здесь, однако, берегут нервную систему доктора, - проворчал он.

- A y нас вообще к людям относятся бережно и уважительно. Особенно к профессионалам. Юлия Николаевна классный хирург. Если бы у меня были проблемы с внешностью, я обратилась бы только к ней, - Катя сделала умное, серьезное лицо, - а ты, между прочим, ведешь себя как капризная баба. Все тебе не так.

- Ладно, иди!- зло рявкнул Сергей. Оставшись один, он взял зеркало и повернулся к свету. Лицо было покрыто рубцами, оставалось отечным, но уже проглядывали, определялись черты. Из зеркала глядел незнакомый человек. Даже глаза стали чужими. Они потемнели и налились тоской, из серых сделались почти черными. Сергей сразу, с первого взгляда, возненавидел это лицо. Какая разница, будет оно красиво или безобразно, когда сойдут отеки и заживут швы? Чужое лицо сулило ему абсолютное, глухое одиночество на всю оставшуюся жизнь. Оказывается, Юлия Николаевна не мудрствовала, слепила нечто правильное, абсолютно пропорциональное и стандартное, с квадратным подбородком, прямым носом, жестким тонким ртом и аккуратными ушами.

У настоящего Логинова был широкий вздернутый нос, полные губы. Большие тонкие уши при ярком солнце отсвечивали нежно-розовым огнем. Волосы на голове обрили еще давно, когда он попал сюда, и теперь вместо прежних мягких, рыжеватых, вьющихся, отрастал седой жесткий ежик.

Он вдруг с удивлением понял, как на самом деле любил свое неправильное лицо. Ни к чему так страшно не привыкаешь, как к самому себе.

Настоящий некрасивый Логинов глядел на отличную, красивую работу хирурга-пластика с тоской и отвращением, и стоило отложить зеркало, новое лицо тут же забывалось. Вероятно, так было задумано. Можно сто раз встретить эту физиономию в толпе и не узнать. Никто теперь его не узнает. Никогда.

"А мама?" - спросил кто-то внутри него незнакомым отрешенным голосом.

Ничего уже не болело. Чесались швы. Впервые он разрешил себе вспомнить тонкую стопку фотографий, которые видел в кабинете полковника Райского. Худенькая строгая старушка в гробу, такая же чужая, как его нынешнее лицо. Он не верил, что его мамы больше нет. Он мог себе это позволить, потому что его самого тоже нет. В госпитале при секретном центре ФСБ вернули с того света, соскребли со стенок, собрали по кусочкам кого-то другого.



Наталья Марковна Герасимова вошла в квартиру сына, аккуратно повесила плащ на плечики и несколько минут просто сидела на скамейке в прихожей, отдыхала.

У квартиры был нежилой вид. Наверное, потому, что Стас давно не ночевал здесь.

Зазвонил телефон.

- Ладно, нечего рассиживаться, - вздохнула Наталья Марковна и тяжело поднялась. Дел было много, а времени и сил мало. Она хотела собрать кое-какие вещи сына. Через три дня они всей семьей улетали в Грецию.

В трубке молчали. Она решила, что сейчас перезвонят, подождала немного, но повторного звонка не последовало.

"Как неприятно, наверное, кто-то проверяет, дома ли Стас. Обязательно надо будет потом поставить определитель. Володя всегда говорил..."

Она не успела вспомнить, что по этому поводу говорил муж, и застыла на пороге спальни, уставившись на большую кровать.

Стас с детства был приучен аккуратно, по-солдатски убирать свою постель. Вокруг него мог царить любой беспорядок, но постель всегда была застелена гладко, красиво, без единой складочки. Наталья Марковна знала, что сын ее каждое утро делает это автоматически, так же, как умывается и чистит зубы. То, что она увидела, вызвало у нее озноб и тесную глухую боль в груди.

Голый матрац. Две подушки, одна на полу, другая на стуле. Ее любимое итальянское покрывало исчезло. В белоснежном тугом матраце зияла омерзительная дыра, грязно-коричневая по краям. Наталье Марковне показалось, что дыра - след пули. В Стаса стреляли, когда он спал.

У нее не было сил объяснить себе, что это полнейший бред, потому что Стас давно не ночевал здесь, к тому же на матраце нет следов крови, а сын, живой и невредимый, находится сейчас у них дома, на Смоленской. Опасаясь очередного приступа астмы, она еле дошла до прихожей, дрожащими руками достала из сумки баллончик с вентолином, прыснула в рот и заметалась по квартире, пытаясь найти покрывало, но не нашла.

"Воры! - вспыхнуло у нее в голове. - Ну конечно, это всего лишь воры. От них не помогает никакая охрана, они, как тараканы, лезут из всех щелей".

Спокойно и деловито она проверила ящики стола, обнаружила, что деньги сына на месте и вообще все в полном порядке. Впрочем, какой-то детали не хватало. Промучившись несколько минут, она так и не поняла, что изменилось на письменном столе. Машинально схватила веник, стала подметать и тут увидела несколько клочков плотной бумаги. Это были обрывки черно-белой фотографии.

- Ну конечно! - горестно воскликнула она и опять кинулась к столу. Так и есть. Из-под стекла исчез самый большой и красивый снимок Стаса. Наталья Марковна сняла телефонную трубку, хотела позвонить сыну и спросить зачем он порвал свою любимую фотографию, испортил матрац и куда дел покрывало. Но тут же раздумала. О таких вещах не говорят по телефону. Она должна быстро собрать вещи и вернуться домой. Возможно, Стас объяснит, что произошло в его квартире.

Открыв шкаф, она принялась доставать брюки, рубашки, футболки, джинсы, шорты, легкие пуловеры. Аккуратно сложила пиджак от светлого льняного костюма. Все пахло хорошей туалетной водой. Все было чистое, отглаженное. На полках идеальный порядок. Наталья Марковна почти успокоилась. Она решила, чта чужих в доме не было, никто в шкафах и ящиках не рылся. А что произошло с покрывалом, почему дырка в матраце и зачем порвана фотография, это как-нибудь объяснится. Надо только поговорить со Стасом. Мальчик ничего от них теперь не скрывает. Ему страшно, он понял, что родители - самые близкие люди.

Наталья Марковна упаковала и застегнула чемодан, позвонила и попросила шофера Николая подняться.

В машине ей опять стало нехорошо. Она закрыла глаза, попыталась расслабиться и подумать о чем-нибудь приятном. Надо беречь силы ради сына.

- Деточка, надо беречь силы ради сына, - сказала полная пожилая докторша в военном госпитале в Абакане, - нельзя все время плакать. Пропадет молоко. Пойми, наконец, тебе сказочно повезло. Ребенок здоров, у тебя никаких осложнений. Ну что ты отворачиваешься? Посмотри мне в глаза, скажи что-нибудь.

Наташа сквозь пелену слез поглядела на докторшу и ничего не сказала.

Докторшу звали Эльза Витольдовна Шнитке, она была из ссыльных немцев.

- Рожать двойню в "газике" на горной дороге, с пьяной фельдшерицей, и сохранить ребенка - это просто чудо. - Эльза Витольдовна, аккуратно расправив халат, опустилась на стул и положила холодную мягкую ладонь Наташе на голову. Послушай добрый совет. Забудь ты о втором мальчике. Просто забудь и все. Не было его. Ты носила одного ребенка и родила одного.

Наташа тряхнула головой, скидывая ее руку, и произнесла хриплым злым голосом:

- Он родился первым. Я назвала его Сережей. Я его люблю. Принесите мне, пожалуйста, моего сына. Его пора кормить. У меня много молока. Второй мальчик все не съедает. Молока у меня на двоих детей. Почему вы не приносите Сережу?

- Наталья, прекрати! - крикнула докторша и нахмурилась. - Ты хочешь, чтобы я вызвала к тебе психиатра?

- Нет. Не хочу. Я не сумасшедшая, - сердито проворчала Наташа, - вот была бы я правда сумасшедшая, я могла бы поверить, что родила одного ребенка.

Эльза Витольдовна нахмурилась и тихо, монотонно произнесла:

- Тут у нас на третьем этаже лежит женщина, которая потеряла единственного ребенка. Теперь у нее никогда не будет детей. Ей удалили матку. Сейчас мы с тобой пойдем к ней, и ты поймешь, что такое настоящее горе. Тебе станет стыдно. Ну вставай, пойдем! Не хочешь?

- Где Сережа?

Докторша вышла из палаты и вернулась через три минуты с младенцем на руках.

- Вот твой Сережа. Вот он. Успокойся.

Наташа взяла мальчика, долго, внимательно смотрела в розовое сморщенное личико. Глазки были закрыты. Он спал, и ему что-то снилось. Он смешно гримасничал, улыбался, хмурился, открывал ротик, как голодный птенец. Но он был сыт. Десять минут назад Наташа его кормила.

- Это не Сережа. Это второй ребенок. Он сыт. Я должна покормить Сережу.

- Как ты его назвала?-спросила докторша и взяла у нее младенца.

- Не знаю.

- Ну ты что, Наталья? Ему уже скоро неделя. Надо как-то назвать. Смотри, какой он у тебя получился крепкий, красивый. Чудо, а не мальчик. Отличное имя Станислав. Пока маленький, можно Стасиком называть, можно Славиком. Как подрастет, родишь себе еще хоть троих, ты молодая, здоровая. Ну, ты поняла меня, Наталья?

- Да, Эльза Витольдовна, - смиренно кивнула Наташа, - я поняла. Станислав - хорошее имя. Стас. Стасик. Но я могу хотя бы посмотреть на Сережу?

Эльза Витольдовна молча вышла из палаты и унесла мальчика по имени Станислав.

Наташа осталась одна.

В военном госпитале лечились в основном мужчины. Кроме нее, была еще женщина, у которой умер ребенок, и какая-то партийная чиновница с диабетом. Наташа лежала в маленьком отдельном боксе и ей это нравилось. Не надо было ни с кем общаться, кроме Эльзы Витольдовны, нянек и медсестер.

Стоило закрыть глаза, и перед ней вставала одна и та же картина. Пустое тихое шоссе. Яркие заросли незабудок и багульника на сером гранитном подножии горы. Влажный темный брезент над головой. В двух шагах от "газика" стоит Володя с пестрым свертком на руках.

Ей хотелось посмотреть на ребенка еще раз.

Пантелеевна дала ей второго мальчика, завернутого в ее халат поверх пеленки. Он громко, требовательно кричал и морщил красное влажное личико. Наташа его тоже любила и радовалась ему, но все-таки первая, главная порция счастья была уже пережита и досталась первому мальчику.

- Это ж надо как орет, ну молодец, ну ты смотри, какой шустрый получился, а? Он вам с Володькой еще даст жизни, - фельдшерица успела достать бутылку красного сладкого вина, которую взяла для нее Наташа, приложилась к горлышку, сделала несколько жадных глотков. - Будь здоров, парень, расти большой!

Сквозь вечерний птичий щебет пробился мягкий далекий звук мотора. Володя протянул первого ребенка Пантелеевне и вышел на середину шоссе, чтобы остановить долгожданную машину.

- А этот смирный, тихонький, - умилилась фельдшерица, - прямо херувимчик. Смотри, уснул как крепко, - она уложила мальчика на сиденье, опять взялась за бутылку.

- Дай его мне, - попросила Наташа. Второй мальчик заливался бодрым, требовательным плачем. Первый молчал.

Фельдшерица закусила остатками колбасы, шумно высморкалась, прокряхтела:

- Эх, хорошо. Вон грузовик едет.

- Дай мне ребенка, - повторила Наташа.

- Да пусть спит, - махнула рукой фельдшерица, - ты тут побудь одна, мне по малой нужде надо. Главное, особо не ерзай, лежи спокойно, отдыхай.

Наташе страшно не нравилась тишина, исходившая от пестрого свертка. Она казалась какой-то холодной и таинственной. Наташу знобило от этой тишины. Она осторожно положила второго мальчика, потянулась к первому, неловко взяла его и чуть не выронила, так сильно тряслись руки.

Он правда был похож на херувима. Личико разгладилось, из ярко-красного сделалось белым, прозрачным.

- Сергей, - прошептала Наташа, - Сергей Владимирович Герасимов. Сереженька.

Подъехал грузовик. Володя на руках перенес Наташу в кабину. Она продолжала держать первого ребенка. Второго взяла Пантелеевна и влезла на сиденье рядом с Наташей, пьяно икая и приговаривая:

- Вот и хорошо, в тесноте да не в обиде.

Володе пришлось остаться на шоссе, стеречь казенный "газик" и ждать следующей машины, чтобы взяли на буксир или одолжили домкрат.

Водитель грузовика, пожилой маленький тувинец, как только тронулся, сразу запел. Горловое тувинское пение, монотонное, непрерывное, похожее на гул фантастической инопланетной машины, незаметно убаюкало Наташу, второго крикливого мальчика, пьяную в дым фельдшерицу. Проснулись они уже в Абакане. Была глубокая ночь. Часовой долго не хотел открывать ворота. Машина чужая, невоенная, водитель плохо говорил по-русски. Но оказалось, что гарнизонный доктор предупредил по радиосвязи главврача, и Наташу ждали.

Обоих мальчиков сразу унесли, Наташу осмотрели, обработали, как положено, уложили в отдельную палату. Она проспала десять часов. Ей совершенно ничего не снилось.

Утром принесли ребенка. Только одного. Она сразу узнала второго мальчика, еще безымянного. Спросила, где другой, первый. Сестра невнятно пробормотала, что он немножко приболел.

Второй мальчик жадно сосал молозиво. Наташа думала о первом, о Сереже. За второго она была спокойна. Его уносили, приносили. В перерывах между кормлениями и осмотрами она проваливалась в тяжелый тревожный сон. Просыпаясь, то и дело спрашивала о Сереже и не получала вразумительного ответа.

На третий день к ней в палату вошел Володя. Он был в белом халате, в шапочке и марлевой маске. Она не сразу узнала его, а узнав, заплакала.

Он отводил глаза, пытался шутить, говорил о какой-то ерунде, наконец спросил:

- Как мы сына назовем?

- Старшего Сережей, а младшего - не знаю, - ответила Наташа.

- У нас с тобой один сын, - произнес он еле слышно. - Сергей - хорошее имя. Мне нравится.

- Как это - один? У нас двое детей. Близнецы. Мальчики.

- Наташенька, второй ребенок умер, - прошептал Володя ей на ухо и сухо поцеловал ее сквозь несколько слоев марли.

Наташа погладила его руку и улыбнулась:

- Что за глупости, Володя! Я кормила второго мальчика час назад. Он здоров, у него отличный аппетит. Почему-то первого, Сереженьку, до сих пор не приносили, говорят, он немного приболел. Ты выясни у врача, что с ним, они здесь все какие-то бестолковые, ничего не могут объяснить.

Володя отвернулся и повторил чуть громче:

- У нас один сын. Было двое. Остался один,

- Подожди, ты ничего не помнишь, что ли? - рассердилась Наташа. - Родился Сергей. Потом у меня опять начались схватки. Пантелеевна отдала Сережу тебе и стала принимать второго. Он не сразу закричал, но Пантелеевна прочистила ему носик, ротик, и он завопил, как положено. Сережа спокойно спал у тебя на руках, ты услышал, как едет машина, отдал его Пантелеевне. Он спал.

- Он умер, - мягко произнес Володя, - он просто перестал дышать. Я тоже думал, что он спит.

У Наташи перехватило дыхание. Володя произнес вслух то, что она уже знала. Но категорически отказывалась верить.

- Я похоронил его сегодня здесь, на городском кладбище, договорился со сторожем, он поставит пирамидку с именем, чтобы можно было потом найти могилу. Если ты захочешь.

- Нет, - Наташа так сильно замотала головой, что слетела ситцевая косынка и немытые свалявшиеся волосы разметались по лицу, - я тебе не верю. Ты врешь.

Володя не пытался ее убеждать. Он просидел с ней еще долго, пока дежурная сестра не попросила его уйти, и все время он молчал, гладил Наташу по голове, держал за руку. Она тихо, безутешно плакала.

- Будешь истерики закатывать, скажу врачу, тебе назначат успокоительные и не разрешат кормить ребенка, - предупредила сестра.

- Хорошо, - согласилась Наташа и насухо вытерла лицо платком, - я больше плакать не буду.

И действительно, с тех пор она упрямо загоняла слезы внутрь, глотала их, и ее молоко, наверное, стало соленым. Но второй мальчик ел жадно и набирал вес.

Каждый день она спокойно, без истерики, просила, чтобы принесли Сережу. Сестры и няньки смотрели на нее как на сумасшедшую. Врач Эльза Витольдовна терпеливо и ласково объясняла ей, что Сережи нет. Наташа знала, но не верила. Ей казалось, что если она, как все остальные, хотя бы на миг поверит, то предаст своего первенца. Пусть они думают и говорят что угодно. Для нее Сережа жив. Они близнецы со Стасиком, и все в последующей жизни будет происходить у них одинаково. Когда встанет на ножки и сделает первые шаги Стасик, начнет ходить и Сережа. В один день они произнесут первые слова. Вместе пойдут в школу. Возможно, у Володи один сын. Это его дело. А у нее их двое.

Через десять дней Володя приехал забрать ее с ребенком домой, в гарнизонный городок. На прощание Эльза Витольдовна поцеловала ее и прошептала на ухо:

- Пусть для тебя он останется живым. Если тебе так легче - пусть. Но не надо никому говорить. Это твоя тайна. Поняла? У Наташа благодарно кивнула в ответ.

В гарнизонном городке они прожили еще четыре года. Стасик рос здоровым, разумным, и поскольку таких маленьких детей в городке больше не было, его все любили, баловали. Наташа ни разу никому не сказала о Сереже, но постоянно чувствовала его незримое присутствие.

Лоскутное одеяльце, в которое он был завернут, Володе вернули в госпитале, и позже. Наташа отыскала пестрый комок в фанерном чемодане под тахтой. Когда ей было плохо - от усталости, от ссоры с мужем, от капризов Стасика, она потихоньку доставала это одеяльце, долго сидела на полу, уткнувшись в него лицом.

Однажды Пантелеевна, напившись в дым, стала рассказывать четырехлетнему Стасику, что у него был братик, который вместе с ним рос в мамином животе, но потом умер.

- Такой хорошенький, такой лапочка, настоящий херувим, - бормотала она, проливая пьяные слезы.

Не было взрослых при этом разговоре. Маленький Стасик не любил пьяных, Пантелеевну не слушал, и в памяти его отпечаталось только одно непонятное слово: херувим. Потом, коверкая звуки, он спросил у отца, что это такое.

- Ну это вроде ангела. Сказочное существо, которого на самом деле нет, - объяснил Володя.

За четыре года старший лейтенант Герасимов успел стать капитаном. Служебные дела шли отлично, из гарнизона семья вернулась в Москву. В связи с известными событиями в Чехословакии органы укрепляли кадровый состав, и на этой волне капитан Герасимов получил хорошую должность в одном из отделов Управления погранвойсками. В знаменитом здании на Лубянке у него появился собственный стол в просторном кабинете, где кроме него работали еще пятеро офицеров.

Молодой семье почти сразу дали хорошую двухкомнатную квартиру неподалеку от метро "Красносельская". Наташа вернулась в институт на заочное отделение. Устроилась работать учительницей начальных классов в школу неподалеку от дома. Стасик начал ходить в один из ведомственных детских садов. Но капризничал, притворялся больным, устраивал истерики по дороге, в саду вел себя ужасно. Наташа часто слышала от воспитательниц что-нибудь новенькое. Стасик укусил до крови девочку, которая отказалась с ним играть. Стасик проник на кухню и высыпал пачку соли в кастрюлю с манной кашей. Клянчил у мальчика машинку, тот не дал, и Стасик разломал ее, истоптал ногами. При малейшем запрете, возражении, упреке на него накатывали короткие внезапные приступы ярости. Личико багровело, глаза становились белыми. Ругать и наказывать его было трудно. Сделав очередную гадость, он становился трогательным, ласковым, клялся со слезами, что совершенно ничего не помнит и не понимает, в чем виноват. Некоторое время ходил тихий, робкий, вел себя идеально, а потом опять выкидывал какую-нибудь пакость.

Наташа рассказывала шестилетнему ребенку о том, что у него был братик-близнец Сережа. Он умер сразу после рождения, и поэтому Стасик обязан жить как бы за двоих. Вот братик Сережа никогда бы не укусил девочку. И ни за что не сломал бы чужую машинку. Она сравнивала живого мальчика с умершим, и нежный крошечный херувим Сережа всегда выигрывал.

У нее осталась привычка плакать, уткнувшись лицом в лоскутное одеяльце, как будто жалуясь Сереже на его сложного брата. И вот однажды после очередного конфликта с сыном она не нашла своего тряпочного талисмана. Стала метаться по квартире, потрошить ящики, раскидывать вещи.

Была глубокая ночь. Володя уехал в командировку. Стасик спокойно спал. Наташа совсем потеряла голову. Влетела в комнату сына, включила свет, принялась выворачивать все из шкафа, опрокинула корзину с игрушками. Стасик спал крепко, свет и шум не разбудили его. Наташа была готова выдернуть ребенка из-под одеяла, разворошить его кровать. Она уже не отдавала себе отчета в том, что творила. И вдруг на дне корзины с игрушками она увидела знакомый лоскуток, голубой, в белый горошек. Она замерла и перестала дышать. А потом успокоилась, словно на нее вылили ушат ледяной воды.

Уже не спеша, стараясь не шуметь, она принялась собирать игрушки. Целая куча разноцветных лоскутков вместе с ошметками серого ватина вывалилась из большой картонной коробки от конструктора. Наташа увидела, что ткань рвали и резали ножницами. Несколько минут она стояла, не зная, как быть дальше. Ей было страшно, и стыдно за собственную истерику, и жаль одеяльца, единственной вещи, которая осталась от Сережи. Но главное, она не понимала, как говорить об этом со Стасиком и говорить ли вообще.

Она затылком почувствовала его взгляд. Он давно не спал, но стоило ей повернуться, тут же закрыл глаза.

- Сынок, зачем ты это сделал? - ласково спросила она, присела на край кровати и погладила его по голове.

Он продолжал притворяться, что спит.

- Я не буду тебя ругать, наказывать, только скажи, зачем?

Он, не открывая глаз, повернулся к стене и накрылся с головой. Несколько минут она просидела рядом с ним молча, потом отправилась за веником и совком, собрала ошметки своего сокровища, прибрала в комнате, выключила свет и тихонько прикрыла дверь.

Утром, после завтрака, она повторила свой вопрос. Шестилетний Стасик смотрел на нее совершенно взрослыми стеклянными глазами и недоуменно пожимал плечиками.

- А что случилось, мама? Какое одеяльце? Нет, я ничего не знаю.

В трамвае, по дороге в сад, он устроил жуткую истерику, упал на грязный пол в проходе, стал колотить ногами и орать. Наташа решила показать его детскому невропатологу. Доктор посоветовал ей забрать ребенка из сада и, если средства позволят, нанять няню.

С тех пор прошло тридцать лет. Когда Наталья Марковна увидела разодранный матрац, клочья фотографии, она отчетливо вспомнила историю с лоскутным одеяльцем. И почти не удивилась, что на все ее вопросы тридцатишестилетний Стас пожимал плечами и, глядя на нее стеклянными глазами, говорил:

- А что случилось, мама? Какая дыра? Какая фотография? Понятия не имею, куда делось это чертово белое покрывало. Я ничего не знаю, оставь меня в покое.

Глава двадцатая

В коридоре послышались шаги. Сергей быстро сел, спустил ноги и уставился на дверь. Он откровенно признался себе, что ждет Юлию Николаевну с таким чувством, словно у них назначено свидание где-нибудь на Патриарших или на Чистых прудах. За несколько секунд ему успели привидеться утки, скамейки, чугунная ограда, букет тюльпанов и даже хруст целлофана, в который завернуты цветы. Но в палату вошел полковник Райский, и все встало на свои места.

Белый халат был небрежно накинут на плечи. Очки поблескивали, губы раздвинулись в приветственной бодрой улыбке.

- Добрый день. Дайте-ка на вас посмотреть, - он подошел, наклонился и уставился в лицо Сергею. От его пристального ледяного взгляда заныли сразу все швы.

- Ну что, вы довольны результатом? - спросил Сергей, зло глядя в глаза полковнику и видя сразу две свои бесформенные, сине-красные физиономии в стеклах его очков.

- Слушайте, а почему такая враждебность? - Райский отступил на шаг и опустился на стул. - Кажется, я не слишком часто утомляю вас своей скромной персоной, а вы прямо в видеокамеру заявляете, что устали от меня. Обидно, честное слово.

- Я устал от неопределенности. От вранья, которым меня здесь кормят по вашему приказу, - объяснил Сергей, не поднимая головы.

Райский сделал вид, что не расслышал и продолжал:

- Я уже говорил на эту тему с Юлией Николаевной. Она извинилась за вашу совместную выходку. Между прочим, я вовсе не запрещал ей снимать маску в вашем присутствии. Я просто попросил. Неприятно, когда из тебя делают злодея и деспота. Мы поговорили с ней, она извинилась. Теперь ваша очередь.

- Вы ждете моих извинений, полковник? Они вам нужны?

- Ну а как же! - Райский снял очки и принялся протереть их полой халата, хотя стекла и так были идеально чистыми. - Мы работаем вместе, у нас должны сложиться открытые, доброжелательные отношения. Иначе нам будет тяжело. Ладно, если не желаете извиняться, не надо. Давайте просто забудем этот ваш спектакль перед видеокамерой. В каком-то смысле я даже рад, что вы повели себя так непосредственно, так по-детски, и особенно рад, что у вас с Юлией Николаевной столь теплые отношения. Надо дружить со своим доктором. Это способствует выздоровлению.

- С чего вы взяли? - смущенно рявкнули! Сергей.

- Да ладно вам, - Райский противно улыбнулся и даже подмигнул, присутствие красивой умной женщины всегда бодрит. Если вы обращаете на нее внимание, значит, поправляетесь. Вы нужны мне здоровым, майор. Здоровым и сильным.

- Зачем? - Сергей тоже попытался улыбнуться. Конечно, не получилось. Он впервые почувствовал, до чего трудно разговаривать без всякой мимики, когда твое лицо и не лицо вовсе, а какой-то говорящий гнилой овощ.

- Да, я могу представить, как давно вы ходите задать мне этот вопрос и еще множество других вопросов, - медленно, задумчиво проговорил Райский, надел очки и после паузы спросил уже другим, резким хриплым голосом. - Вы готовы к разговору, майор?

Было в этом нечто театральное, заранее продуманное. Полковник кокетничал, красовался перед человеком, который полностью зависел от него. Кроме зависимости он хотел еще и личной симпатии.

Сергей не собирался подыгрывать. Он ничего не ответил, лишь слегка кивнул головой.

- Вас прежде всего интересует, почему я решил изменить вам внешность и не предупредил об этом заранее, не поставил в известность? Так или нет?

- Вообще-то хотелось бы знать.

- Хотелось бы... А сами не догадываетесь? Ну скажите, ведь у вас наверняка есть какое-то собственное объяснение?

- Есть. Но лучше я воздержусь.

- Да что уж там, выкладывайте все честно, я не обижусь.

- Вы ломали меня, - медленно, чуть слышно сказал Сергей, - вы решили использовать меня в какой-то своей игре, и вам понадобилась полная, абсолютная власть надо мной. Вы хотели показать мне, что меня больше нет, есть только ваша воля, которой я должен слепо подчиняться.

- Ай-ай-ай, - Райский укоризненно покачал головой, - звучит прямо как цитата из дурного шпионского романа. Абсолютная власть... Откуда в вас это, майор? Надо проще смотреть на вещи и лучше думать о людях.

- Ну, значит, я глупей, чем вам кажется, - дожал плечами Сергей, - с удовольствием выслушаю вас, Михаил Евгеньевич.

Райский достал сигареты, предложил Сергею. Они оба закурили. Полковник встал, прошелся по палате в глубокой задумчивости и наконец заговорил, медленно, негромко, как бы размышляя вслух:

- Вы, майор Логинов, выжили случайно. Я люблю случайности. Я им верю. От них, знаете ли, пахнет промыслом Божьим. Я атеист, но запах дивный. Есть два варианта вашего дальнейшего существования. Вариант первый. Мы вас подобрали, вылечили и с чистой совестью сдаем вашему руководству, вместе с видеоматериалами и готовыми заключениями наших экспертов. А может и без них. В конце концов, это не наши проблемы, пусть разбираются сами, верно? И вот тут встает вопрос: захотят ли они разобраться? Провал сверхсекретной операции элитного спецназа ГРУ- это ведь позорище какой! Вспомните обстоятельства, при которых вы попали в плен. Как вам кажется, Исмаилов был предупрежден?

- Возможно, - нерешительно кивнул Сергей.

- Он отлично подготовился к встрече, - продолжал Райский с грустной усмешкой, - возглавляемая вами подгруппа нападения была отрезана. Боевиков оказалось в двадцать раз больше, чем вы ожидали. Как вы думаете, почему? И каким образом удалось взорвать вертолет вместе с вашей подгруппой обеспечения? Аллах надоумил Исмаилова срочно подтянуть к селу еще четыре сотни своих людей? Нет? Я тоже так не думаю. Как вам кажется, на каком этапе могла произойти утечка информации? Через радиоперехват? Исключено. Ваш отряд был обеспечен новейшей системой связи, способов перехвата пока не существует. Ладно, давайте скажем прямо: Исмаилова мог предупредить только человек из вашего штаба. Что из этого следует лично для вас, майор? Правильно. Этот человек сделает все возможное, чтобы без всяких разбирательств вас отдали под трибунал. Вы единственный, кто уцелел после позорного провала. Но вы согласились перейти на сторону боевиков, существует документальное подтверждение. А показаниям предателя нельзя верить. Скорее всего и трибунала никакого не будет. Вас тихо и бесследно уничтожат. Ну разве не обидно? Мы вас вытащили с того света, подняли на ноги.

- Спасибо, - Сергей загасил сигарету, встал, подошел к высокому окошку и, приподнявшись на цыпочки, открыл его.

- Да на здоровье! - широко улыбнулся Райский, проводив его взглядом. - Итак, мы с вами проговорили первый вариант. А теперь давайте уясним второй. Тот, по которому, собственно, мы и действуем. Чтобы обеспечить вам безопасность, было решено изменить внешность, снабдить новыми документами, ну и так далее. К счастью, семьи у вас нет. Единственный близкий человек, ваша мама, скончалась. Вы начинаете жить с нуля. Случай уникальный - биография новорожденного младенца и опыт командира спецназа ГРУ. Вы поняли меня наконец?

- Почти.

- Что не ясно?

- Почему этот разговор происходит сейчас, а не до пластической операции?

-Так получилось, - пожал плечами Райский, - ничего специального. Никто не собирался вас унижать, ломать. Просто сначала идея еще не созрела, я не был готов к разговору с вами, не решил, каким образом собираюсь вас использовать, но тут вмешались экстренные обстоятельства и пришлось действовать очень срочно. Мне некогда было обсуждать это с вами. А перепоручить кому-то другому столь важный разговор я не считал возможным. Однако все уже позади. Хотите посмотреть, каким вы станете, когда сойдут рубцы?

Не дожидаясь ответа, он вытащил из кармана халата несколько цветных фотографий.

Никакого всплеска эмоций изображение на снимках не вызвало. Просто лицо и все. Нормальное. Не уродливое, не слишком красивое, не умное, не глупое. Пустой макет, который может быть подсвечен изнутри чем угодно - великодушием или злобой, интеллектом или тупостью.

- Считайте, вам повезло, - весело заметила Райский, наблюдая за реакцией Сергея, - этот человек мог оказаться куда менее привлекательным, и все равно пришлось бы стать его двойником. Во всяком случае на время. Чтобы сразу внести ясность, скажу. Зовут его Станислав Владимирович Герасимов. Возраст ваш. Тридцать шесть лет. Вообще много общего. У вас отец был военным. У него генерал ФСБ в отставке. Вы оба коренные москвичи, у вас похожий тембр голоса, одинаковый рост и, если вы немного поправитесь, будет одинаковый вес. У вас, как ни странно, одна группа крови, одинаковый цвет глаз, волос и кожи. Правда, волосы у вас поседели, а у него никакой седины, но это не проблема, сами понимаете. Придется перекраситься в пепельно-русый цвет и перенять некоторые его мелкие привычки. Например, он носит только замшевую обувь, пользуется туалетной водой от Гуччи, совсем не пьет. Много курит. Хорошо водит машину. Аккуратен, чистоплотен. Главная его слабость - женщины. Встречается сразу с несколькими. Пожалуй, это единственный вид спорта, который его увлекает. Никогда не был женат. Избегает ситуаций, требующих принятия решений. Панически боится ответственности, любой, даже за себя самого. Изнежен, инфантилен. Физически и психологически слаб. Впрочем, что я вам раньше времени голову забиваю? Это отдельный разговор. Как видите, при внешнем сходстве вы с ним совершенно разные люди. Но знаете, что вас по-настоящему роднит? - Райский сделал выразительную, долгую паузу и, приблизившись к Сергею, чуть слышно прошептал ему на ухо: - За ним охотится наш с вами общий приятель Шамиль Исмаилов.

До этой минуты Сергей сидел расслабленно, по старой спецназовской привычке опустив руки как плети, вытянув ноги, чуть приоткрыв рот. Но когда прозвучала последняя фраза, он стиснул зубы, вскинул голову, выпрямился и его опухшие глаза живо заблестели. Райский был явно доволен такой реакцией, он одобрительно улыбнулся и продолжал:

- Вы знаете, сколько сил и времени потрачено на Исмаилова. Он ускользает от самых опытных агентов, из самых хитрых ловушек. Он учился этому в Высшей школе КГБ. Смешно? Жаль, что вам пока нельзя смеяться. Шамиль Исмаилов с отличием закончил факультет диверсионно-подрывной деятельности. Он умеет срезать хвосты и уходить на дно. У Исмаилова совершенно неопределенное лицо. Вы сами знаете, у него нет никаких особых примет. Он не похож на кавказца. Стоит ему изменить какую-нибудь деталь в своей внешности, и он становится неузнаваем. Но, думаю, вы, майор, узнаете его в любом камуфляже и даже в темноте, с завязанными глазами. И в этом тоже есть определенная уникальность. Если кто с нашей стороны и видел Исмаилова так близко, то не выбирался живым. Верно?

Сергей молча кивнул.

- Я проанализировал все известные мне попытки захвата и ликвидации Исмаилова и проследил четкую закономерность, - продолжал Райский, - кто бы ни планировал очередную операцию, ГРУ, МВД или наше ведомство, всякий раз он легко исчезает. За ним охотятся в Чечне, а он в это время преспокойно разъезжает по Москве в шикарных иномарках, ужинает в самых дорогих ресторанах. Его пытаются захватить в Москве, а он загорает на Кипре. Десятки агентов в сотрудничестве с Интерполом и местной полицией расставляют для него ловушки за границей, в аэропортах, а он уже в Грозном, и никто не знает, как там его найти. О нем говорят, что у него, как у кошки, девять жизней, что он имеет контакт с инопланетянами, которые ловко, незаметно, а главное, вовремя переносят его из одной географической точки в другую. На самом деле все просто. Никакой мистики. У Исмаилова есть свои люди в силовых структурах, на самом верху. Более того, у него есть серьезнейший компромат на своих тайных союзников, и они знают, в случае его смерти этот компромат станет достоянием общественности. Я хочу вскрыть нарыв. Мне надо взять его живым, мне надо, чтобы он начал давать показания. Его охота на Станислава - это шанс.

- Охота? - тихо переспросил Сергей. - Почему же Исмаилов до сих пор не сумел убить его? Так хорошо охраняют?

- В том-то и дело, что нет. Тут совершенно особая, уникальная ситуация. Единственный и главный мотив Исмаилова - личная месть. Станислав пытался ухаживать за его любовницей, но, потерпев неудачу, распустил сплетню, будто это она вешалась ему на шею. Исмаилов со своим свирепым восточным темпераментом страшно избил девушку, изуродовал ей лицо, а потом узнал, что она перед ним чиста, что Станислав оклеветал ее.

- Между прочим, он довольно паскудный тип, этот ваш Станислав Герасимов, - тихо пробормотал Сергей.

- Ну да, - кивнул Райский, - наш друг Исмаилов тоже так считает. Было одно неудачное покушение, но затем последовали события совсем другого рода. Он играет с жертвой, дразнит, сводит с ума. Рано или поздно ему захочется насладиться плодами своих усилий и посмотреть на Станислава собственными глазами. Но на месте слабого, беспомощного, сломленного человека окажетесь вы.

- А если не захочется?

- Тогда мы попробуем пробудить в нем это желание, - Райский снял очки и подмигнул, - он любит красивые, театральные эффекты. Если бы он хотел просто убить Станислава, то давно бы сделал это. Но у него явно другой интерес. Знаете, существует версия, будто серийные убийцы, выполнив определенную программу, чувствуют, что должны остановиться. Но сами не могут и подсознательно стремятся в ловушку.

- Да, я где-то читал об этом. Но не верю. К тому же Исмаилов не маньяк, а террорист, - возразил Сергей.

- Ну разница не столь велика - тонко улыбнулся Райский, - главное, что Исмаилов дает вам шанс довершить боевую операцию, которая провалилась не по вашей вине. Вы возьмете его живым. У нас осталось еще множество деталей, но и времени вполне достаточно. Ваше лицо заживет не ранее чем через пару недель. Разумеется, не надо объяснять, что разговор этот должен остаться строго между нами.

- Разумеется, - эхом отозвался Сергей.


На главную

Читать онлайн полностью бесплатно Дашкова Полина. Херувим (Том 1)

К странице книги: Дашкова Полина. Херувим (Том 1).

Page created in 0.00976991653442 sec.


Источник: http://e-libra.ru/read/312500-heruvim-(tom-1).html



Дашкова Полина. Херувим Боль в правому боку на спине

Простуженная поясница Простуженная поясница Простуженная поясница Простуженная поясница Простуженная поясница Простуженная поясница